Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газовый контракт: стратегическая ошибка Украины


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие вице-президент Индустриальной группы Александр Чалый.

Дмитрий Волчек: Материальный ущерб, который понесет Украина от соглашения, по подсчетам Юлии Тимошенко, составит в нынешнем году 4,5 миллиарда долларов. При этом Тимошенко полагает, что потери за 2007 год могут быть как минимум удвоены, если ситуация не изменится и подписанное соглашение останется в силе. Другие цифры в интервью нашей программе назвал бывший заместитель министра иностранных дел Украины, ныне вице-президент Индустриальной группы Александр Чалый. Именно он в 2000 году вел переговоры с Россией о прежнем газовом контракте. Впрочем, Александр Чалый, как и Тимошенко, считает договор катастрофическим для Украины.

Александр Чалый: Ясно, что Украина стратегически сделала очень большую ошибку. И если в ближайшие дни эта ошибка не будет исправлена, то Украина может потерпеть стратегическое поражение, которое будет иметь очень значительные последствия для украинской экономики и политической жизни во втором полугодии этого года.

Дмитрий Волчек: Александр Александрович, а как исправить эту ошибку?

Александр Чалый: Дело в том, что если вы посмотрите текст соглашения, оно носит предварительный характер – это заявление о намерениях, поэтому, на мой взгляд, оно юридически не связывает стороны. Сегодня действуют контракты действующие, которые устанавливают цену на газ 50 долларов для Украины до 2009 года, действуют межправительственные соглашения, и нужно опираться на этот блок, который четко фиксирует позицию Украины. Но главное сейчас условие, что должна срочно смена произойти переговорной команды. Мне кажется, что, как патриоты Украины. господин Ивченко и господин Плачков должны подать в отставку, потому что они допустили стратегическую ошибку, которая имеет очень тяжелые последствия для Украины.

Суть ошибки в одном и в очень простом. Все поняли в первый день, что Украина разменяла на пять лет цену транзита 1,6 за тысячу кубов газа на 95 долларов поставок газа в течение пяти лет. Из текста соглашения следует, что эта цена будет действовать только в первом полугодии. А зафиксирована в то же время цена поставок российского газа 230 долларов как базовая, которая дальше будет только увеличиваться. Любой здравомыслящий человек понимает, что такая разница в фиксации двух цен быстро будет усреднена. Мы получим, по крайней мере, средний показатель. Для украинской экономики это будет означать катастрофу. А поскольку это будет происходить во втором полугодии этого года, когда у нас закончатся парламентские выборы, будет формироваться правительство - это означает и значительную политическую дестабилизацию Украины.

Дмитрий Волчек: Но есть ли у Украины какие-то рычаги давления, которые могли бы изменить ход переговоров и заставить Россию пойти на какие-то серьезные уступки?

Александр Чалый: 2-3 числа ситуация начала стабилизироваться. У Украины есть стратегический ресурс, она монополист транзита, 80% транзита евразийского газа, не российского, а всего евразийского газа в Европейский союз. Это позволяет Украине вести спокойную, сбалансированную политику, если мы увязываем в один пакет цену газа и цену транзита. И это мы делали все 14 последних лет. И поэтому второе стратегическое поражение в этой договоренности, что впервые цена транзита и цена газа как бы разведена. Именно исходя из этой сильной позиции, плюс существующих на сегодня и действующими контрактов между НАК «Нафтогазом» и «Газпромом» и межправительственных соглашений мы имеем право держать цену газа 50 долларов по поставкам до 2009 года. Российская Федерация вправе по-другому толковать этот контракт и может обратиться в Стокгольмский арбитраж, и мы в свое время тоже можем обратиться. Посмотрите: 3 числа Россия поняла, что а сделала ошибку, начав ограничивать поставки газа в Украину и не платя за транзит газа. И это вызвало очень негативную реакцию в мире, реакцию в Вашингтоне, мы читали заявление Кондолизы Райс. Россия уже заявила, что повышает давление в газотранспортной системе. Фактически мы выровняли ситуацию.

Я просто не понимаю, зачем люди поехали и в суете, ночью отработали этих полторы странички, которые перечеркнули позитивную стратегическую позицию Украины.

Дмитрий Волчек: У вас есть какие-то подозрения, почему это было сделано?

Александр Чалый: Вы знаете, я профессионал, а не политик – это политики высказывают подозрения. Я вел и координировал газовые переговоры, они были аналогичные в 2000 году. Тогда мы закрепили все формулы, которые, на мой взгляд, отвечают национальным интересам Украины. К сожалению, мне кажется, просто элементарный непрофессионализм и с точки зрения переговорной практики, и привлечения экспертов, журналистов. Почитайте текст соглашения и вы, как знаток русского языка, найдете элементарные грамматические ошибки. Ясно, что этот текст писался российскими экспертами, писался, как говорится, со слов, и это очень сырой, непродуманный текст. Плюс, на мой взгляд, огромный негатив для Украины, что вместо диверсификации поставок газа мы отказались от двух поставщиков, достаточно с большим имиджем и большими возможностями – Газпрома и Туркменистана, и полностью отдали поставки газа «Росукраэнерго», коммерческой структуре с очень неясной историей. По моим данным, ее уставной фонд составляет 37 тысяч долларов США. То есть фактически мы получили монопольного поставщика сомнительной природы, который отвечает по своим обязательствам на 37 тысяч долларов США. Мне кажется, эти условия настолько неадекватные, настолько кабальные для Украины, что они не будут восприняты ни обществом, ни парламентом. Я уверен, что президент Украины рано или поздно поймет, что он не до конца разобрался в тех условиях, которые ему предложили его подчиненные.

Дмитрий Волчек: Юлия Тимошенко говорит, что компания «Росукраэнерго» сейчас набирает кредиты, чтобы позднее заявить о своем банкротстве и рассчитаться по этим кредитам газотранспортной системой Украины. Похоже на правду?

Александр Чалый: Этот вопрос мне очень трудно комментировать, потому что я не комментирую возможные последствия слухов. Я хотел бы комментировать то, что я вижу. Я вижу, что весь экспорт в Украину будет идти через «Росукраэнерго», и это для нормального человека с нормальным мышлением понятно: было два поставщика, стал один - полная монополия. Во-вторых, если вы покупаете какую-то услугу, то, конечно, ее лучше покупать у стороны, которая может отвечать за качество этой услуги. Мы же покупаем услуги компании, которая завтра может сказать: я не могу исполнить свои обязательства. И мы сегодня, если «Газпром» говорит, что у него есть проблемы с исполнением, можем обращаться к российскому правительству. «Газпром» имеет активы на территории Украины. У нас есть средства и способы политической и юридической защиты. С компанией «Росукрэнерго» у нас никаких средств не будет, у нас будет только одна возможность после этого обращаться с просьбой к руководству России, к руководству Туркменистана. Однако это уже их добрая воля - помочь нам или нет, если мы сами себя загоним в договорные отношения с посреднической компанией. Скажите, пожалуйста, Россия сегодня самый крупный экспортер газа в мире, Украина сегодня крупнейший в мире транзитер газа. Неужели два таких монополиста нуждаются в посредничестве какой-то структуры?

Дмитрий Волчек: Как бы вы оценили масштаб потерь, которые понесет Украина в том случае, если этот контракт все же не будет расторгнут?

Александр Чалый: Его можно оценивать по-разному. Есть сценарий консервативный, есть сценарий более оптимистичный. Потери в любом случае будут. Я исхожу из более оптимистичного сценария. Давайте посчитаем: мы имели с вами при соотношении транзита 1,09 по цене газа 50, реально мы получали 30 миллиардов кубов газа за транзит Российской Федерации 110 миллиардов в сторону Европейского союза. Сегодня, изменив соотношение на 1,6 и 95, - подчеркиваю, что я беру цену 95, хотя эта цена будет действовать только полугодие, - мы получаем в реальном измерении всего 22 миллиарда кубов газа, то есть мы теряем реально 8 миллиардов кубов газа. Цена вопроса по цене 95 сегодня где-то порядка 800 миллионов долларов.

Теперь возьмем вторую составляющую, которую можно на калькуляторе посчитать. Мы, как заявили наши руководители, газ в Туркменистане покупаем по 50-60 долларов. Цена транзита все эти годы до территории Украины была около 20 долларов. 50 плюс 20 – 70. Даже если мы возьмем 60, то есть покупая газ по 95, мы теряем на 40 миллиардах поставки около в среднем около 20 долларов - это следующие 800 миллионов долларов. То есть по моим элементарным самым оптимистичным оценкам потерь, мы теряем порядка двух миллиардов долларов. Юлия Тимошенко оценила это в четыре с половиной – это если брать за базис не 95, а 230, цену, которая зафиксирована в этом соглашении.

Дмитрий Волчек: И все же Юрий Ехануров, а он крепкий хозяйственник, профессионал, назвал договор победой Украины. Может быть, есть какие-то факторы, которые мы не учитываем?

Александр Чалый: Я очень хорошо знаю Юрия Еханурова, я очень уважаю его профессионализм. Юрий Ехануров, мне кажется, поставлен в ситуацию, что он другого комментировать просто не может. Но обратите внимание на другие слова Юрия Еханурова: он официально публично признал, что во втором полугодии он будет повышать тариф и цены на газ для населения. То есть Юрий Ехануров абсолютно четко понимает, что цена 95 будет действовать только первые полгода. Это должна знать и понимать страна. Дело в том, что целый день третьего числа и четвертого страна исходила из того, что суть договоренности в том, что мы получаем газ по 95 долларов на протяжении пяти лет. И в этом случае соглашение было крайне неразумным и стратегически проигрышным для Украины. Но в этом случае у нас была хотя бы зафиксированная на нормальный период времени цена на газ.

Сегодня мы имеем что: мы стратегически проигрываем все, мы уходим с карты транзитера и с карты игрока на газовом рынке Европы, в результате мы получаем 95 (а могли иметь 50) на полгода и абсолютно непредсказуемую цену на газ в следующие полгода и в следующее пятилетие. То есть, будьте уверены, это соглашение столь несправедливо, что оно реально не будет исполняться. И я уверен, что даже Юрий Ехануров, когда он увидит, какие контракты последуют за этим соглашением, внимательно разберется и его мнение будет меняться.

XS
SM
MD
LG