Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страны Европы осознали энергетическую зависимость от России


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн.

Михаил Фролов: Острота конфликта, который разгорелся из-за поставок российского газа в Украину и его транзита в Европу, вроде бы притуплена достигнутым соглашением о новых ценах. Однако шоковое действие, которое этот конфликт произвел на политиков и общественность европейских стран, будет ощутимо еще долго. Об этом материал Ефима Фиштейна.

Ефим Фиштейн: В первом приближении газовый конфликт воспринимается как возмездие российского президента Украине за «оранжевую революцию» годичной давности и новую внешнеполитическую ориентацию Киева. Однако одновременно заучивается и другой урок конфликта. Страны Европы осознали свою собственную энергетическую зависимость от России, которая утверждает, таким образом, свою новую роль в Европе и в мире - роль энергетической сверхдержавы. Непродолжительный по времени кризис, думается, будет иметь весьма продолжительные последствия. Европе предстоит провести обстоятельную ревизию не только своих отношений с Москвой, но и имеющихся в ее распоряжении источников энергии.

На первой линии этого невидимого фронта по каким-то причинам оказалась Венгрия. На одни сутки поставки газа по трубе, протянутой через Украину, сократились процентов на сорок. Как восприняли газовую атаку венгры? Какие выводы делают для себя венгерские политики? Послушаем профессора Будапештского университета Миклоша Куна.

Миклош Кун: Официальная Венгрия прореагировала на резкое уменьшение давления в газопроводе на венгеро-украинской границе в связи с конфликтом между Москвой и Киевом достаточно спокойно. Еще во вторник премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчани дал понять журналистам, что, мол, ситуация находится под его контролем. "Поставки газа в Венгрию вновь возобновились в том же объеме. Мы обязаны этому, в первую очередь, успешному сотрудничеству дипломатов Венгрии и Европейского Союза". Напомним, что и Москва, и Киев сразу же заверили Венгрию, что ей не следует опасаться серьезных перебоев в будущих поставках газа.

Тем не менее, венгерский министр экономики Янош Кока, который ведет интенсивные переговоры со своими коллегами из стран Вышеградской четверки, об общей тактике в связи с российско-украинским конфликтом сказал, что в будущем следует позаботиться о возможностях альтернативных поставок газа из стран Северной Африки, Ближнего Востока и Средней Азии, и совместными усилиями построить газопровод к берегам Адриатики во избежание подобных ситуаций. Средний же венгр настроен весьма пессимистично, несмотря на то, что правительство заявило, что цены на газ для населения и учреждений не повысятся в будущем, ни в коем случае. Некоторые аналитики считают, что над Европой появился призрак "холодной войны". Другая же часть венгерских экспертов подчеркивает, что не стоит преувеличивать опасность в связи с будущими поставками российского газа в Венгрию транзитом через Украину.

Ефим Фиштейн: Если говорить о комплексе российско-европейских отношений, то в последние месяцы резко повысился удельный вес Германии в них. Фактически Германия является ключевым партнером Москвы в Европе, а к энергетическому сотрудничеству это относится в первую очередь. Поэтому многие высказали предположение, что в стремительном урегулировании газового кризиса решающую роль сыграла позиция Германии. Так ли это? Сотрудник Германского Совета по внешней политике Александр Рар так не считает.

Александр Рар: Я думаю, что, во-первых, конфликт еще не урегулирован 100-процентно, во-вторых, естественно, Германия впервые за свое сотрудничество с Россией почувствовала неудобство, когда российский газ впервые, как я говорю, за последние 30 лет пришел в уменьшенном количестве на территорию этой страны. Поэтому, естественно, многие политики задались себе вопрос - а что будет дальше? Но в то же самое время Германия в принципе не вмешивалась ни коим образом в конфликт между Украиной и Россией. Высказывания официальных политических лиц были достаточно сдержанные, я бы даже сказал, вообще, очень нейтральные. Министр по экономическим вопросам господин Глосс высказал надежду, что Украина и Россия договорятся, что Россия будет по-прежнему поставлять газ как всегда в Германию. Я бы сказал, что Германия, может быть, в отличие от других европейских стран, в том числе и восточноевропейских стран, очень и очень дорожит стратегическими отношениями с Россией именно в энергетической области. Поэтому если она и решит вмешаться каким-то образом в конфликт между Украиной и Россией, то попытается не встать демонстративно на сторону Украины, а будет где-то тоже понимать позицию России.

Ефим Фиштейн: А не бросают ли действия Кремля тень сомнения на недавно заключенную российско-германскую сделку о прокладке нового энергопровода по дну Балтийского моря? Точка зрения Александра Рара.

Александр Рар: Поскольку Москва четко не говорит, в чем заложена суть этого конфликта с Украиной, никто в Европе, особенно в Германии, не верит, что это не политический конфликт, что это чисто экономический. Потому что если бы конфликт был чисто экономический, то все бы поняли, если бы Россия где-то бы пошла на компромисс и разрешила бы Украине какое-то время (не три месяца, а хотя бы год) перестроить свой платеж на цены мирового уровня. Не было бы такой шоковой терапии со стороны России по отношению к Украине. Здесь всем понятно, что заложен политический аспект. По-видимому, Путина раздражает вступление Украины в НАТО. Поэтому впервые за 30 лет, как Россия работает с Западом в энергетической сфере, фактор газа был использован, как политический инструмент давления, что, естественно, вызывает здесь большую тревогу не только в Центральной Европе, но и вообще в Старом Западе.

Ефим Фиштейн: Европейская Комиссия пока отказывается от роли посредника в споре между Москвой и Киевом, но вряд ли такую позицию можно считать окончательной.

XS
SM
MD
LG