Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидия Попова: повода для силового решения иранского ядерного вопроса нет


Никита Татарский

Иран возобновил работы на ядерном объекте в Натанзе. Сегодня утром с оборудования были сняты пломбы, поставленные ранее международными инспекторами. Генеральный директор МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадей заявил, что терпение международного сообщества в отношении Ирана заканчивается. Россия, которая пытается не допустить введения против Ирана санкций, делает примирительные заявления. Эксперты Радио Свобода считают, что есть основания ожидать, что конфликт не перейдет в силовую стадию.

Заместитель председателя правительства и министр обороны России Сергей Иванов во вторник выразил надежду, что ситуация вокруг иранской ядерной программы не приведет к вооруженному конфликту. Свои надежды он связал с озвученным Москвой еще в прошлом году предложением Тегерану обогащать необходимый для работы его АЭС уран на собственной территории. Это сняло бы опасения мирового сообщества, что под прикрытием "мирного атома" Иран разрабатывает ядерное оружие.

Директор Центра ядерной экологии и энергетической политики Международного социально-экологического союза Лидия Попова считает, что для оптимистических прогнозов есть основания: "Иран действует в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия, статья четвертая которого предусматривает передачу технологии для мирного использования атома, способствует распространению атомной энергетики. Раз уж речь идет об использовании мирного атома, тут никуда не деться от ядерного топливного цикла. И если пять стран, которые считают, что они входят в элитный ядерный клуб, считают для себя возможным развивать ядерный топливный цикл, то почему остальные страны этого не могут делать?"

Подобные противоречия между международными соглашениями, нормами и неписанными правилами, которые к тому же постоянно меняются, делают "неуступчивую" позицию Тегерана объяснимой, полагает аналитик. Общая картина от этого не становится проще: "Некоторые страны относятся к так называемым странам с неустойчивым политическим режимом. [кроме того] Иран считается злейшим врагом Израиля, и позиция Израиля, конечно, влияет на международное общественное мнение. То есть здесь очень сложная ситуация."

Директор МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадей заявил, что терпение МАГАТЭ в отношении Ирана иссякает. Лидия Попова считает, что правильным было бы говорить, что истекает терпение Ирана. Она полагает, что переговоры с иранцами будут продолжены, и последуют новые предложения экономического характера со стороны западных стран: "Думаю, что в таком экономическом духе все это пойдет, будут слабые места в экономике или социальном положении населения Ирана подниматься на первый план, предлагаться помощь в этом роде. Думаю, что все-таки все это будет продолжаться, вот такие переговоры".

В гипотетическом плане эксперт не исключает и дальнейшего обострения ситуации: "Конечно, до [полномаштабного] конфликта не доведут. У Ирана пока нет возможностей перевести все это в силовую формулу. Я не думаю, что ООН свои войска туда введет, пока что я для этого не вижу повода. Нет такой ситуации, что надо было бы, допустим, прекратить строительство завода по обогащению урана или что-то еще, такого конкретного повода нет. Пока что все идет на уровне заявлений".

Сергей Иванов подтвердил, что предложение Москвы об организации обогащения урана для иранских АЭС на территории России остается в силе. Эксперт Радио Свобода не видит в таком предложении ничего особенного: "Россия и для других стран такие услуги оказывает. Это вообще международный бизнес, нравится он или не нравится. Конечно, здесь еще есть и противоречия с российским законодательством, потому что отходы после обогащения урана остаются в России, а этого не должно быть. Но перевозить эти сотни тысяч тонн отвального урана в страну, которая поставляет уран для обогащения, - это просто немыслимо".

Лидия Попова считает инициативу России совершенно нормальной для специфического атомного рынка и при этом вполне приемлемой для Ирана. Осложнения во взаимоотношениях мирового сообщества с этой страной, по ее мнению, носят временный и конъюнктурный характер: "Просто сейчас новое руководство Ирана решило поиграть мускулами и сказать: да, мы хотим свой ядерный топливный цикл. Почему нет? Почему другие страны имеют, а мы не можем этого иметь?"

Министр иностранных дел России Сергей Лавров сообщил, что переговоры России с Ираном продолжатся в феврале. Он признал Тегеран на время переговоров воздержаться от односторонних действий. Вчера же, по сообщению агентства "Интерфакс", представитель посольства Ирана в Москве заявил, что не видит никаких основания продлевать мораторий на обогащение урана.

XS
SM
MD
LG