Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Могут ли деятели искусства влиять на политику государства


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие Александр Комаров, исполнительный директор Клуба российско-казахстанской дружбы Мухтара Шаханова в Екатеринбург.

Олег Вахрушев: Сегодня рядом со мной в студии Радио Свобода исполнительный директор Клуба Мухтара Шаханова Александр Комаров. Здравствуйте, Александр.

Александр Комаров: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Я предлагаю нашим радиослушателям ответить на вопрос: могут ли деятели искусства реально влиять на политику государства? Итак, с 2002 года в Екатеринбурге действует клуб казахского поэта Мухтара Шаханова. Он был создан студентами Уральской государственной медицинской академии, приехавшими на учебу из Казахстана. Помимо просветительской работы, с прошлого года при клубе действует землячество казахских студентов.

Тему продолжит екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова.

Дарья Здравомыслова: Чтобы стать членом Екатеринбургского клуба Мухтара Шаханова, необязательно быть выходцем из Казахстана. Достаточно увлекаться творчеством поэта. Мухтара Шаханова на родине знают все. Более того, в Соединенных Штатах Америки за поэму «Тайна, унесенная Чингисханом» он был награжден золотой медалью Эйнштейна.

Юные шахановцы, как себя называют сами члены клуба, в основном ориентируются на студентов. С ними они проводят встречи и творческие вечера, на которых обсуждают произведения поэта и знакомят с новыми. Деятельности клуба помогает и сам Мухтар Шаханов. Он присылает экземпляры своих книг. Теперь, обратившись к шахановцам, любой желающий может взять его книги на дом под залог в сто рублей.

Постепенно литературный клуб начал заниматься еще и социальной поддержкой учащихся. По инициативе шахановцев, в вузах города была проведена перепись. В результате чего с прошлого года при клубе действует землячество казахских студентов. Здесь оказывают помощь ребятам, приехавшим в Екатеринбург на время учебы. Например, помощь в регистрации и поиске жилья. В некоторых университетах этим занимаются международные отделы, которые помогают оформить все необходимые для регистрации документы. Но во многих учебных заведениях таких отделов нет.

Также активисты землячества помогают студентам-заочникам: передают их курсовые и контрольные. Почта из Казахстана до Екатеринбурга идет не менее 15 суток. В связи с этим многие студенты вовремя сдать свои работы не успевают. Но теперь они могут пересылать их в землячество по электронной почте. В Екатеринбурге их распечатывают, а курьер разносит по вузам.

Особенность этого землячества состоит в том, что костяк его составляют вовсе не выходцы из Казахстана. Многие там даже ни разу не бывали. А местные ребята, которые и оказывают помощь казахским студентам.

Олег Вахрушев: Итак, Мухтар Шаханов, народный поэт Казахстана и Кыргызстана, академик, член и почетный профессор ряда отечественных и зарубежных академий и университетов, лауреат всевозможных, международных в том числе, премий. Александр, исполнительный директор клуба Мухтара Шаханова в Екатеринбурге, почему именно вокруг имени Мухтара Шаханова образовался ваш клуб?

Александр Комаров: Потому что мне это имя наиболее близко. К тому же я про Мухтара Шаханова знаю с апреля 2002 года, а клуб создал не я, его создали другие люди, я просто про него узнал и стал рассказывать. Так, видимо, совпало, что студенты медакадемии, которые уже закончили медакадемию, они уже уехали, но они тоже выбрали имя Мухтара Шаханова и стали пропагандировать его творчество. Наверное, это связано с его поэмами «Заблуждений цивилизации» и «Сага о нравах и эпохе», которые поднимают актуальные проблемы современности. Там засилье массовой культуры, пошлость, разврат на телеэкранах и печатных СМИ. Мухтар Шаханов против всего этого борется в своих произведениях.

Олег Вахрушев: Согласитесь, что ни один Мухтар Шаханов говорит, что пошлость и насилие – это очень плохо. Но вы почему-то выбрали именно его.

Александр Комаров: Не я его выбрал, а тот, кто создал клуб.

Олег Вахрушев: Я говорю о вас.

Александр Комаров: Ну, наверное, какие-то корни с Казахстаном связаны и, допустим, с Мухтаром Шахановым.

Олег Вахрушев: Но, тем не менее, давайте все-таки начнем с творчества Мухтара Шаханова. Действительно, истины достаточно прописные присутствуют в его произведениях: добро – зло, любовь – ненависть, пошлость – благонравие и прочее. На ваш взгляд, насколько такая литература сегодня нужна в первую очередь, видимо, молодым людям?

Александр Комаров: Те, кого я знакомил с творчеством Мухтара Шаханова, говорили, что открывают для себя, что-то новое, видят, что все-таки проблемами разврата и засилья массовой культуры в ее плохом понимании хоть кто-то обеспокоен. Видимо, не все еще потеряно в нашем обществе. То есть получается, еще есть у поэта ниша, резерв, то есть еще пока можно жить.

Олег Вахрушев: Оптимистично.

Александр Комаров: Да.

Олег Вахрушев: На страницах произведения Шаханова есть еще, скажем так, я назову это недоумением по поводу культа спорта, когда спортсменов, когда болельщиков интересуют абсолютно не духовные какие-то ценности, а именно тот азарт, с которым спортсмены, либо болельщики относятся к такому явлению как спорт. Скажите, пожалуйста, с другой стороны, смотрите, существует такая национальная идея, что развитие спорта, нужно болеть за своих. Нет ли здесь каких-то противоречий?

Александр Комаров: Шаханов проживает в Казахстане, а не в России, все-таки в России такая национальная идея.

Олег Вахрушев: Но, тем не менее, клуб-то Шаханова здесь работает.

Александр Комаров: Но все-таки творчество его интересное, это главное, есть познавательное. Это самое важное. А такие детали про спорт каждый для себя решает, подходят этому человеку какие-то моменты из творчества Мухтара Шаханова или нет. Допустим, про проституцию он рассказывает довольно популярно, про то, что нынешние молодые люди, женихи даже не знают корней казахской культуры. Это тоже, по его мнению, порок. Но, допустим, есть многие молодые люди, которые могут с ним не согласиться, зачем знать, если можно жить одним днем и ничего о своих предках и корнях не знать и просто жениться, создавать семью.

Олег Вахрушев: На ваш взгляд, те ценности, которые проповедует Шаханов на казахском языке для своих сограждан, они легко лягут на российскую почву?

Александр Комаров: В принципе, там на русском языке эти поэмы.

Олег Вахрушев: Да, безусловно, но тем не менее.

Александр Комаров: Думаю, что в принципе, в Первоуральске люди, которым я показывал книги, давал читать книги, они говорят, что это интересно. И действительно, Мухтар Шаханов подмечает многие правильные вещи.

Олег Вахрушев: Общечеловеческие.

Александр Комаров: Да. Думаю, что все-таки легко лягут. Другое дело, что разница в менталитете между Казахстаном и Россией все-таки большая. Все-таки Казахстан – это больше восток, а Россия – все-таки между востоком и западом. Может, в этом будут какие-то проблемы.

Олег Вахрушев: Однако, тем не менее, все-таки сложно отрицать то, что восточная кровь на территории России не присутствует. Согласитесь.

Александр Комаров: Да, есть такое. Восточная кровь все-таки превалирует, учитывая нашу власть нынешнюю. Тоже получается восточный тип, олигархия.

Олег Вахрушев: Далее продолжим по поводу творчества Мухтара Шаханова. И теперь я хочу обратить ваше внимание на его политическую составляющую. Как известно, Мухтар Шаханов – депутат мажилиса. Не знаю, как сейчас, но в свое время был послом Казахстана в Кыргызстане.

Александр Комаров: Уже нет.

Олег Вахрушев: На ваш взгляд, это нормально, что поэты, люди искусства идут во власть?

Александр Комаров: Ну, надо еще вспомнить, что Мухтар Шаханов все-таки поддержал волнения алмаатинских студентов в декабре 1986, когда они протестовали против снятия одного первого секретаря и назначения другого, выходца не из Казахстана. Он не гласно, но поддержал действия студентов. Потом уже в своем произведении «Заблуждение цивилизации» подробно эти события описал, рассказал о музыкальных комнатах КГБ, где пытали студентов, о конкретных судьбах человеческих рассказал, об одной девушке, которая в такую музыкальную комнату попала, о том, что вообще творилось в те дни на улицах. Все-таки он об этом рассказал и довольно подробно и объективно.

Олег Вахрушев: И, тем не менее, все-таки это нормальное явление, что поэты идут во власть?

Александр Комаров: Думаю, что нормальное. Культуру надо развивать.

Олег Вахрушев: Что они могут сделать? Что могут сделать люди искусства во властных структурах, пусть это и выборные какие-то институты, но тем не менее, там же свои законы, своя логика действий? Там все подчинено несколько иным законам, чем живут не то что и не только простые люди, граждане той или иной страны, но и те же самые люди искусства.

Александр Комаров: Но здесь еще надо учитывать авторитет Мухтара Шаханова в Казахстане. Допустим его журнал «Жалын», в переводе с казахского «Пламя», был создан по личному распоряжению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. То есть все-таки поддержка со стороны президента Мухтару Шаханову оказывается. И, наверное, Мухтар Шаханов считает, что в силах повлиять на политику Казахстана, учитывая его авторитет. Поэтому он такое решение и принял, чтобы идти в мажилис.

Олег Вахрушев: Тем не менее, один из ключевых вопросов – вопрос о государственности казахского языка – до сих пор там находится в некотором подвешенном состоянии, ничего не получается с этим сделать.

Александр Комаров: Дело в том, что просто нет методических пособий по изучению казахского языка. Там вообще даже не знают, как его изучать. И многие даже казахи отказываются учить его, потому что нет методики четкой. Я знаю девушку, которая закончила Актюбинский университет Жубанова на переводчика, знает итальянский, французский, английский, немецкий, казахского не знает, сама - казашка.

Олег Вахрушев: Александр, сейчас я предлагаю обратить внимание наших слушателей на деятельность клуба Мухтара Шаханова. Чем конкретно вы занимаетесь здесь, в Екатеринбурге и в Свердловской области?

Александр Комаров: Было очень много у нас разных мероприятий. Это и курсы по изучению казахского языка для всех желающих, которые прибыли из Казахстана и не только. Потом еще встречи со студентами и школьниками. Такое тоже у нас было. Сейчас текущее мероприятие – это перепись казахстанских студентов. То есть не казахов, а именно казахстанцев, русские, украинцы. Уже обратилось более 20 человек, в основном это заочники, которые проживают в Казахстане. Но почта, понятно, идет не менее 15 дней из Казахстана в Россию и обратно. Работы сдать многие в срок не успевают, поэтому обращаются с просьбой помочь распечатать и сдать в тот или иной вуз. Также еще одна проблема, с которой сталкиваются студенты казахстанские, это регистрация в Екатеринбурге. Знаете, что наша ПВС довольно сложно зарегистрироваться, там больше треплешь нервы. В УрГУ и ГТУ УПИ работают международные отделы, там можно бесплатно зарегистрироваться по прибытии. Также еще нужно консультировать студентов о том, как они могут найти жилье, помощь какую-то оказывать, есть еще профкомы студентов, через наших методистов, также в том, где они могут регистрироваться по месту проживания через международные отделы, что проще. Тем более, что интерес казахстанцев к российскому образованию есть. В Екатеринбурге только в УрГУ на журфаке я знаю троих казахстанцев, которые там обучаются заочно. Думаю, что еще есть.

Олег Вахрушев: Но ведь на очных отделениях тоже немало, я бы сказал, есть студентов.

Александр Комаров: Но, видимо, очники не обращаются, потому что они уже решили свою проблему еще в сентябре-октябре, когда приехали на учебу из Казахстана в Россию. Они уже зарегистрировались, и работу уже сдавать, маяться им не приходится. Со сроками там взял, написал, отдал преподавателю, и все. А заочник – это птица особенная, ему нужно будет и жилье на время сессии найти, и контрольные работы будет не успевать сдать, и зарегистрироваться, чтобы не было штрафа при выезде его за пределы России.

Олег Вахрушев: Возвращаясь к студентам-очникам, сложно гражданину Казахстана, приехав в Россию учиться на первом курсе, сложно ему привыкнуть? Все-таки разный и уровень жизни, и отношение к жизни. У меня тоже есть друзья родом из Казахстана, и они рассказывают об этом иногда. Сложно ли?

Александр Комаров: Допустим, я могу сказать на примере девушки, которая ездит из Актюбинска в Орск. Актюбинск – это Казахстан, Орск – это Россия, Оренбургская область. Она сама казашка, учится в Орске, считает, что вполне нормально, она вполне адаптировалась, тем более, что дом находится рядом почти. Она квартиру снимает в Орске. В Екатеринбурге в принципе было бы желание – все-таки можно привыкнуть, тем более, уровень жизни почти одинаковый. Другое дело, что все-таки цены в Казахстане на многие продукты ниже, чем здесь. Ну, и конечно, валюта, пока с теньге на рубль перейдешь, для себя просчитываешь, сколько тратишь.

Олег Вахрушев: Здесь проблемы больше бытовые, нежели какие-то коммуникационные.

Александр Комаров: В принципе, как правило, приезжают в Екатеринбург русские. Допустим, из Кыргызстана девушка тоже одна обучается в УрГУ на истфаке заочно, она тоже русская, она уже решила переезжать в Россию уже. У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. С Новым годом вас всех! Владимир Иванович, Москва. Я бы хотел задать такие вопросы. Как видите, Казахстан – страна мусульманская, а Украина – страна православная. И как православная и мусульманская страны договорились между собой, что мусульмане продают православным газ по 50 долларов? И второй вопрос: как на литературной ниве сказываются политические образы, которые ложатся потом на произведения литературные? Как сказывается политическая деятельность на литературном творчестве?

Олег Вахрушев: Сначала о том, как мусульмане договорились с православными.

Александр Комаров: Вообще-то, мусульманство – основная религия в Казахстане, но все-таки они не ангажированы. Это не Иран. Там можно ходить без паранджи женщинам на улицах.

Олег Вахрушев: Это светское государство.

Александр Комаров: Да, все-таки светское государство, все-таки как-то смогли договориться. Наверное, тут все-таки имеют какое-то значение и братские связи со времен еще СССР, которые остались. Это вопрос к политикам уже Назарбаеву и Ющенко, что они по этому поводу скажут.

Олег Вахрушев: То есть политики новой волны сумели договориться.

Александр Комаров: Как-то, видимо, получилось договориться.

Олег Вахрушев: Хорошо, теперь, пожалуйста, как политическая деятельность Мухтара Шаханова влияет на литературную деятельность?

Александр Комаров: Вот именно, что политическая деятельность как раз, то что события декабря 1986 года в Алма-Ате, когда разгоняли студентов, тогда Мухтар Шаханов это описал в своем труде «Заблуждение цивилизации» и «Сага о нравах эпохи», описал музыкальную комнату КГБ. То есть все-таки он в своих произведениях старается рассказывать о реальных фактах, которые имели место в нашей жизни. Плюс к этому он приводит в тему фрагменты из каких-то отступлений, вымышленные герои получаются, которые решают реальные жизненные проблемы. Допустим, это жених, который не знает Манаса – это главная книга Казахстана.

Олег Вахрушев: Еще один телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Это Лидия Ивановна из Москвы. Ответ на ваш вопрос: могут ли реально повлиять деятели культуры и искусства на политику в государстве? А кто же заменил социалистический строй на капиталистический? Ясно, что это сделала интеллигенция с помощью СМИ. Свалили великую социалистическую державу, от которой осталась куцая страна, скатившаяся из передовой пятерки ведущих стран мира к странам третьего мира. И уже более 30 миллионов граждан вымерло с 1992 по 2005 годы. Ясно, что перемены в любой стране происходят от подготовки кадров, и в первую очередь от интеллигенции, за которой идет весь народ.

Александр Комаров: То, что Сахаров все-таки повлиял, - это, конечно, факт неопровержимый, и многие другие.

Олег Вахрушев: Такие люди, как Сахаров, рождаются достаточно редко, на мой взгляд, и они появляются в то самое нужное время и в тот самый нужный момент и в том самом нужном месте. Возвращаясь к творчеству Мухтара Шаханова, странно, но тем не менее, после того, как вышла в свет его книга «Тайна, унесенная Чингисханом», пошли очень серьезные разговоры и разгорелась очень сильная полемика по поводу культа личности, по поводу того, что культ Чингисхана, может быть, насаживается, может быть, просто присутствует и в Казахстане, и не нужно, конечно, забывать и Кыргызстан, и Монголию, и естественно, восточные регионы России в том числе. Культ личности – проблема в том числе и российская. Если вспомнить конец 2005 года, мы помним прекрасно, что зашли разговоры о памятниках Иосифу Сталину и прочее. На ваш взгляд, эта тема, затронутая Мухтаром Шахановым, действительно актуальна на фоне всех других тем общечеловеческих, о которых мы с вами говорим?

Александр Комаров: Конечно, под боком находится Туркменистан. Там, конечно, эта тема актуальна. Но для России и Казахстана, будем надеяться, что все-таки менее актуальна, хотя какие-то зачатки имеются. Портреты Путина, его бюсты – все-таки это элементы какие-то культа личности имеются здесь.

Олег Вахрушев: Как с этим бороться?

Александр Комаров: Как бороться? Наверное, как-то пытаться влиять на власть путем слова печатного, как Мухтар Шаханов, допустим, делает. По крайней мере, в Казахстане нигде я портретов и бюстов Назарбаева не видел. Мне кажется, там даже меньше развито почитание президента, чем в России.

Олег Вахрушев: Но тем не менее, достаточно спорный вопрос. Владимир Путин сегодня отправляется в Казахстан на инаугурацию президента Назарбаева. Ни для кого не секрет, что господин Назарбаев сам пишет книги, и насколько мне известно, его книги являются чуть ли не настольными для большинства чиновников в Казахстане. Мы говорим о культе личности. Что вы скажете по этому поводу?

Александр Комаров: Вообще, в Казахстане довольно развито почитание казахского языка. Тут не один Назарбаев. Допустим, мне рассказывали случай, когда одна из участница КВН пошутила над казахом и пошутила неудачно, ее из вуза выгнали, отчислили просто-напросто. Тут, наверное, больше имеют отношение не столько к Назарбаеву, а в целом к ценностям, которые в Казахстане считаются значимыми. А президент у власти находится уже более 15 лет. Конечно, есть много слухов, есть довольно слабая оппозиция президенту, которая постоянно пытается что-то искать. Но пока он все-таки у власти. Наверное, это все-таки во многом благодаря его ресурсу административному и силовому, это тоже нельзя исключать.

Олег Вахрушев: Вы общаетесь с вашими коллегами, с молодыми людьми из Казахстана. Что они говорят, что они рассказывают по этому поводу, вообще о политической обстановке в стране? Насколько там социально благополучно?

Александр Комаров: Конечно, сейчас, допустим, Актюбинская область, там три года назад квартира двухкомнатная стоила 100 тысяч рублей. Сейчас уже такая же квартира стоит больше даже, наверное, чем в Екатеринбурге. Потому что за последние три года Казахстан сделал большой рывок:

Олег Вахрушев: :к рынку.

Александр Комаров: Да, к рынку. Там много нефти, много газа, которые исправно продают налево, направо. К тому же еще Казахстан избежал участи наших российских многих предприятий. И Назарбаев там в 90-е годы сразу дал добро на то, чтобы предприятия получали инвестиции от зарубежных фондов, от зарубежных предпринимателей. Зарубежье там активно представлено. То есть это довольно цивилизованный сейчас рынок. Что касается взаимоотношений, то, конечно, в вузах казахстанских взятки. Это факт, который не стоит отрицать. Даже у меня есть одна знакомая девушка, которая знает предмет на отлично, но все-таки получила тройку, потому что не стала давать взяток преподавателю. Национализм в Казахстане присутствует в меньшей мере, чем в России. Наверное, потому что власти, лично Назарбаев пытаются культивировать дружбу между нациями, даже выдвигает идею создания казахстанской нации. Не знаю, правда, как это будет реализовано. Но пока что такие предположения у него есть.

Олег Вахрушев: В своих произведениях Мухтар Шаханов пишет еще об одном. Естественно, о коррупции. Это восточный человек, у которого родни очень много, если человек добился некой власти в государственной структуре, это означает, что вся его семья практически полностью тоже находится в этой системе власти. Так уж заведено, либо с этим как-то нужно бороться, и как-то борется тот же самый Шаханов?

Александр Комаров: Там, опять же по слухам от людей, которые там живут, Казахстан разделен на три таких жуза: младший, средний, старший. И эти все представители каждого из этих родов друг с другом контактируют, при встрече выясняют, кто из какого рода и пытаются как-то продвигать, поддерживать своего человека. То есть связи в Казахстане решают многое, даже больше, наверное, чем в России. Это, конечно, факт важный.

Олег Вахрушев: Еще один вопрос, который не могу не затронуть, - это качество образования в Казахстане. Просто было несколько случаев, когда мне говорили, что когда выпускник казахстанской школы приезжает в Россию поступать в высшие учебные заведения, его образование, мягко говоря, оставляет желать лучшего многажды и многажды. Особое дело обстоит с русским языком, в некоторых школах изучения русского языка осталось вообще до одного часа в неделю.

Александр Комаров: Да, имеется сокращение преподавания русского языка и русской литературы. Плюс к этому еще по многим предметам учебники, которые больше напоминают головоломки, а не учебники для нормального школьника. Школьнику нормальному с ними справиться довольно-таки сложно. Плюс к этому еще студенты, которые обучаются в России, потому и приезжают в Россию, что в Казахстане качество образования хромает. Допустим, у меня есть девушка знакомая из города Рудного Кустанайской области, она поступила сюда на журфак, хотя могла бы поступить на журфак, допустим, в Алма-Ате. Но все-таки считается, что там учат плохо, а в УрГУ все-таки образование более-менее хорошее.

Олег Вахрушев: Это значит, что у клуба Шаханова в Екатеринбурге работы и друзей отнюдь не убавится, а только прибавится.

Александр Комаров: Будем надеяться. Пока что те, кто начинал все это дело, уже уехали, закончив свои учебные заведения. Но будем надеяться, что еще люди подтянутся, и кто-нибудь еще возьмется за это дело.

XS
SM
MD
LG