Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нарушение прав автомобилистов и пешеходов как детонатор будущей трехцветной "красно-желто-зеленой" революции


[ Радио Свобода: Программы: Права человека ] [26-07-05] Человек имеет право Ведущий Карэн Агамиров "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека. Карэн Агамиров: Наша сегодняшняя тема - "Нарушение прав автомобилистов и пешеходов как детонатор будущей трехцветной "красно-желто-зеленой" революции". Участники передачи: лидер общественной правозащитной организации "Свобода выбора" Вячеслав Лысаков, адвокат Вадим Прохоров, заместитель главного редактора журнала "Моторевю" Александр Астапов и автомобилисты - бывалый Алексей Голосов и начинающая Виктория Слесарева. Врачи, учители и прочие обделенные бюджетники, пенсионеры и студенты, а теперь вот еще и автомобилисты громко протестуют. Причем последние это сделали с помпой. 19 мая на улицы российских городов вышли около 60 тысяч железных коней с оранжевыми ленточками в "гривах". А я бы лично заменил их на красно-желто-зеленый триколор - под стать огням светофора. Включив аварийную сигнализацию, они "процокали" неспешно, с достоинством по главным площадям, а в Москве "прогарцевали" по асфальту Рублевского шоссе и Кутузовского проспекта. Однако к Белому дому им массово прорваться не удалось, да, Вячеслав. Вячеслав Лысаков: Да. Карэн Агамиров: Сколько машин проехали туда? Вячеслав Лысаков: Первоначально там уже люди собрались - где-то не менее 300 машин, наверное, одна группа была. Вторая группа машин, которую я вывел с Гребного канала, где они собирались, мы не знали количество, которое соберется в этот день, но это было где-то не менее 500 машин. Карэн Агамиров: И вот лидера нового общественного движения "Свобода выбора" Вячеслава Высокова, который сейчас находится в студии, задержали и препроводили в УВД Драгомилово. Так он и его движение стали знамениты. Расскажите нашим радиослушателям о том, чего вы добиваетесь. Вячеслав Лысаков: Наверное, два слова о том, откуда мы появились. Наше движение возникло на базе Интернета, интернетовского общения. Буквально за четыре дня до заседания правительства 19 мая, о котором мы узнали, где должен был обсуждаться вопрос развития нашего несчастного автопрома, одним из пунктов, как сообщили некоторые средства массовой информации, должен был рассматриваться вопрос о запрещении или ограничении правого руля. Поскольку костяк нашего движения составляют "праворульщики", то есть владельцы японских автомобилей, мы решили, что пора нам сказать свое решительное "нет" правительству, показать свою волю, собрать по всем российским регионам по возможности - и таким образом немножко сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Ну, вот в 44 регионах прошла эта акция, в том числе и в Москве, 19-го числа. Люди выехали к своим администрациям, чтобы подать знак Москве. Принцип был такой: мы хотели показать, что достаточно издеваться над народом, хватит нам выкручивать руки и выворачивать карманы, мы имеем право сами выбирать машины, идеи, музыку, мысли, президента и так далее. Первоначально задумка была, конечно, показать свое отношение только к этому решению правительства, то есть к решению отменить или запретить правый руль. Это наша собственность, и нас это касается в первую очередь. Карэн Агамиров: Вообще акция протеста автомобилистов - это нечто новое. Я много освещал разных акций протеста, начиная с шахтерских волнений в конце 80-х, но это что-то абсолютно новое, и так просто их не разгонишь. Вячеслав Лысаков: На самом деле здесь интересно складывается ситуация. Дело в том, что движение наше состоит из совершенно разного возраста людей и разного социального статуса. То есть здесь уникальное сочетание, ведь владельцы иномарок - это люди, в принципе, среднего класса, если не углубляться в терминологию. Среди нас есть и менеджеры, и военные, и студенты, и женщины, и пешеходы, и "леворульщики", и мотоциклисты. Вот Саша Астапов, кстати, мотоциклист, и он вошел в наше движение, как и его товарищи. Карэн Агамиров: У нас уже есть звонок. Николай из Ростова-на-Дону, слушаем вас. Слушатель: Здравствуйте. Я не могу сказать ничего нового, но я эксплуатирую две японские машины - грузовичок и легковую, и они мне служат верой и правдой. И конечно, если будут запреты, то мы должны что-то делать обязательно, потому что на самом деле это отъем собственности. Насколько я знаю, в Англии ездят и на правых, и на левых, и это гораздо более цивилизованная страна, чем Россия. И там ни у кого и мысли не возникло запрещать автомобили. Карэн Агамиров: А в Ростове у вас много праворульных автомобилей? Слушатель: Да, очень много. Вячеслав Лысаков: Это Новороссийск рядом. Ростовская область и Ставропольский край - там достаточно много праворульных. Карэн Агамиров: У людей впечатление, что только на Дальнем Востоке их много. Вячеслав Лысаков: Нет, Краснодарский край, Ростовская область и Ставропольский край - там много праворульных машин. Карэн Агамиров: А где еще? В Москве, например, сколько? Вячеслав Лысаков: Статистики нет, многие машины не зарегистрированы как праворульные, то есть не везде есть такая графа. Но по России это где-то порядка 2 миллионов машин, и это с учетом того, что каждый праворульщик имеет жену, мужа, родителей и детей, это несколько миллионов человек, которых это касается непосредственно, все эти проблемы. Карэн Агамиров: Вот эта история с попыткой запрета праворульных автомобилей, она же очень давно тянется. Я помню, был на Дальнем Востоке в 1995 году, с моим коллегой Петром Вайлем, и вот там уже тогда поднимался большой шум, и это каждый год, по-моему, повторялось, потом притихло немножко, и в этом году опять. Вячеслав Лысаков: Проблема вот в чем. Маленькая справочка: в Японии самые высокие стандарты качества на внутреннем рынке. Японцы работают так, как мы работали раньше, но если мы делали на экспорт получше, а для себя похуже, то японцы делают наоборот: они для себя делают лучше, на внутренний рынок, и эти машины не экспортируют никуда. Поэтому если мы покупаем бэушные машины, сэконд-хэнд, то мы уверены в их высочайшем качестве. Даже 10-летняя японская машина или 15-летняя по всем своим параметрам абсолютно превосходит: про нашу отечественную я вообще не говорю, но даже современные европейские и американские автомобили. Потому что там есть ноу-хау, которые на 5, 7, 10 лет опережают просто автомобилестроение в целом. Карэн Агамиров: Я хочу спросить Вадима Юрьевича Прохорова, адвоката. Насколько правомерно, собственно говоря, поднимать вопрос о запрете автомобиля с правым рулем юридически, с правовой точки зрения? Вадим Прохоров: Дело в том, что на сегодняшний день в законодательстве нигде, слава богу, нет запрета на использование в Российской Федерации автомобиля с правым рулем. Можно сколь угодно кивать на опыт других стран, и, в принципе, действительно, в той же Англии, насколько я понимаю, запрета на леворульные машины нет, хотя их там чрезвычайно мало. Но мы же живем в конкретной исторической ситуации, когда огромное количество населения просто не может себе позволить никакую иную машину, особенно в дальневосточных регионах. Таким образом мы отсекаем от права пользоваться своей собственностью. Есть в Конституции право на использование своих трудовых способностей для какого-то заработка, если это знаменитые грузовички японские, обеспечивать семью и так далее. То есть существуют вполне конкретные конституционно-правовые интересы граждан, которые будут просто серьезнейшим образом нарушены, а в некоторых регионах просто тотально нарушены, если такой запрет все-таки произойдет. На сегодняшний день этого запрета нет, и как раз правительство периодически, я так понимаю, и приступает, подходит к обсуждению этого вопроса, пытаясь тем самым пролоббировать понятные интересы отечественного автопрома, качество работы которого, в общем-то, даже уже и обсуждению в значительном большинстве случаев не подлежит, с моей точки зрения. Поэтому запрета нет. Вячеслав Лысаков: Там есть один момент. Дело в том, что правительство, особенно после нашей акции, поняло, что прямой запрет чреват просто социальными потрясениями. 19-го акция показал микросрез возможных событий. Дело в том, что чиновники пошли другим путем. На наш сайт 19may.ru, который мы создали, вышел: Карэн Агамиров: Вы назвали сайт по дате первой акции вашей? Вячеслав Лысаков: Да, по дате нашего рождения. Когда люди почувствовали себя людьми, когда люди, извиняюсь за выражение, не захотели больше себя ощущать быдлом, захотели себя почувствовать свободными гражданами, которые имеют право на право, скажем так. Нашему движения вообще два месяца, получается. Так вот, открылся сайт, и на этот сайт пришел советник министра Христенко Стас Наумов, который вел с нами достаточно долгий и напряженный диалог, писал в "личку" многим письма, приводил свои аргументы, показывал программу правительства и так далее. Но, честно говоря, мы поняли одну вещь, что правительство хочет уйти от политической ответственности и переложить вопрос задушения праворульных автомобилей на подзаконные технические акты. То есть они хотят с помощью каких-то технических документов - соответствие и несоответствие оптики и так далее - постепенно придушить конкурентов нашего автопрома. Карэн Агамиров: Свет фар, например, да? Вячеслав Лысаков: Да. Кстати, это все решается, это не проблема. И, кстати, у американских машин тоже свет фар неправильный, но о них никто не говорит вообще. Вадим правильно сказал, я просто еще не успел об этом сказать, здесь разгадка простая: цена на новый отечественный автомобиль поднялась до цены бэушных японских машин - и мы опять кому-то мешаем, нас хотят убрать с рынка. Но нас-то возмущает, что на одну доску с интересами владельцев автозаводов и чиновников, которые наверняка получили свои интересы, потому что лоббистам просто проплатили - мы понимаем современную российскую реальность: Карэн Агамиров: Лоббируют, надо так понимать, отечественный автопром - ВАЗ, ГАЗ, эти гиганты? Вячеслав Лысаков: Да. То есть группа людей - чиновники и владельцы заводов, ведь заводы принадлежат кому-то, они же не государственные - на одну сторону ставит интересы своих карманов, грубо говоря, а на другую сторону - социальную стабильность целых регионов. Вот что нас возмущает! Ведь правильно Вадим сказал, что Сибирь и Дальний Восток - это районы, где люди живут всем, что связано с правыми рулями, кто-то привозит машины, кто-то их ремонтирует, кто-то продает запчасти. То есть люди заняты, люди кормят семьи с помощью этой техники. Если начать вводить какие-то ограничения: Карэн Агамиров: Грузы, товары. Вячеслав Лысаков: Да, грузы, товары, перевозка, там все на правом руле. Там ФСБ, ГАИ на правом руле, большие автобусы, спецтехника, холодильники. Мы эти машины вообще не выпускаем. То есть фактически вся жизнь построена на правых рулях, и если вдруг начать удушение этой техники, то там будет коллапс, во-первых, во-вторых, взрыв социальный огромный. Карэн Агамиров: Может дойти до взрыва, да? Вячеслав Лысаков: Конечно! Чиновники об этом не думают, они этого просто не понимают. Карэн Агамиров: В письме Стасу Наумову, о котором вы сказали: Это помощник или советник? Вячеслав Лысаков: Помощник, советник, по-разному можно сказать. Он, кстати, ученый и политтехнолог, как оказалось, он делал доклад на 7-ой Международной конференции. Карэн Агамиров: Помощник министра промышленности и энергетики Христенко. Вы пишите ему: "Люди устали от беспредела власти, устали от выкручивания рук и выворачивания карманов, от ощущения, что их используют, как вокзальных шлюх - дешево и одноразово. Если вы и ваши коллеги не поняли, что градус социального терпения дошел до предела, значит, вы живете в мире иллюзий, в чем, собственно говоря, я и не сомневаюсь". Но почему вы пишите Наумову, помощнику Христенко? Вы же должны обратиться уже куда-то повыше. Вячеслав Лысаков: Дело в том, что он зашел на наш сайт, я думаю, не по своей личной инициативе. Он зашел как официальное лицо, он представился. Вместе с ним были люди из пресс-службы министерства. Поэтому мы посчитали, и я, в частности, прежде чем писать это открытое письмо, понял, что все наши мысли будут доведены до руководства министерства, может быть, и до правительства, скорее всего. Наверняка составлялась аналитическая справка о том, кто мы, что мы, чем мы дышим, чего мы хотим, это естественно. Поэтому это открытое письмо я написал "Стасу Наумову и его шефам" - там называется письмо. Под шефами я имел в виду руководство хотя бы на уровне правительства. Карэн Агамиров: Слушатель Добрый прислал сообщение: "Права пешеходов никак не защищены. Даже переходя улицу на зеленый свет, нет гарантии, что тебя не собьют. Нередко автомобилисты въезжают прямо на тротуар и едут по нему - и это в культурной столице". У нас сегодня тема озаглавлена как раз - "Нарушение прав автомобилистов и пешеходов", и нам известно, что ваше движение занимается защитой прав и тех, и других. Вячеслав Лысаков: Это зависит от общей культуры. Поскольку мы создаем движение, вовлекаем в это движение новых и новых людей и пытаемся дальше работать в двух направлениях. Два вектора есть у нашей работы. Первое - это стандартная работа общественной организации (а мы пока неформальны, зарегистрировалась Владивостокская организация, наше отделение во Владивостоке), "Свобода выбора" мы называемся. Это, конечно, не телевизионная передача "Поле чудес", но я передаю привет нашим товарищам из Владивостока - Санычу, президенту "Свободы выбора" (Владимир Александрович), Андрею, Сергею, нашим координаторам. Это наша зарегистрированная организация. Карэн Агамиров: О правах пешеходов надо будет отдельно нам поговорить. Давайте звонок послушаем. Георгий из Санкт-Петербурга, здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте. Когда я со знакомым в 50-х годах путешествовал на "Иж-49" и нам повстречалась на дороге "Ява", один чех, кстати, нас спрашивал, куда надо ему повернуть. И мы были поражены и потрясены - они весили на 30 килограммов меньше, а ходовые качества, скорость - на 25-30 километров больше. И мы поняли, что с нашими мотоциклами покончено. Ну а с автомобилями это случилось, наверное, лет 25-30 назад. И мы никогда уже не догоним, надо отбросить навсегда эту мысль и смириться, что в этой части мы являемся полуколонией, и спокойно продолжать жить дальше. Спасибо. Вячеслав Лысаков: Абсолютно правильно. Карэн Агамиров: Александр Астапов хочет отреагировать. Александр Астапов: Я прекрасно вас понимаю, у меня у самого первый мотоцикл был "Ява" 1968 года, и я знаю, чем она лучше "Ижей". Собственно говоря, так и произошло, отечественная мотопромышленность сама по себе тихо умерла, и сейчас ее место занимают вторгающиеся на наш рынок "китайцы", а также "китайцы", собранные здесь. Об "Ижах", "Уралах" и "Восходах" уже никто не вспоминает. И я думаю, если так же себя будут вести капитаны нашего автопрома, то же самое произойдет и с автомобильной промышленностью. Так же как произошло в свое время с мотопромышленностью в Британии, в других странах, которые считались мотоциклетными державами. И, честно говоря, я не вижу особой трагедии в том, что мы перестанем быть автомобильной державой. Карэн Агамиров: У нас гостях бывалый автолюбитель и правая рука движения "Свобода выбора", Вячеслава Лысакова - Алексей Голосов. А вы на какой машине ездите? Алексей Голосов: Разумеется, на праворульной "Тойоте". Она старенькая, 12-летняя машина, но я вполне доволен. Я на ней езжу уже 4 года, проехал на ней полстраны - я, вообще, очень люблю кататься по нашей родине - и ни разу она меня не подвела. За 4 года 150 тысяч километров она прошла подо мной только. Карэн Агамиров: То есть вы ездите на ней не потому, что надо поддержать марку движения, а потому что она вам действительно нравится, да? Алексей Голосов: Она мне очень нравится. Вячеслав Лысаков: А мы сначала ездили на этих машинах, а потом уже объединились. Алексей Голосов: Это при том, что у меня были разные машины, и отечественные, и "Мерседесы" были. То есть я считаю, что эта машина у меня лучшее из всего, что было. Карэн Агамиров: Виктория Слесарева, которая вчера только начала занятия в автошколе, и вам предстоит еще долгий путь на автомобилях. Какую машину предпочитаете? Виктория Слесарева: К сожалению, предпочту не отечественную марку, потому что: Ну, что говорить, все понятно. Алексей Голосов: Мы ее на правый руль уговорили. Виктория Слесарева: Дело в том, что у меня в семье тоже японская машина, супруг водит "Мицубиси". Карэн Агамиров: С каким рулем? Виктория Слесарева: С левым рулем, но, тем не менее, ходовые качества и приоритеты видны, даже и сравнивать нечего. Карэн Агамиров: А коллеги ваши по автошколе тоже с таким же настроением занимаются? Виктория Слесарева: Большинство да, к сожалению. Ну, может быть, к счастью. Такие тенденции, может быть, учтут и начнут какие-то нововведения делать, усовершенствования. Карэн Агамиров: Ну, есть патриоты "Жигулей" все-таки или нет? Где они? Вячеслав Лысаков: Есть. Это люди, которые не ездили на иномарках вообще и на "японках" в частности. Александр Астапов: Скажу за своих коллег по редакции "Моторевю". У нас практически у всех есть машины, все ездят на "Тойотах". У одного, который решил себе позволить дорогую машину, "Тойота" с левым рулем, у всех остальных - микроавтобусы, легковушки с правым. Причем у некоторых по две машины в семье, и все - праворульные "Тойоты". Алексей Голосов: Некоторое время назад моя супруга, у которой давно были, как у многих женщин часто бывает, честно полученные права, машины у нее никогда не было, она не ездила. И чтобы как-то научиться ездить, у меня была "восьмерка" в очень хорошем состоянии, свежая машина, но она боялась машины, никак ей не давалось это искусство - поехать по городу. Хотя она все прекрасно понимала, что куда втыкать и так далее. И как-то однажды мы возвращались из гостей поздно вечером на моей "Тойоте" праворукой, жена боялась страшно правого руля (как-то все наоборот, невозможно и непонятно), и ночью осмелела и попросила руль. Она села - и поехала. И говорит: "Слушай, у тебя тут все само, и передачи сами переключаются, и руль пальцем крутится:" Карэн Агамиров: И вообще сама едет, да. Алексей Голосов: Ну, пришлось ей купить такую же. Карэн Агамиров: Уважаемые радиослушатели наши звонят. Из Санкт-Петербурга Екатерина, слушаем вас. Слушатель: Я хочу сказать, что культура вождения наших водителей оставляет желать много лучшего. Просто безобразие! Милиция должна как минимум последить повнимательнее. Совершенно конкретный случай. Я переходила улицу, Проспект Космонавтов в Санкт-Петербурге, прямо напротив поликлиники, там не только светофор, там еще светофор звуковой и для незрячих. Я зрячая, я шла нормально, подошла буквально к поликлинике, и там стола машина - вдруг она сдвинулась и двинула меня в бок. Хорошо, что это была зима, я была в шубе - я отделалась легким испугом. Но, вы меня извините, когда нашим водителям выдают права, все-таки нужно думать, кому и в каком состоянии эти права вручаются. Вячеслав Лысаков: Давайте от общих слов - к конкретике. Вот мы, как автомобилисты и как движение, приняли решение. Мы этот вопрос обсуждали, и, кстати говоря, в "Новой газете" пошел сейчас цикл материалов, там две молодые журналистки подняли эту тему. Была статья там - "Мы будем пропускать пешеходов", я дал ссылочку на эту статью, мы обсуждали ее, да и до этого часто тема поднималась. Мы вот что решили сделать конкретно. Мы заказали сейчас наклейки с символикой нашего движения "Свобода выбора. 19may.ru" вместе с надписью "Я пропускаю пешехода". Карэн Агамиров: Прямо на лобовом стекле? Вячеслав Лысаков: Да, на лобовом, на заднем стекле. И мы будем стараться пропускать пешеходов. Карэн Агамиров: На заднем стекле - это чтобы едущий сзади видел. Вячеслав Лысаков: Сзади едущий - раз, а впереди - чтобы видели пешеходы. Чтобы узнавали нас, чтобы следовали нашему примеру и чтобы просто знали, что есть люди, которые готовы протянуть руку пешеходу и собственным примером показать, что надо немножко повышать культуру вождения, культуру поведения на дорогах. То есть это наш персональный ответ как бы на чаяния пешеходов. Карэн Агамиров: Я не знаю, не сильно ли я тему озаглавил, я о детонаторе трехцветном, светофоре, в полушутливом тоне выразился, о трехцветной революции. Нам позвонила женщина, она не может говорить, плачет - у нее погибла дочь. Ее сбил автомобилист на переходе, и женщина, рыдая, спрашивает, что ему будет? Мы попросим адвоката ответить. Мы должны сейчас как раз тему пешеходов поднять, потому что много вопросов и на пейджер об этом приходит. Вадим Прохоров: Вы знаете, я не могу, не зная всех обстоятельств, говорить о данном конкретном случае вот этой уважаемой женщины, потому что надо быть, конечно же, в курсе всех обстоятельств. Но, безусловно, есть соответствующая уголовная ответственность, есть печально известная статья 264-ая Уголовного кодекса Российской Федерации, и в зависимости от тяжести содеянного, от виновности действий, от всех обстоятельств совершения преступления, если оно будет признано таковым, там предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы. И здесь я хотел бы вот на что обратить внимание. К сожалению, Административный кодекс, который предусматривает административную ответственность, скажем так, за небольшие правонарушения, достаточно легко относится к таким нарушениям, как, допустим, непредоставление преимущества в движении пешеходам - на "зебре" та знаменитая ситуация, о которой говорили многие радиослушатели, когда в больших городах пешеходы не имеют никакого преимущества, даже в специально отведенных местах, где автомобилисты их должны пропускать. Наказание за это составляет до 100 рублей, один минимальный размер оплаты труда. Для справки: проезд на запрещающий сигнал светофора, в соответствии с Административным кодексом, то же самое - 100 рублей, один минимальный размер оплаты труда. Я думаю, что если бы водители, интересы которых мы прежде всего тут защищаем, задумались о последствиях, о том, что от нарушения правил проезда на "зебре" до жертв не так уж и далеко: Недавно я сам был свидетелем такого случая. Карэн Агамиров: К счастью, жертв не так много. Вадим Прохоров: К счастью, жертв не так много, но к сожалению, такие случаи достаточно распространены. Я думаю, что законодатель здесь, конечно же, должен все-таки усилить ответственность за нарушения, которые могут привести к человеческим жертвам. Безусловно, не обязательно лишение прав за непредоставление преимущества пешеходам, но, во всяком случае, повысить штрафы и тем самым как-то дисциплинировать в этом плане водителей - надо признать, наверное, это было бы правильно. Карэн Агамиров: Вы знаете, можно понять эту мать, у которой сбили насмерть дочь, ее отношение к автомобилям и к автомобилистам на всю жизнь останется вот такое. Поэтому правильно, что ваше движение борется и за права пешеходов тоже, эти вывески на лобовом стекле вы планируете сделать. Вячеслав Лысаков: Берем на себя персональную ответственность как бы за свое поведение. Карэн Агамиров: Не ставить машины на тротуар и так далее. У нас есть звонки. Алексей Андреевич из Москвы, слушаем вас. Слушатель: Добрый день. Поздравляю вас с новорожденной организацией. И по поводу качества автомобилей хотел высказаться. Я начинал в 60-х годах ездить на "Фольксвагене"-"жуке". Так на нем практически до самого конца и езжу, он до сих пор на ходу. Вячеслав Лысаков: Мы рады за вас. Вступайте в наше движение. Слушатель: Плюс к тому у меня есть "Т-2" "Фольксваген", причем начала 80-х годов. Когда у нас на работе и во дворе купившие "Жигули" последних моделей стали проверять СО, они стали приставать ко мне: "Давай проверим твою". Я согласился проверить, и у меня оказалось в два раза лучше, чем у них. Вячеслав Лысаков: Ну, мы об этом и говорили - о качестве импортных машин. Слушатель: Поэтому, как говорится, когда чиновники выступают за то, чтобы наши машины покупать, - приведите их сначала в соответствие, а потом мы будем их покупать. Вячеслав Лысаков: К сожалению, это невозможно уже сделать, мы отстали навсегда. Мнение многих автолюбителей, что наша страна в этом плане отстала навсегда. Карэн Агамиров: Навсегда ничего не бывает. Я думаю, что нет, не совсем навсегда. Откуда вы знаете, что будет через тысячу лет здесь? Алексей из Санкт-Петербурга, здравствуйте. Слушатель: Добрый день. У меня реплика по поводу выступавшей радиослушательницы, которая сказала, что ее не пропустила машина на переходе. Ну, что делать, если невнимательные бывают водители? А где они будут культуре учиться, эти водители, если хамское поведение за рулем показывают именно работники милиции, в том числе и ГАИ? Я некоторое время был в Эстонии, наблюдал, как там показывают пример именно вождения и какие реакции бывают. Хамства такого никогда не встретишь. Один раз я заметил нарушение небольшое, и это нарушение заметил и журналист и написал в газете об этом. Так досталось этому полицейскому патрульной службы по первое число. Поэтому в первую очередь в России должны представители милиции и тем более ФСБ показывать культуру управления. А глядя на их нарушения, кто будет соблюдать правила? И второе, если у вас во Владивостоке начинается такое движение за уважение к пешеходу, а как у вас с велосипедистами - уважение к ним есть или нет? Я с 1964 года профессионал за рулем. И стаж на велосипеде у меня 15 лет. Такое хамство по отношению к велосипедисту! Извините, я тот же пешеход, только на колесах, кузова у меня нет. Если перефразировать фразу из книги о Ходже Насреддине, кто имеет медный щит, тот имеет медный лоб, то тут можно так сказать: кто имеет железный кузов, тот имеет чугунный лоб. Велосипедист, он же беззащитный, такой же, как пешеход. Александр Астапов: Вы знаете, я вам отвечу как мотоциклист. В Москве культура вождения на моих глазах повышается. Я за рулем еще с 80-х, и могу вам сказать, что народ стал понимать, что сейчас нужно уважительно относиться не только к самому себе, любимому, но и к другим, вне зависимости от габаритов, наличия кузова и так далее. По этому поводу мы сами говорили, цитировали немцев: подумайте, может быть, за стеклом того шлема ваш сосед или ваш родственник, или ваш начальник. И я наблюдаю, что постепенно отношение и к велосипедистам, и к мотоциклистам меняется в сторону куда более доброжелательного. Карэн Агамиров: Или ваш сын. Александр Астапов: Да-да. Алексей Голосов: Я, будучи совершенно согласным с Сашей, немножко его дополню, поскольку я и пешеход, и автомобилист, и велосипедист. На мотоцикл я с некоторых пор боюсь садиться, но не суть важно. Да, действительно, культура вождения у нас повышается, но вот что касается вопроса с пешеходами, это проблема комплексная, и тут нельзя сказать, что водители у нас плохие, потому что они не пропускают пешеходов. К сожалению, и пешеходы у нас пешком ходят в Москве через Садовое кольцо, через МКАД, через третье кольцо - и это ужасно же, на самом деле! И ГАИ на это смотрит совершенно сквозь пальцы, как будто ничего не происходит, их никогда никто не штрафует, не останавливает. Это вопрос комплексной культуры населения вообще. Даже, скажем, всем своим друзьям, родственникам я всегда говорю, что надо пропускать пешеходов, что они люди, они не защищены и так далее. И они мне иногда, когда едут со мной пассажирами, говорят: "А что ты его не пропустил? Вот стоял человек на "зебре", а ты проехал и его не пропустил?" Я говорю: "Потому что можно оказать медвежью услугу иногда". У нас два ряда в одну сторону, я остановлюсь его пропускать, он мне поверит, пойдет, а по другому ряду его собьют, например. То есть проблема на самом деле очень сложная, и тут нужно подходить, во-первых, с точки зрения здравого смысла, а во-вторых, надо начать с себя. Вот если те, кто нас слушает, с сегодняшнего дня сядут за руль или пойдут пешком, и они не будут перебегать дорогу на красный свет или неположенном месте, или человек дослушает передачу, поедет по своим делам и пропустит пешехода - я вас уверяю, у него настроение будет хорошее на весь оставшийся день. Вячеслав Лысаков: А себя чувствуешь лучше, действительно, после того, как человека пропустил, - а у нас человек часто поражается, он не верит, что его пропускаешь, - когда он идет и подает тебе знак "спасибо", чувствуешь себя человеком. Карэн Агамиров: Мы с Вадимом Юрьевичем Прохоровым, как юристы, должны еще сказать, что надо внушать людям и правовую такую составляющую, что, задев даже на "зебре" человека, можно угодить в тюрьму, нанеся ему повреждения какие-то. А они едут и еще сигналят. Вячеслав Лысаков: Вот сейчас говорили про Прибалтику, а я вспомнил случай из собственной жизни. Я буквально два слова скажу, это было почти 30 лет назад. Меня в Риге оштрафовали за то, что я прошел на красный свет. У нас до сих пор народ на красный свет ходит, а уж тогда просто валом валили. Я маленькую улочку прошел, узенькую совершенно. Подошли два милиционера симпатичных, представились, отдали честь, высокие, стройные ребята, сказали, что я нарушил пункт ПДД номер такой-то, штраф - 1 рубль. И мне стало так стыдно! Прошло столько лет, но я с тех пор хожу только на зеленый, клянусь вам, и всю семью приучил. Карэн Агамиров: Проучили - запомнили. Вячеслав Лысаков: Я просто подумал: почему же я такой баран, неужели я не мог подождать зеленого света полминуты и пройти? Я с тех пор и семью приучил, мы ходим на пешеходном переходе только на зеленый свет. И я замечаю, что с каждым годом в группе, которая ожидает зеленого света, все больше и больше прибавляется, хотя так или иначе москвичи идут на красный, валом валят, не смотрят на человечка. Карэн Агамиров: Я прочитаю некоторые сообщения на пейджер. "Правый руль в условиях России - это, безусловно, повышенная опасность. В этом смысле правильно делают. Вы ссылаетесь на то, что Дальний Восток насыщен левым, но это как раз не причина. Раньше было лучше на дорогах. Александр, Санкт-Петербург". "В России, где существует абсолютная власть денег, любые действия противонародного правительства всегда объясняются улучшением того или другого. Самый главный вывод: нужно менять не только правительство, но и общественный строй". Такое обобщающее философское сообщение прислал Владимир из Санкт-Петербурга. "В Санкт-Петербурге в начале июля на Проспекте Ветеранов, остановка "Симоняка" сбитый пешеход пролежал на асфальте, никем не накрытый, более 8 часов, только потому, что власти таким способом фиксировали ситуацию и пытались найти виновного. Григорий из Санкт-Петербурга". "Чем вызвана агрессия правительства против правого руля? Может, аварийность выше? И скажите, пожалуйста, как вы сотрудничаете с Партией автомобилистов Похмелкина и Ольшанского?" - Наталья вас спрашивает. "Нет, господа автомобилисты, - пишет вам Александр Добрый, - вы можете заявлять что угодно, я все равно не поверю вам на слово и буду по-прежнему аккуратно переходить дороги, и, идя по тротуару, оглядываться, нет ли сзади машины. Знаю я вашу культуру!" Он имеет в виду, наверное, что даже если вы повесите табличку "Пропускаю пешехода", все равно надо быть бдительным. Вячеслав Лысаков: И правильно сделает. Если он будет внимательно переходить дорогу, будет хорошо. Карэн Агамиров: Наталья пишет: "Права покупаются, взятки процветают, люди гибнут, как на войне. Это кошмар!" Кстати, здесь у меня вопрос к нашему начинающему автомобилисту Виктории Слесаревой: как вы будете сдавать экзамены в автошколе? Ведь известно, что очень трудно сдать просто так с первого раза на права, там собирают деньги, и если проблем не хочешь, то надо сдать. Виктория Слесарева: Я пока с этим не столкнулась, но надеюсь, что получу права законным путем, прежде всего даже по внутренней морали, потому что я долгое время являлась пешеходом, и я очень хорошо знаю ситуацию, когда ты идешь, на тебя несется автомобиль, и ты не знаешь, куда тебе деваться; потому что идешь-то ты правильно - по переходу, и на зеленый, а сбить могут в любой момент. Конечно же, я буду очень внимательно следить за тем, чтобы мои права были действительно правильными, а не купленными. Карэн Агамиров: А культуру вам прививают на занятиях? Виктория Слесарева: Вы знаете, да, они говорят о том, что нужно обязательно следить за знаками на дороге, пропускать пешеходов в местах, для этого предназначенных, вплоть до того, что лишний раз самому лучше остановиться и посмотреть по сторонам, чтобы никого не сбить. Карэн Агамиров: Не давать взятки инспектору. Виктория Слесарева: Да, обязательно. Правда, этого они не говорили. Александр Астапов: Пример приведу. Один мой коллега сам раньше не ездил и решил получить права на автомобиль. Он пошел учиться в школе и сдавать на права только потому, что его жена законным образом сдавала, и ему не хотелось перед ней выглядеть "чайником". То есть уже был пример - и "я не хуже, я сдам сам". Это тоже влияет хорошо. Виктория Слесарева: Не ударить в грязь лицом. Карэн Агамиров: Да, стимул. И я дочитаю сообщения. "Меня сбила машина на пешеходном переходе. Слышала, что администрация президента внесла изменения по поводу того, что вопрос о виновности решает теперь не дознаватель, а суд. Так ли это? Элла Георгиевна". Это, видимо, вопрос к адвокату". "У меня стаж на велосипеде - 32 года, самому мне 37. Пора бы получить грамоту:" "В советский период автолюбители друг друга выручали, помогали, таких понятий не было, как подрезать, подставляться, хамства не было. Я говорю это как водитель со стажем 30 лет. А с приходом к власти хама Ельцина хамство полностью овладело всеми. Аркадий". "Почему такая узкая направленность на правый руль? А грабительское ОСАГО?" Мы как раз хотели эту тему тоже поднять. "За 2004 год страховщики собрали 50 миллиардов, а выплатили 9. На местах чиновники не отдают в собственность землю под гаражными кооперативами и заставляют платить аренду себе в карман. Планируется отдать ТО "браткам". Дмитрий". Давайте поговорим насчет сотрудничества с Похмелкиным, насчет ОСАГО и насчет налога на транспортные средства. Вячеслав Лысаков: Да, давайте выйдем на более широкий разговор. По поводу Похмелкина могу сказать, что: Прежде всего хочу сказать, что японская техника облагораживает, поэтому наше движение родилось в недрах "праворульщиков", чтобы эту тему как бы закрыть. Наше движение не ограничено только автолюбителями, имеющими правый руль, мы приглашаем и приветствуем всех автолюбителей и пешеходов, в том числе. Мы защищаем общие права. Как раз спектр проблем мы и назовем: ОСАГО, транспортный налог и так далее. По поводу Похмелкина, я могу сказать, что перед нашей акцией звонил мне его помощник и руководитель его движения. Они сказали, что им очень понравились наша идея об акции протеста, и они тоже проведут свою, общероссийскую. Оказалось, что общероссийская акция, которую они провели, - это два города всего лишь, а мы провели в 44 регионах. Насколько я знаю, господин Похмелкин выступал у вас и якобы сказал, что они провели всероссийскую акцию, которая закончилась 19-го в Москве. Это не соответствует истине, я хочу дезавуировать его заявление, потому что мы к господину Похмелкину не имеем никакого отношения. Мы провели акцию самостоятельно, у нас свои цели и задачи, и наше движение из низов рождено. Я никаких претензий к Партии автомобилистов Похмелкина не имею, но просто контактов у нас никаких нет. Карэн Агамиров: Ясно. Теперь страховка, автогражданка: Вячеслав Лысаков: По поводу аварийности правого руля - таких данных нет, и могу вам сказать, что аварийность на Дальнем Востоке не превышает среднюю аварийность по другим нашим регионам. Дело в том, что там в основном иномарки, то есть это мощные, скоростные машины. Во-вторых, там отвратительные дороги, там зимой просто машины съезжают к центру, потому что дорога наклонена, завалена снегом, ездить невозможно. И даже в этих ужасных условиях аварийность не выше, чем в остальных регионах. Александр Астапов: Более того, там аварий с тяжелыми последствиями меньше, чем в среднем по стране. Вячеслав Лысаков: Да, хотя насыщенность иномарками и вообще машинами фантастическая. Это по поводу аварийности. Теперь по поводу ОСАГО. Как я уже говорил, наша деятельность осуществляется в двух направлениях, два вектора - это работа с общественностью, работа со СМИ, работа с властными структурами на всех уровнях и уличная так называемая политика, когда мы просто показываем власти, что есть болевые точки, на которые мы обращаем внимание. Вот сейчас, в частности, 30 июля в Москве будет проходить: ну, это можно назвать демонстрацией, можно назвать агитационным пробегом по Садовому кольцу, по внешней стороне. Сбор на Проспекте Сахарова - может быть, символично, но там просто достаточно свободная площадь - в 11 часов. Приглашаются "праворульщики", "леворульщики", мотоциклисты. Мы не знаем, какое количество машин там будет. Мы делали заявочку правительству Москвы, и оно нам очень оригинально ответило. Карэн Агамиров: Разрешение дали? Вячеслав Лысаков: Нет, вообще, эти бумаги имеют уведомительный смысл, то есть мы уведомляем власть о том, что проводим данную акцию. Наши действия подпадают под закон о проведении митингов, демонстраций и так далее. Ответ нам дали достаточно казуистический, что нет в Конституции, в законе о митингах и демонстрациях понятия автопробега. Ну, нет так нет, ради бога. То, что не запрещено законом, разрешено. Сегодня дополнительная бумага с помощью наших юристов составлена, Вадим тоже ее посмотрел, мы подкорректируем все это. Карэн Агамиров: Автогражданка и налог на транспортные средства: Вячеслав Лысаков: Да, тема этой акции - это дорожающие на глазах бензин, что совершенно недопустимо в стране, добывающей нефть, и при совершенно сумасшедших ценах на нефть на мировом рынке; это ОСАГО, гражданская ответственность, к которой у нас масса претензий (базовая ставка была 600 рублей, а превратилась в немереные какие-то цифры); это привязка транспортного налога к мощности, что совершенно абсурдно. Мы готовим пакет документов в Конституционный суд, будем подавать осенью в порядке законодательной инициативы, и постараемся, чтобы Конституционный суд изменил этот закон в части его привязки к мощности. Вообще это налог на имущество, и привязывать его к мощности - это то же самое, что привязать к цвету. Ну, давайте брать деньги в зависимости от цвета автомобиля. Карэн Агамиров: Сегодня пришла мне квитанция на 5,5 тысяч рублей соответственно мощности. Вячеслав Лысаков: А я могу сказать для примера, что в Торонто, в Канаде, налог конкретный на все автомобили, начиная от "Фольксвагена" и кончая "Лексусом", - 70 канадских долларов (то есть 50 американских долларов). И все. Это при их дорогах, при их прекрасной работе дорожной полиции. Куда у нас пойдут эти средства? Например, у нас японские машины все очень мощные, но при этом они экологически чистые, многие из них имеют мощность свыше 250 лошадей. Так вот, по последнему постановлению правительства Москвы, автолюбители, имеющие мощность машин свыше 250 лошадиных сил (при этом не загрязняющих воздух), должны платить 28 тысяч рублей. То есть наши чиновники, я скажу по-русски, просто обалдели! Я должен выложить налог за машину почти тысячу долларов! И мы в этой связи придумали такой лозунг: "Хотите получить все - не получите ничего!" То есть мы будем регистрировать эти машины в других краях и областях, где нормальная, вменяемая плата, и в московский бюджет ничего не придет, потом что мы уверены, что эти деньги разойдутся по карманам. Карэн Агамиров: Скажите, Вячеслав Иванович, вы все-таки взволновали власти, раз вас заметили, вас пригласили даже в администрацию президента? Заместитель главы администрации президента Владислав Сурков, напомню, на встрече с элитой "Деловой России" (был генсовет "Деловой России", там сидели 50 человек, состоятельных, серьезных) сказал, что надо помнить, что, "кроме нас с вами, живет в стране еще 140 миллионов сложных людей", так он выразился. Вячеслав Лысаков: Которые не могут отовариться в "Армани": Карэн Агамиров: Вот одного из "сложных" людей в лице Вячеслава Лысакова пригласили в администрацию президента и беседовали. Значит, власть все-таки переживает, что это может вылиться в какие-то массовые серьезные акции, как я полушутливо назвал, "светофорную" революцию, "красно-желто-зеленую"? На самом деле все-таки переживания такие есть? Вячеслав Лысаков: Я беседовал с госсоветником Управления внутренней политики Вадимом Александровичем Милашовым, очень любезным, приятным и умным, достаточно молодым человеком. По поводу предвестника, ну, я могу сказать, что если я бегло перечислю регионы, в которых есть наши товарищи, есть участники нашего движения, это Воркута, Магадан, Владивосток, Находка, Тюмень, Кузбасс, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Санкт-Петербург, Уфа, Краснодар, Ростов-на-Дону, Москва и так далее. То есть это фактически все наши регионы, почти все наши регионы, вся наша периферия. И я могу сказать, что настроения в регионах отличаются, и менталитет людей отличается от настроений и менталитет у нас, как нас называют, жителей Садового кольца. В Москве всегда есть возможность заработать на хлеб, всегда есть возможность прокормить семью, так или иначе. В регионах такой возможности нет. Поэтому любые притеснения народа, будь то ЖКХ, будь то "наезды" на автомобилистов и так далее, они воспринимаются значительно острее. И я хочу привести пример с Находкой. К нам обратились женщины из Находки, и первая причина их конфликта с властью - это был снос гаражей-"ракушек". Пришел местный коммерсант, который был поставлен местной властью, и просто объявил, что отныне стоимость земли под гаражами будет 12 тысяч рублей в год. Для периферии это сумасшедшие деньги. Люди возмутились, возмутились женщины, кстати говоря, создалась инициативная группа. Я им сейчас передаю привет, они себя называют "ПЖ" - "Политические женщины". Карэн Агамиров: Давайте подводить итоги. И я бы хотел, чтобы это сделали наши радиослушатели. Андрей, что вы вынесли из сегодняшней передачи? Слушатель: Вы, господа автомобилисты, обсуждаете не самые актуальные проблемы. Для пешеходов гораздо актуальнее ситуация, которой не было никогда при советской власти: вы идете по тротуару - и сзади вам сигналит автомобиль, требует уступить ему дорогу. Карэн Агамиров: Об этом мы сегодня говорили. Это движение будет исправлять ситуацию. Сергей из Москвы, здравствуйте. Слушатель: К вопросу о свободе выбора и соотношении цена-качество автомобилей хотел бы сказать, что мой молодой друг месяц назад купил автомобильчик, стал брать у меня советы, зная мою основательность, что я автомобилями пользуюсь по 5-10 лет, бытовой техникой по 30-40 лет, и я спрашиваю у него: "С какой целью ты купил автомобиль? Автомобиль любит гараж"? А он где-то вечно его бросает: Карэн Агамиров: С хорошей целью: Спасибо.
XS
SM
MD
LG