Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вопреки призывам международного сообщества, Тегеран настаивает на своем праве производить обогащенный уран


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Александр Гостев.

Андрей Шарый: Иран объявил о возобновлении работ в рамках ядерной программы. Утром на специальных объектах в стране с оборудования были сняты пломбы, поставленные в свое время международными инспекторами. Вопреки всем призывам международного сообщества, Тегеран настаивает на своем праве производить обогащенный уран.

Александр Гостев: Иранские власти отказываются подробно рассказывать, как о сути новых ядерных исследований, так и об их масштабе. В 2004 году Тегеран на время добровольно приостановил работы по обогащению урана в результате договоренностей со странами Евросоюза, однако в августе прошлого года переговоры зашли в тупик. Тегеран утверждает, что будет продолжать исследования в ядерной области под контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Вот что заявил официальный представитель иранского правительства Голям Хосейн Ильхам...

Голям Хосейн Ильхам: Наши ядерные разработки не являются незаконными, их временное прекращение было жестом доброй воли, мы заранее оповестили МАГАТЭ о своих планах. С сегодняшнего дня наши исследования будут продолжены. Все пройдет в присутствии инспекторов, как и планировалось.

Александр Гостев: Некоторые международные эксперты высказывают мнение, что нынешняя позиция Ирана - всего лишь попытка выяснить, какой окажется реакция мирового сообщества в случае обострения ситуации. Вот что заявил в интервью Радио Свобода один из старших сотрудников Стокгольмского института изучения мировых процессов Шеннон Кайл...

Шеннон Кайл: Примечательно, что Иран никогда толком не объяснял ни специфику своих исследований, ни их направление. И я задаюсь вопросом: какие цели он ставит перед собой в действительности? Возможно, он осторожно прощупывает позицию западных стран, при этом стараясь, не вступая в прямой конфликт, добиться от них разрешения начать полноценные работы по обогащению урана.

Андрей Гостев: На днях представитель министерства иностранных дел Ирана Хамид Реза Асефи еще раз призвал другие страны не беспокоиться из-за того, что его страна решила воспользоваться естественным правом - заниматься исследованиями в области ядерной энергетики.

Хамид Реза Асефи: Все, чем мы занимаемся, не выходит за рамки как правил, установленных МАГАТЭ, так и Договора о нераспространении ядерного оружия. Мы верим, что западные страны не намерены проводить в отношении нас политику двойных стандартов. Я просто не вижу никаких причин для беспокойства.

Александр Гостев: Тем не менее, несмотря на все заверения в мирных намерениях, беспокойство западных стран по поводу возможностей появления у Тегерана ядерного оружия неуклонно растет. Вчера пять постоянных членов Совета безопасности ООН призвали Иран отказаться от своих планов и вернуться за стол переговоров с Евросоюзом. Глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадей в интервью британскому телевидению заявил, что очередной отказ Ирана раз и навсегда сделать свою ядерную программу прозрачной может исчерпать терпение мирового сообщества. Евросоюз выразил серьезное беспокойство по поводу последних шагов Тегерана. Вольфганг Шюссель, канцлер Австрии, с 1 января председательствующий в Евросоюзе, выступая в Вене, заявил, что ЕС крайней озабочен попытками Ирана уйти от диалога.

Вольфганг Шюссель: Мы вынуждены сказать, что совершенно не удовлетворены развитием событий в Иране. Мы с крайней обеспокоенностью относимся к попыткам Ирана уйти от компромисса. Снятие печатей с ядерного оборудования, безусловно, не ведет к повышению уровня доверия.

Александр Гостев: США по-прежнему утверждают, что главная цель Ирана - тайно создать собственное ядерное оружие. Представитель Белого дома Скотт Макклеллан вновь подчеркнул, что дело об иранском ядерном досье может быть передано в Совет безопасности ООН, поскольку переговоры Тегерана с МАГАТЭ, а также с европейским "трио" - Великобританией, Германией и Францией - зашли в тупик. Насколько драматичной можно считать ситуацию? С этим вопросом корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов обратился к президенту Института внешнеполитических проблем в Филадельфии Харви Зикерману.

Харви Зикерман: События складываются по плохому сценарию. Но было бы намного хуже, если бы Иран уже занимался непосредственно обогащением урана. В этом случае за иранскую ядерную проблему вплотную должен взяться Совет безопасности ООН. Но данный шаг исключает возможность добиться каких-то результатов на основе взаимной договоренности. Это - повторяю, наихудший сценарий. Своим ядерным маневрированием Иран не только приводит в ярость Европу и США, но и даже вызывает растущее недовольство среди своих друзей. По крайне мере тех из них, кто не желает углубления кризиса. Россия и Китай хотели бы решить иранский ядерный вопрос, избежав его внесения в Совет безопасности ООН. Они понимают, что в противном случае им не избежать разногласий по Ирану с Соединенными Штатами и Европой в Совбезе. Сейчас Запад оказывает сильное давление на Россию и Китай, призывая их поддержать санкции Совета безопасности против Ирана, если он провалит все переговоры.

Аллан Давыдов: Но терпение МАГАТЭ и европейской «тройки», судя по всему, иссякает. Допустим, иранское досье передается в Совет Безопасности ООН, который в свою очередь единогласно вводит против Ирана экономические санкции. Во что это может вылиться?

Харви Зикерман: Если Иран станет объектом торговых санкций, он понесет немалый ущерб, поскольку его экономика в значительной степени зависит от зарубежных производителей и от других экономических структур. Однако не надо забывать, что Иран может прибегнуть к ответным экономическим мерам. И тогда покупка иранской нефти, от которой мало кто готов отказаться, станет крайне неприятным и трудным процессом.

Аллан Давыдов: Судя по всему, готовность Ирана расконсервировать свои ядерные объекты не противоречит его переговорам с Россией, предложившей обогащать уран для иранской энергетики на своей территории?

Харви Зикерман: Россия очень настойчиво работает над тем, чтобы события не приняли нежелательный оборот. Последняя российская инициатива - это предложение компромисса, оставляющего за Ираном право строить свою ядерную энергетику без выхода за рамки требований международного сообщества. Возможно, российская инициатива - это последний шанс в международных усилиях по предотвращению неконтролируемых и непоправимых шагов Ирана. Хотя для Ирана проблема не столько в приемлемости предложения России, сколько в степени решимости иранских руководителей продолжать игнорировать требования международного сообщества и заниматься откровенной профанацией - исходя из внутриполитическим мотивов, либо считая что никто не сможет их урезонить. Но им надо иметь в виду, что, затевая игры с Россией, они тем самым подрывают престиж президента Путина. И это может ускорить присоединение русских к усилиям американцев и европейцев по применению к Тегерану санкций Совета безопасности.

Александр Гостев: До последнего момента все попытки США вынести вопрос об иранском ядерном досье на обсуждение Совета безопасности ООН наталкивались на сопротивление Китая и России, главного партнера Ирана в области ядерных исследований. Недавно Москва предложила Тегерану проводить все работы по обогащению урана на российской территории, чтобы избежать обвинений со стороны Запада в тайных попытках использовать эту технологию для создания атомной бомбы. Вчера вице-премьер и министр обороны России Сергей Иванов выразил надежду, что, как бы ни обострилась ситуация, вооруженного конфликта между Ираном и Западом не будет. Корреспондент Радио Свобода Никита Татарский попросил прокомментировать сложившуюся ситуацию директора Центра ядерной экологии и энергетической политики Международного социально-экологического союза Лидию Попову.

Лидия Попова: Я на самом деле поддерживаю заявление Сергея Иванова. По-моему, Иран вполне действует в рамках договора о нераспространении ядерного оружия, статья, по-моему, четвертая которого предусматривает передачу технологии для мирного использования атома, и, в общем-то, всячески способствует распространению так называемого мирного атома, то есть атомной энергетики. Ну, а уж если речь идет об использовании мирного атома, тут никуда не деться от ядерного топливного цикла. И если там пять стран, которые считают, что они входят в элитный ядерный клуб, считают для себя возможным развивать ядерный топливный цикл, то почему остальные страны этого не могут делать? Вот здесь я вижу такое противоречие в самом договоре о нераспространении ядерного оружия и в том, что правила, так сказать, на ходу меняются. Поэтому здесь и Иран тоже можно понять. Хотя какие-то страны относятся к так называемым странам с неустойчивым политическим режимом, странам-злодеям. Конечно, Иран считается злейшим врагом Израиля, и здесь позиция Израиля понятна, и она, конечно, влияет на международное общественное мнение.

Никита Татарский: Мохаммед эль-Барадей заявил, что терпение МАГАТЭ по поводу Ирана иссякает. Что это может означать, как вы думаете?

Лидия Попова: Терпение МАГАТЭ иссякает? Думаю, что будут продолжаться переговоры, будут какие-то льготы экономические предлагать, помощь, еще что-нибудь. Думаю, что в таком экономическом духе все это пойдет, будут какие-то слабые места в экономике или социальном положении населения Ирана подниматься на первый план, предлагаться помощь в этом роде. Думаю, что до ядерного конфликта не доведут. Но у Ирана пока нет таких возможностей, так сказать, перевести все это в силовую формулу. Нет такой ситуации, что надо было бы, допустим, прекратить строительство завода по обогащению урана или что-то еще, такого конкретного повода нет. Пока что все идет на уровне заявлений. Новое руководство Ирана решило поиграть мускулами и сказать: да, мы хотим свой ядерный топливный цикл. Почему нет? Почему другие страны имеют, а мы не можем этого иметь?

Александр Гостев: Во вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров вновь сообщил журналистам, что дальнейшие переговоры по поводу возможности проводить все работы по обогащению иранского урана на российской территории Москва и Тегеран продолжат в феврале.

XS
SM
MD
LG