Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сербия против политических амбиций своих олигархов


В конце минувшего года правительство Сербии лишило лицензии на работу крупнейшего сотового оператора страны – компанию «Мобтел». Как повод был использован тот факт, что совладелец «Мобтела», зарегистрированная в России фирма «БК трейд» сербского бизнесмена Боголюба Карича без согласия другого совладельца (государственной телекоммуникационной фирмы Сербии «ПТТ») в 2003 году якобы уступила свои права на сеть на территории Косово албанскому бизнесмену Экрему Луке. А в прошлом году Карич хотел продать «Мобтел» российской компании «Альфа-групп», но в конце концов заключил сделку, причем опять без согласия партнёра (сербского государства), с австрийским концерном «Шлаф».


...Я не могу найти ни одного аргумента, чтобы сказать: мне жалко Боголюба Карича. Нет, мне жалко Сербию. Но я сопротивляюсь государству, правительству Сербии из-за того, какими способами оно ведёт расправу со своими политическими противниками...

Сербская сторона обвиняет купившего косовскую сеть компании Экрема Луку в том, что он ранее якобы финансировал албанских террористов Косовской армии, воевавших против сербов, а позже через мобильную сеть прослушивал важные телефонные переговоры в Сербии. Тем временем долг «Мобтела» в Косово достиг суммы в 33 миллиона евро. Боголюбу Каричу же вменяется в вину то, что в течение десяти лет существования компании «Мобтел» он скрывал от государства свои доходы.


История вопроса


Четверо братьев, выросших в сербской семье в Косово - Боголюб, Драгомир, Зоран и Сретен Каричи - с детства решили стать богатыми и известными. Они рано начали зарабатывать. Создали свой оркестр, выступали на концертах, свадьбах и в ресторанах. Накопили денег и вложили их в мастерскую, в которой делали значки, лопаты и грабли. В восьмидесятых годах основали первое в социалистической Югославии частное коммерческое предприятие. В девяностых годах стали богатыми и известными. Академиками России и Украины. Миллионерами. Главными банкирами президента Сербии и Югославии Слободана Милошевича и лучшими друзьями его влиятельной жены Миры Маркович. В общей сложности в Сербии и за границей им принадлежало сто семь компаний, в том числе - банки, частный университет, телевидение, несколько иллюстрированных журналов. Недвижимость – особняки, квартиры, земля – только в самых элитных районах Белграда 37 тысяч квадратных метров, принадлежащих двадцати семи членам семьи Каричей. Среди этой собственности был и контрольный пакет главного оператора сотовой связи в Сербии – «Мобтела».


При этом глава семьи Боголюб Карич чётко определился: «С 2005 года я перестану уделять столько времени и сил своей финансовой империи и посвящу себя политике. Первая цель - стать премьер-министром Сербии», - говорил он. Карич создал партию «Сила Сербии» - её популярность за год возросла настолько, что она оказалась на третьем месте по рейтингу, опередив все ныне правящие партии. И хотя у «Силы Сербии» ещё не было возможности участвовать в парламентских выборах, Боголюб уже сформировал в сербском законодательном органе свой депутатский клуб, в который перебежало несколько депутатов от других партий.


Час расплаты


Однако стать премьером Боголюб Карич не успел. Правительство Сербии, не пользующееся особым расположением в парламенте, заявило – Боголюб Карич покупает чужих депутатов и с их помощью пытается сменить руководство страны. С этого момента и началась расправа с семьёй Карича.


«Случай «Мобтел» – это пример состояния дел в сербском государстве и в сербской политике. Совершенно ясно, что в истоках этой экономически-правовой войны стоит политика. Когда Карич создал партию, он занял серьезное положение на политической арене Сербии. И тогда, чтобы этого предупредить, встал блок правящих партий, почувствовавший над собой угрозу - были предприняты действия, чтобы отобрать у Карича финансовые ресурсы. Ведь он построил свою партию, прежде всего, на финансовой мощи», - рассказывает сербский аналитик Дмитрий Боаров.


Начиная с 2000 года, когда Слободан Милошевич, благодаря которому Каричи набрали большую часть своего богатства, потерял власть, государство неоднократно пыталось поднять их дело, однако казалось, что они под защитой. Девять раз отбирали лицензию его Астра банка, восемь раз возвращали. Присудили ему вернуть государству 35 миллионов евро как дополнительный налог на старую, незаконную прибыль, потом деньги вернули. Десять лет утверждали, что Карич через «Мобтел» грабит Сербию, но до сих пор ничего не предпринимали...


«Да, они были защищены. Но когда Карич пошёл на конфликт с партией премьера Коштуницы, когда начал хвастаться, что его партия третья по силе в Сербии, сильнее, чем Демократическая партия Сербии премьера (а Коштуница – человек, который такого легко не простит) - только тогда наступил поворот в отношении правительства ко всей запутанной империи Карича. Всё это говорит о низкой степени законности сербского государства, о процветающей коррупции. Но это теперь один из козырей Карича. Он надеется, что в случае дальнейшего обострения отношений с государством сможет шантажировать некоторых ведущих политиков. Однако Сербия такая страна, что если вы проиграли главную шахматную партию, мелкий шантаж вам не поможет – существует сильный пропагандистский аппарат, который это амортизирует. Скажут: вот теперь, когда он всё потерял, пытается запачкать грязью всю политическую элиту в Сербии. Я считаю, что 80% политической и технократической верхушки Сербии были в его повозке. Он давал взятки большой части сербской элиты – и политической, и правовой, и судебной, и особенно - исполнительной власти», - говорит Дмитрий Боаров.


На чём держится эта империя Карича? Он свернул свой бизнес. «Насколько мне известно, Карич пытался заниматься разными делами. Пытался в России заниматься и строительством, и фермерским бизнесом. В начале его «БК трейд» был задуман как какая-то торговая палата. Он пытался со своим «АКА банком» выстраивать экспортно-импортные сделки на уровне Сербия-Россия. Ничего из этого не вышло. Единственной точкой финансовой опоры Карича была компания сотовой связи в Сербии Мобтел. Но когда год назад его друга сняли с поста генерального директора Коммерческого банка в Белграде, он остался без финансовой опоры, и в тот момент был вынужден пойти на продажу «Мобтела» - объясняет эксперт.


За и против


Сербия чётко разделилась «за» и «против» Карича. Государственные средства массовой информации обвиняют его во всём - даже в государственной измене. А независимые аналитики как будто берут Карича под свою защиту, хотя мало кто имеет о нем хорошее мнение. «Боголюб Карич, это видно из документов, 10 лет избегал платить государству налоги на прибыль «Мобтела». За это он должен серьёзно ответить. И сидеть в тюрьме, и платить, не знаю какими деньгами – конфискацией имущества - за то, что воровал у государства. Я не могу найти ни одного аргумента, чтобы сказать: мне жалко Боголюба Карича. Нет, мне жалко Сербию. Но я сопротивляюсь государству, правительству Сербии из-за того, какими способами оно ведёт расправу со своими политическими противниками. Ведь государство, проводя эту кампанию, могло бы осуществить судебное разбирательство и разъяснить, что составляет империю Карича и как именно он разбогател», - объясняет белградский журналист Миша Бркич.


Неизвестно, какие доказательства государство имеет против Карича. Официальные судебные обвинения, как против российских олигархов, против него не выдвигались. Впрочем, Миша Бркич считает, что параллели между российскими «королями» бизнеса и делом «Мобтела» и Боголюба Карича проводить нельзя: «Правительственные пропагандисты в средствах массовой информации пытаются провести прямые параллели, но их мало. Посмотрите, например, на случай Ходорковского. Никто не утверждает, что он легально заработал своё богатство. Путин ухватился за важную мелочь - Ходорковский не платил налоги. Политическая философия Путина была популистской – надо вернуть русскому народу его добро, государственное добро! Но Путин в России имеет столько власти, что мог бы просто сказать, как сербское правительство: с сегодняшнего дня ЮКОС является государственной компанией, мы отбираем у них лицензию на работу. Я думаю, что ему бы за это в обществе только поаплодировали. Однако он подал в суд на Ходорковского и ЮКОС, и выиграл процесс. Конечно, российское правосудие находится под давлением Путина, но Россия всё-таки придерживалось процедуры. И именно в этом состоит разница между президентом России Путиным и сербским правительством, которое распорядилось просто отнять лицензию у «Мобтела» - говорит журналист.


Закон или политика?


Есть два сценария дальнейшего развития дела Карича, говорит аналитик Дмитрий Боаров. «Если правительство останется на нынешней позиции, что лицензия на работу у «Мобтела» окончательно отобрана, и будет объявлен тендер на его покупку, у Карича не останется ничего производительного, ничего, что приносило бы ему деньги. Все его имущество - недвижимость, которая может стать предметом конфискации. По этому сценарию Карич может остаться без ничего, да ещё и с долгами. Другой сценарий – если Каричу всё-таки удастся в арбитражном суде в Цюрихе доказать, что ему принадлежит контрольный пакет «Мобтела». Однако даже если правительство Сербии будет выполнять подобное решение суда – остаётся вероятность, что власти скажут: да, у Карича 51% «Мобтела», но у «Мобтела» больше нет лицензии. И эти проценты ничего не дают, Карич может разве что продать всё оборудование сотовой связи тому, кто купит лицензию», - считает эксперт.


Война государства против Карича набирает силу с каждым днём. По последним сообщениям, правительство Сербии взяло на себя оплату кредитов «Мобтела» в двух австрийских банках, в размере девяноста миллионов евро. Таким образом, государство автоматически обеспечило себя большую часть акций этой компании. Сообщается также, что спорные вопросы будут решаться в переговорах с новым совладельцем «Мобтел», австрийским консорциумом, которому Каричи продали свою часть на условиях, которые пока не разглашаются.


Теперь все зависит от того, решили ли власти Сербии честно, детально и окончательно расследовать финансовые дела главного сербского олигарха и наказать его за противозаконные сделки, про которые, как будто, всё всем известно. Или же правительство, отнимая у Карича финансовую силу, пытается лишь предупредить его, что не допустит, чтобы он осуществил свои политические амбиции? Как бы там ни было, Боголюб Карич по-прежнему заявляет, что несмотря на расправу, из политики он не уйдёт.


XS
SM
MD
LG