Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты о газовом соглашении


Андрей Шарый: Российские политики и политологи уже пытаются проаналазировать последствия кризиса. Также они размышляют над уроками, которые должны Москва и Киев извлечь из конфликта. Корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович выяснил, что думают эксперты в Москве по поводу подписанного соглашения.

Данила Гальперович: Уроки и последствия газовой холодной войны сейчас пристально изучаются в России многими экспертами, как независимыми, так и связанными с российской властью. В основном звучат оценки со знаком плюс. По словам заместителя директора Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина, позитивные последствия ясны в первую очередь для Украины.

Дмитрий Тренин: В этой ситуации, как это не парадоксально, выиграли обе стороны. Украина в перспективе в политическом плане освобождается от зависимости Москвы, потому что дисконтные цены - это фактически зависимость. Нельзя всерьез полагать, что можно пользоваться льготами, ничего не давая взамен. Я думаю, что это, безусловно, плюс для Украины в политическом смысле. Если она стремиться развивать отношения с Россией, как с соседним иностранным государством, то это предполагает рыночную цену на те товары и услуги, которые она получает от этого государства.

Данила Гальперович: Впрочем, и Россия, по мнению некоторых экспертов, вполне может говорить о своей победе. Более того, со странами не слишком лояльными Москве так стоит вести себя и впредь, считает директор Института стран СНГ, член фракции "Единая Россия" в Государственной Думе Константин Затулин.

Константин Затулин: Россия на новом этапе подтвердила транзитные договоренности с Украиной, и политически продемонстрировала свою способность добиваться нужного ей результата. Россия, как государство, безусловно, продемонстрировала, что если Украина, состоящая в соответствии с договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Россией, перестает исходить из дружбы, сотрудничества и партнерства между нашими странами, то в таком случае Россия вправе и в состоянии ставить свои условия Украине, переходя с ней на отношения такие же, какие существуют у России с третьими странами.

Данила Гальперович: Уже известно, об этом говорил российский министр энергетики и промышленности Виктор Христенко, что цены на газ будут также меняться для Грузии, Молдавии и балтийских стран. При этом политологи отмечают, что Москва, предъявившая сначала Киеву жесткие требования, впоследствии была вынуждена и смягчать их, и даже увеличивать поставки газа, чтобы не подвести европейских потребителей. Это ли не проигрыш? Дмитрий Тренин говорит, что - нет, и полагает, что "Газпром" действовал так, как действовал бы продавец на рынке.

Дмитрий Тренин: То, что Россия пошла на попятную, мы все видели и понимали, что та цена, которую "Газпром" выставлял Украине, причем, эта цена менялась довольно быстро и довольно существенно, эта позиция была запросной. Очевидно, что рассчитывать на полную и безоговорочную капитуляцию покупателя было невозможно. Значит, была какая-то отходная позиция. Наверное, на одну из этих позиций, в конце концов, Россия согласилась.

Данила Гальперович: Что же касается внутриполитических последствий для каждой из стран, то здесь, как полагает Константин Затулин, прежде всего, выиграл действующий украинский лидер.

Константин Затулин: Вся эта тема активно используется во внутриполитической борьбе на Украине накануне выборов 26 марта. Ющенко, благодаря газовому скандалу, сумел мобилизовать своих сторонников и притянул на свою сторону тех из них, которые уже стали разбредаться в поисках других привлекательных лидеров и партий.

Данила Гальперович: Про внутрироссийские последствия говорят мало, но директор Института экономики Российской Академии Наук Руслан Гринберг с сожалением отмечает, что для многих россиян украинцы стали еще дальше, как, впрочем, и для украинцев россияне.

Руслан Гринберг: Мне кажется, негативный итог заключается в том, что отчуждение между двумя практически одинаковыми народами углубилось. Обе стороны, играя в покер, имел в виду добиться каких-то преимуществ политических и экономических у себя. В результате, слава богу, компромисс достигнут, но на самом деле такой очень серьезный рубец образовался на отношениях между двумя народами.

Данила Гальперович: Таким образом, говорят эксперты, один из главных уроков произошедшего в том, что газовая труба становится реальным рычагом развода бывших братских республик. Рычаг этот ни одна из сторон не может использовать без последствий для себя самой.

Андрей Шарый: Другой киевский эксперт, экономист Роман Зинченко, директор украинской консалтинговой компании "Центр медиа-технологий", также считает, что вне зависимости от обстоятельств нынешнего газового спора Киев должен предпринять все усилия для обеспечения энергетической безопасности Украины. Вопросы эксперту задавал Асланбек Дадаев.

Роман Зинченко: Честно говоря, те разногласия, разноречивые мнения, которые выдают российские СМИ, телеграммы "Газпрома", которые пошли сразу после этой пресс-конференции, подталкивают к мысли о том, что на самом деле ситуация не разрешена, не завершена. Агентства получили с пометкой "Молния" телеграмму "Газпрома" о том, что контракт на российский газ для Украины заключен по цене 230 долларов за тысячу кубометров. Ситуация, когда буквально еще где-то месяца за три до начала этого газового кризиса российская сторона позаботилась о том, чтобы весь туркменский газ поступал на газовый баланс "Газпрома", позволяет предположить, что в будущем весьма вероятны ситуации, когда Украина столкнется с тем, что никакого туркменского газа не существует, то есть существует газ только российский, который на балансе "Газпрома". Будет предложено вернуться к контракту, который не на пресс-конференции, а отдельным сообщением запустил "Газпром". Я думаю, что это часть какой-то долгосрочной стратегии. Стратегии не столько геополитической, сколько геоэкономической.

Асланбек Дадаев: Стратегия украинских властей в чем заключается?

Роман Зинченко: Правильная стратегия для украинских властей в данной ситуации пока что выдерживается. Эта стратегия, скажем так, достаточно активного поиска альтернатив и минимальных уступок, то есть достаточно нерыночный подход пятикратного повышения цены, предложенный "Газпромом", встретил адекватный ответ со стороны украинских властей. Этот ответ был рыночный. Если вы предлагаете повышение цены до европейского уровня, даже чуть выше европейского уровня, соответственно, должна быть более адекватная цена на транзит. Я, например, доволен действиями украинских властей в том контексте, что они не пошли на поводу у "Газпрома" и тех, кто стоит за "Газпромом" в самом главном аспекте их стратегии. С моей точки зрения, их главный вектор - это не столько получение контроля над рынком газа в Украине, сколько получение контроля над рядом интересных, перспективных украинских активов. Речь идет не только о газотранспортной системе, речь идет о предприятиях, формирующих порядка 30 процентов ВВП. Это предприятия химической и металлургической отрасли. Почему-то у меня закрадывается такое подозрение, что "Газпром" параллельно ищет возможности сепаратных переговоров с этими предприятиями.

Асланбек Дадаев: Насколько была бы рентабельна разработка украинских месторождений газа?

Роман Зинченко: Этот момент должен идти в комплексе с другим направлением - строительством энергетически эффективной экономики. На самом деле на единицу ВВП Украина тратит в три раза больше энергии, чем это делает та же Германия, у которой газ в пять раз дороже, чем раньше платила за него Украина. Только разработки газовых месторождений национальных будет недостаточно. Хотя по той информации, которая у меня есть, потенциал их можно процентов на 40-50 еще развивать. Соответственно, комплексное решение этой проблемы, а именно понижение энергопотребления и коммунальным сектором, и промышленностью плюс наращивание собственной добычи поможет закрыть газовый баланс собственными ресурсами.

XS
SM
MD
LG