Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состояние Шарона остается тяжелым, но стабильным


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ровшан Гусейнов, Александр Гостев и Владимир Абаринов.

Андрей Шарый: Глава правительства Израиля Ариэль Шарон переведен в реанимационное отделение после тяжелой операции в иерусалимской больнице "Хадасса". Шарон был госпитализирован вчера вечером с диагнозом "обширний инсульт". По мнению врачей, состояние здоровья Шарона остается крайне тяжелым, и даже в случае удачного исхода он еще не скоро выйдет из больницы.

Ровшан Гусейнов: Из иерусалимской больницы "Хадасс" передают, что состояние Шарона остается тяжелым, но стабильным. Врачи, однако, пока не могут конкретно сказать, насколько кровоизлияние в мозг может повредить дееспособности премьера. В то же время сообщается, что к государственным делам он вернется не скоро.

Шломо Мор-Йосеф: Глава правительства прошел компьютерную томографию, все признаки удовлетворительные, его перевели в нейрохирургическое отделение интенсивной терапии. Глава правительства все еще в тяжелом состоянии.

Ровшан Гусейнов: Объявил журналистам генеральный директор больницы "Хадасса", профессор Шломо Мор-Йосеф. Сообщается, что врачи решили до воскресенья изолировать Ариэля Шарона от посетителей и прессы, чтобы дать ему прийти в себя. Юридический советник правительства объявил, что в настоящий момент Шарон считается временно неспособным исполнять свои обязанности, и поэтому, согласно закону, первый вице-премьер Эхуд Ольмерт временно вступил в должность премьер-министра. Если Шарон будет признан неспособным исполнять свои обязанности и в будущем, сказал юридический советник, правительство будет вынуждено выбрать нового премьер-министра.

Ольмерт, как и министр обороны Шауль Мофаз, в последние годы был ближайшим помощником Шарона, в том числе и в трудный период ухода Израиля из сектора Газа летом. Его характеризуют как весьма компетентного политика. Президент Израиля Моше Кацав заявил, что не видит причин ни для роспуска нынешнего правительства, ни для продления срока распущенного Кнессета, как это делалось в прошлом, во время войны. Моше Кацав призвал политические партии проводить предвыборные кампании сдержанно и цивилизованно, учитывая особые обстоятельства, которые возникли из-за болезни главы правительства.

Министр иностранных дел Сильван Шалом заявил, что готов оказать Эдуху Ольмерту поддержку. Министр просвещения Лимор Ливнат официально подтвердила, что министры от "Ликуда" остаются в правительстве, чтобы поддержать его в трудный час. Председатель партии "Ликуд" Биньямин Нетаньяху обратился к Ольмерту с предложением помощи. Эхуд Ольмерт поспешил также выступить с заявлением о том, что экономическая политика Израиля остается неизменной.

Известие о болезни Шарона вызвало резкое падение биржевых индексов и рост курса иностранных валют. В связи с госпитализацией премьер-министра отложен визит в Израиль специальных представителей США на Ближнем Востоке Дэвида Уолша и Элиота Абрамса. Визит премьер-министра Японии также отложен на неопределенный срок, его прибытие ожидалось в ближайшие выходные. Президент России Владимир Путин прислал Ариэлю Шарону телеграмму с пожеланиями скорейшего выздоровления и возвращения к государственным делам.

По словам заместителя премьер-министра Палестинской автономии Набиля Шаата, руководство автономии чувствует неуверенность в отношении возобновления мирных переговоров с Израилем. "Сейчас невозможно делать прогнозы, но будущее региона непредсказуемо", - сказал Набиль Шаат. Министр труда автономии Гассан аль-Хатиб также дал уважительную оценку Шарону как личности.

Гассан аль-Хатиб: Арик Шарон, без сомнения, одна из важных политических фигур на Ближнем Востоке. И поэтому его отсутствие, конечно, очень важное событие.

Ровшан Гусейнов: В то же время лидеры палестинских группировок не скрывают радости по поводу тяжелой болезни Шарона, которая в израильском обществе породила определенную неуверенность в завтрашнем дне. Лидер экстремистской организации "Исламский джихад" Анвар Абу-Таха, скрывающийся в Ливане, заявил: "Мы не испытываем никакого беспокойства о его здоровье, пусть отправляется в ад живым или мертвым. "Исламский джихад" продолжит борьбу, пока мы не восстановим в полном объеме наши права".

Израильтяне, обычно критикующие правительство, за редким исключением, в общем уважают Шарона как сильного политика и гаранта безопасности Израиля, его подход к решению ближневосточного конфликта.

"Арик-бульдозер", как часто называют Шарона, - участник всех войн, которые вел Израиль за годы своего существования, причем закончил он свою военную карьеру генералом. Шарон родился в 1928 году, в юности он был бойцом подпольной еврейской армии "Хагана". После провозглашения государства Израиль, когда началась первая арабо-израильская война в 1949 году, он ушел на фронт и служил в разведке. Во время синайской кампании Ариэль Шарон командовал воздушно-десантной бригадой, во время войны 1967 года - уже бронетанковой дивизией. В войну "судного дня", когда Египет и Сирия напали на Израиль, Шарон отличился при штурме Суэцкого канала. Затем был советником премьер-министра Ицхака Рабина. В сентябре 1999 года избран председателем "Ликуд", с сентября 2001 года - премьер-министр Израиля.

Андрей Шарый: Гость рубрики "Собственный опыт" в сегодняшнем итоговым выпуске программы "Время Свободы" - депутат от израильского Кнессета, лидер партии "Демократический выбор Израиля" Роман Бронфман.

Какие последствия для израильской политики принесет уход Ариэля Шарона с политической сцены?

Роман Бронфман: Я думаю, можно уже сегодня констатировать, что это не только тяжелая болезнь, но это, очевидно, прекращение работы Ариэля Шарона как премьер-министра. Судя по тем медицинским заключениям и по состоянию его здоровья на данный момент, понятно, что он вряд ли вернется на пост премьер-министра. Мы находимся в начале предвыборной кампании, и если ночью было ощущение, что общество заинтересовано в том, чтобы отодвинуть выборы на более дальний срок, мне кажется, утром это ощущение исчезло. И скорее всего, несмотря на то, что происходит с главой правительства, мы все желаем ему благополучного выздоровления и возвращения к работе, если это возможно. Выборы, скорее всего, состоятся в срок, и политические структуры будут готовиться к этому, как только разрешит это тот стресс, в котором мы все находимся.

Андрей Шарый: Обозреватели говорят о том, что в Израиле нет политика масштаба и калибра Ариэля Шарона. Так ли это, по вашему мнению? И если да, то какой может быть конфигурация политических сил, учитывая, что он не вернется на политическую арену?

Роман Бронфман: Ариэль Шарон в последние несколько лет сделал практически невозможное. Из человека, который строил поселения на оккупированных территориях, военачальника, который вел нас в ливанскую войну, которая продолжалась в десятки лет, он превратился в человека более прагматического, устремленного больше к решению политической проблемы мирным путем. И, как вы знаете, он впервые провел в истории Израиля вывод войск и сокращение нашей оккупации на палестинских территориях. И поэтому он завоевал ту популярность, которой он пользуется сейчас, несравнимую с другими премьерами израильскими. Его популярность - на уровне 60 процентов, а партия, которую он создал, буквально в последние несколько недель по опросам получает треть израильского парламента. Это невиданный успех для столь, скажем так, молодого политического образования.

По моему мнению, сейчас здесь равны шансы у трех партий - бывшей правящей партии "Ликуд" и "Авода", слева и справа от Шарона и его политической структуры, и новая политическая структура, которую скорее всего возглавит исполняющий обязанности премьера Эхуд Ольмерт. Эти три партии будут, очевидно, бороться за власть. И я предполагаю, что в конечном счете кто бы из них ни выиграл, в Израиле будет создано правительство национального единства.

Андрей Шарый: Для вашей партии что означает уход с политической сцены Шарона?

Роман Бронфман: "Демвыбор" - это партия, которую я возглавляю, которая представляет интересы либерального и прогрессивного израильского общества, как русскоязычного, так и молодого израильского поколения. Уход Шарона с поста главы правительства, скажем так, побуждает меня еще в большей степени прийти на выборы с открытым забралом, с прогрессивной, радикальной, доступной всем программой. И я предполагаю, что мы получим поддержку как у русских левоцентристских кругов, так и поддержку молодежи израильской, которой обычная израильская национальная политика надоела, а, с другой стороны, они хотят обладать равными правами со своими сверстниками в Европе. И самый главный посыл - это строительство гражданского общества в Израиле.

Андрей Шарый: Исполняющий обязанности премьер-министра Израиля Эхуд Ольмерт на экстренном заседании правительства сегодня сообщил, что кабинет министров продолжит курс Ариэля Шарона. Что произойдет в ближайшее время в политической жизни Израиля и намерен ли Эхуд Ольмерт стать достойным преемником Ариэля Шарона - об этом мой коллега Александр Гостев побеседовал с профессором Института востоковедения Российской Академии наук, доктором исторических наук, специалистом по Ближнему Востоку Ириной Звегельской.

Александр Гостев: Как меняется политический ландшафт в Израиле с уходом Шарона из политики?

Ирина Звегельская: В Израиле люди все-таки на протяжении очень долгого времени голосовали за личности. Шарон персонифицировал определенный политический курс, его личность была очень привлекательна в последнее время для израильтян, потому что он, с одной стороны, человек жесткий, а с другой - именно в силу, наверное, этой жесткости - способный на решительные действий, способный отстаивать свою правоту. С ним как-то чувствовали себя надежнее. Если он уходит с политической арены: уходит и эта уверенность. Те люди, которые остаются, они по-своему вызывают уважение, но это люди не того калибра, которого был Шарон.

Александр Гостев: Как уход Шарона из политики повлияет на выборы в парламент Израиля, назначенные на март этого года?

Ирина Звегельская: Шарон был той личностью, которая была востребована, особенно в последние оды. Те, кто приходит на смену, - это люди уже другого поколения. Кстати, смена поколений началась в Израиле раньше, не сейчас. Еще одним новым относительно человеком является нынешний исполняющий обязанности премьер-министра Эхуд Ольтмерт, новый только потому, что он гораздо моложе Шарона, он представляет другое поколение, но это тоже человек с большим опытом, он был в свое время и мэром Иерусалима, и занимал министерские посты. Это достаточно сильный политик. Мне кажется, что ностальгия по Шарону продлится достаточно долго.

Что касается его партии, действительно, уход Шарона из политики смешивает все карты. Это партия Шарона, она создавалась им, и именно потому, что это была партия Шарона, существовали большие шансы, что за нее будут голосовать. Как будут развиваться события дальше? Сейчас в этой партии даже нет аппарата, и, как говорят, трудно даже решить вопрос о том, как проводить выборы внутри партии, кто может занять место Шарона, если в этом возникнет необходимость. Но в любом случае тут можно ожидать, что люди из "Ликуда", которые шли за Шароном из "Ликуда", могут, часть из них во всяком случае, почувствовав слабость, вернуться в "Ликуд". То же самое может произойти и с теми, кто уходил из "Аводы", чтобы примкнуть к партии Шарона. Сразу говорить о том, что эта партия дезинтегрирует, нет оснований. Могут найти решения, могут поддержать того же Ольмерта на посту руководителя партии или еще какую-то достаточно яркую личность, скажем, Шауля Мофаза, который является министром обороны в настоящее время. Не исключено, что партия, даже несмотря на уход Шарона с политической арены, может сыграть существенную роль, но, конечно, не столь убедительную, как это было при Шароне.

Андрей Шарый: Израилю и Палестинской автономии предстоит сложный период, но назад у Израиля дороги нет - таково мнение бывшего американского сенатора, знатока ближневосточной проблематики Джорджа Митчелла. С ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: В начале этого десятилетия Джордж Митчелл много занимался палестино-израильским урегулированием. Он считает Эхуда Ольмерта достойным лидером партии, однако не уверен, что он окажется достаточно сильным в сложившейся ситуации.

Джордж Митчелл: Это опытный политик, он был мэром Иерусалима, долгое время был членом парламента, наконец, вице-премьером. Он, безусловно, в высшей степени дееспособная фигура. Иное дело - хватит ли ему авторитета и харизмы привести партию к победе на выборах, как это сделал бы Шарон. Это действительно большой вопрос.

Владимир Абаринов: Как реагируют на кризис в Израиле палестинцы? Им предстоят собственные выборы. Джордж Митчелл полагает, что впереди у Палестины период политической нестабильности.

Джордж Митчелл: Я провел там много времени и никогда не встречал израильтянина, который считал бы Арафата хорошим лидером палестинцев, и никогда не видел палестинца, который считал бы хорошим лидером Израиля Шарона. Так что многие палестинцы сейчас думают, что без Шарона им будет лучше. На самом деле им предстоит нелегкий период, потому что "Хамас" и другие подобные группировки постараются извлечь максимум дивидендов для себя. Так что президента Аббаса тоже ожидают трудные времена.

Владимир Абаринов: Существует ли сценарий, при котором Израиль мог бы вернуться в поселения Западного берега?

Джордж Митчелл: Я считаю, в нынешних обстоятельствах это будет трудно сделать любому правительству. Хотя партия "Ликуд" и бывший премьер Нетаньяху получают, по-видимому, лучшие шансы на выборах, чем они имели бы при Шароне, им будет исключительно тяжело провести новую военную операцию и вернуть контроль над Западным берегом. И я не уверен, что хоть кто-нибудь в Израиле считает, что игра стоит свеч. Не знаю, что думает на этот счет правительство США, но предполагаю, что оно будет резко возражать.

Владимир Абаринов: Это был бывший американский сенатор Джордж Митчелл.

XS
SM
MD
LG