Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация вокруг иранской ядерной программы все больше напоминает кризис


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Кирилл Кобрин.

Арслан Саидов: Ситуация вокруг иранской ядерной программы все больше напоминает кризис. После вчерашних жестких заявлений европейской «тройки» и Соединенных Штатов Тегеран угрожает закрыть свои ядерные объекты для международных инспекций. Теперь этот вопрос будет вновь рассматривать МАГАТЭ и - после этого - Совет Безопасности ООН.

Кирилл Кобрин: В пятницу министр иностранных дел Ирана Манукер Моттаки заявил, что Тегеран будет вынужден прекратить сотрудничество с МАГАТЭ, если вопрос о его ядерной программе будет передан на рассмотрение Совета Безопасности. Министр сослался на принятый в прошлом году парламентом закон, согласно которому правительство должно остановить сотрудничество с соответствующими международными организациями, если Совет Безопасности займется иранской ядерной проблемой. Позицию нынешних властей Ирана поддержал бывший президент страны Акбар Хашеми Рафсанджани. Выступая перед журналистами в городе Рашт, он сказал…

Акбар Хашеми Рафсанджани: Проблема становится очень серьезной и теперь достигла своей критической точки. На мой взгляд, позиция западных стран основана на колониалистском менталитете. Они не хотят, чтобы другие страны, особенно исламские, обладали новыми технологиями, им важно, чтобы эти страны отставали на несколько шагов.

Кирилл Кобрин: Рафсанджани, который является членом совещательного совета при духовном лидере Ирана аятолле Хаменеи, высказал официальную позицию этого органа...

Акбар Хашеми Рафсанджани: Мы в Совете решили игнорировать эти колониалистские табу и сделать то, что мы решили сделать.

Кирилл Кобрин: Иранские власти отреагировали на решения, принятые в четверг на переговорах в Берлине министрами иностранных дел Великобритании, Франции и Германии. Европейская "тройка», в частности, призвала провести экстренное заседание МАГАТЭ. С подробностями - корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Министрам иностранных дел трех государств понадобилось в Берлине менее 45 минут для выработки общей стратегии, которую озвучил министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер...

Франк-Вальтер Штайнмайер: С нашей точки зрения, настал момент, когда должен вмешаться совет безопасности ООН. Мы хотели бы подвигнуть Иран на выполнение предписаний МАГАТЭ. Мы договорились о необходимости созыва специального заседания совета управляющих МАГАТЭ для разработки дальнейших шагов и мероприятий. Это новая фаза, а вовсе не конец, я хочу это подчеркнуть, не конец наших усилий по по достижению успеха в урегулировании проблемы дипломатическим путем.

Юрий Векслер: Решение европейских министров комментирует политолог Ханс Йессен...

Ханс Йессен: У самого Евросоюза нет своих возможностей по оказанию давления на Иран. Что европейцы могут сделать? Они не могут в одностороннем порядке бойкотировать Иран. Это могло бы только мировое сообщество, ООН. На это и нацелена избранная стратегия. Это попытка получить максимально широкую поддержку позиции протеста в отношении Ирана для того чтобы власти Ирана увидели, что весь мир отвергает тот курс, который намерен проводить Тегеран. Но последует ли на это реакция Ирана, сигнализирующая о готовности к компромиссам? Сомнительно. Военное решение было бы крайней и последней возможностью. Но последствия силового решения настолько непредсказуемы, что о нем пока никто не хотел бы и думать.

Юрий Векслер: А вот мнение другого немецкого политолога Фолькера Пертеса, размышляющего о том, что действия Ирана поставили под сомнение, является ли европейская "тройка" устраивающим Иран партнером по переговорам.

Фолькер Пертес: Европейцы были до сих пор адекватными партнерами Ирана по переговорам. И они сделали оченье правильно, что привлекли Россию, и Иран обсуждал российское предложение. Теперь следовало бы привлечь к переговорам и американцев, хотя бы в косвенной форме. У Ирана есть свои легитимные интересы безопасности. Иранское руководство просматривает геополитическую ситуацию вокруг себя и видит в Ираке, Афганистане и Персидском заливе американские войска. И уже поэтому Иран нуждается в прямой или косвенной гарантии своей безопасности для того, чтобы иметь возможность занять конструктивную позицию в отношении Европы и России.

Кирилл Кобрин: В свою очередь, Соединенные Штаты вновь заявили о своей жесткой позиции в отношении иранской ядерной программы. О заявлении госсекретаря США Кондолизы Райс - корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Соединенные Штаты присоединились к странам Европы, которые высказались за передачу ядерного досье Ирана в Совет Безопасности ООН. С заявлением по этому поводу в Вашингтоне выступила государственный секретарь Соединенных Штатов Кондолиза Райс.

Кондолиза Райс: Соединенные Штаты полностью поддерживают решение министров иностранных дел Соединенного Королевства, Франции и Германии, а также генерального секретаря Совета ЕС Соланы. Мы согласны с тем, что демонстративное возобновление иранским режимом работ по обогащению урана не оставляет Евросоюзу иного выбора, кроме как требовать чрезвычайного созыва Управляющего совета Международного совета по атомной энергии. Этот орган должен доложить Совету безопасности ООН о несоблюдении Ираном его обязательств по соблюдению безопасности.

Аллан Давыдов: Руководитель внешнеполитического ведомства США сделала это заявление сразу после того, как ее коллеги из европейской "тройки" констатировали в Берлине, что переговоры с Ираном о его ядерной программе зашли в тупик. Кондолиза Райс отметила, что Соединенные Штаты - за дипломатический путь разрешения проблемы.

Кондолиза Райс: Мы продолжаем выступать за мирное дипломатическое решение этого вопроса, которое избавило бы мир от угрозы в лице Ирана, оснащенного ядерным оружием, и которое пойдет на пользу иранскому народу тем, что откроет ему возможность возобновления отношений и интеграции в международное сообщество.

Аллан Давыдов: Насколько серьезен сам факт снятия пломб Ираном со своих ядерных объектов, законсервированных два года назад под давлением МАГАТЭ? На этот вопрос отвечает бывший инспектор МАГАТЭ, президент вашингтонского Института науки и международной безопасности Дэвид Олбрайт...

Дэвид Олбрайт: Иран перешел критическую отметку. Это делается не просто ради исследований, как он утверждает. Иран, в сущности, пытается уйти от достигнутых ранее соглашений с МАГАТЭ. Он начинает сводить воедино мощности по обогащению урана, предназначенного, по его утверждениям, для гражданских целей. Однако этот завод фактически может быть использован и для производства высокообогащенного урана, который является компонентом ядерного оружия.

Аллан Давыдов: Американский эксперт допускает, что воздействие международного сообщества на Иран не ограничится давлением со стороны Совета безопасности ООН.

Дэвид Олбрайт: Будут также усилия за рамками Совета безопасности, такие, как введение группой государств санкций по ограничению торговли с Ираном. Иранское руководство бравирует, говоря, что страна выживет в этих условиях. У Ирана - очень слабая экономика, его населению нужны рабочие места. Если вступят в действие торговые санкции Запада, то я не исключаю, что Иран может отступить от своих намерений.

Аллан Давыдов: Чем может обернуться передача иранского дела Совету безопасности ООН, пока непонятно. Кондолиза Райс отказалась предсказывать дальнейшие действия США и их партнеров. Но, по мнению экспертов, первый, наиболее вероятный шаг Совета безопасности - очередное предупреждение в адрес Тегерана и его экономическая изоляция.

Кирилл Кобрин: Кондолиза Райс обсудила по телефону ситуацию вокруг ядерной программы Ирана с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Лавров в интервью агентству «Рейтер» заявил, что Россия поддерживает стремление западных стран вернуть Иран за стол переговоров.

Сергей Лавров: Мы убеждены, что Иран поступит правильно, если вернется в мораторий. В отсутствии такого решения нам будет действительно очень трудно продолжать содействовать тем усилиям, которые мы предпринимали.

Кирилл Кобрин: Российский министр выразил надежду, что сторонам удастся придти к компромиссу:

Сергей Лавров: Надеюсь, что в ближайшие дни контакты, которые запланированы с участием европейской "тройки", Соединенных Штатов, Китая и российских представителей, помогут выработать позицию, которая будет взвешенной и которая будет направлена на совместные усилия мирового сообщества по урегулированию этой проблемы политико-дипломатическими методами, и надеюсь, что иранское руководство услышит наш голос и пойдет по пути, который был согласован ранее.

XS
SM
MD
LG