Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центральная Европа отмечает 15-летие прихода к власти первых посткоммунистических правительств


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Дзиковицкий.

Андрей Шарый: В Литве отметили 15-летие со дня трагических событий в Вильнюсе, когда в ходе вооруженной попытки свергнуть власть, объявившую республику независимой от Советского Союза, погибли 14 человек, а сотни были ранены советскими солдатами.

В эти же дни сразу в нескольких странах Центральной Европы отмечают 15-летие прихода к власти первых посткоммунистических правительств. Польский политик Тадеуш Мазовецкий возглавил первое в бывшем советском блоке некоммунистическое правительство. В разговоре с корреспондентом Радио Свобода в Варшаве Алексеем Дизковицким Мазовецкий рассказывает о деятельности своего кабинета министров во времена, когда еще существовал Советский Союз, об отношениях с Москвой, о проблемах исторической памяти и прав человека.

Алексей Дзиковицкий: Господин Мазовецкий, когда в Польше появилось некоммунистическое правительство, которое вы возглавили? Не было ли опасения, что Советский Союз вмешается, не позволит полякам зайти слишком далеко?

Тадеуш Мазовецкий: Конечно, опасения были, но я считал важным, чтобы Горбачев понял, что мы будем сами решать, что делать в своей стране, что хорошие отношения возможны и с некоммунистическим премьером при одном условии - в том, что касается внутренних проблем Польши, решения будут приниматься у нас, а не у них.

Алексей Дзиковицкий: Тадеуш Мазовецкий был сторонником мирного перехода власти от Польской объединенной рабочей партии к оппозиции, что некоторые считают и продолжают считать ошибкой и даже предательством, заявляя, что на коммунистов следовало бы сильнее нажать во время "круглого стола", призвать их к ответу за содеянное. С перспективой времени считает ли Тадеуш Мазовецкий, что это действительно была ошибка?

Тадеуш Мазовецкий: Всегда можно сказать, что что-то можно было сделать лучше, чем кто-то сделал. Я, однако, считаю, что "круглый стол" был великим достижением. У каждой стороны были разные цели. Власти хотели втянуть "Солидарность" в существовавшую систему. "Солидарность" же, прежде всего, добивалась легализации работы многомиллионного профсоюза. Ведь тогда мы еще не осознавали, как все далеко зайдет. Первые, частично свободные выборы оказались огромным успехом "Солидарности". Мы сформировали правительство. Я никогда не говорил, что не нужно указать на виновных в преступлениях и наказать их, но моей задачей было не допустить реванша, кровопролития. Если бы это случилось, то весь процесс перемен затормозился бы и не только в Польше, но и в других странах, в том числе и в СССР.

Алексей Дзиковицкий: Во время, когда правительство возглавил Тадеуш Мазовецкий, Польша находилась в тяжелом экономическом положении. Реформа экономики была доверена молодому и в то время малоизвестному экономисту Лешеку Бальцеровичу, который провел так называемую шоковую терапию. Были ли сделаны тогда какие-то ошибки, которых могли бы избежать страны, которые идут по пути подобных реформ сегодня?

Тадеуш Мазовецкий: Мы хотели сделать все, как можно лучше. Получилось ли? Думаю, что только очень самодовольные люди могут говорить, что у них все получается. Для меня фундаментальной проблемой реформ была безработица. Ее, однако, можно решить только через инвестиции, инвестиции в современные технологии. Отсюда следует - сокращение кадров на ориентированных на Восток предприятиях с престарелыми технологиями, которые достались нам в наследство. Особое внимание нужно было обратить на баланс между фактором рыночным и фактором общественным. Это важно.

Алексей Дзиковицкий: Чехи и словаки хорошо помнят, что во вторжении войск Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году активное участие принимали поляки. Войцех Ярузельский в свое время извинился за это перед Прагой. А должна ли, по мнению Тадеуша Мазовецкого, Москва попросить прощение у поляков за Катынь и репрессии особенно в 40-х - 50-х годов?

Тадеуш Мазовецкий: Для меня важнее, чтобы говорилась правда об исторических событиях, в заявлениях, в учебниках, чтобы не появлялись заявления вроде - пакт Молотова-Риббентропа был необходимостью, это было положительное событие. Исторической правды я ожидаю, прежде всего.

Алексей Дзиковицкий: Нынешние польско-российские отношения нельзя назвать хорошими. В Польше одни говорят о том, что Варшава должна занимать более твердую позицию в диалоге с Москвой, другие - что в одиночку поляки слишком слабы. Поэтому нужно как-то приспосабливаться, искать союзников в Европейском Союзе. А как вы считаете, господин Мазовецкий?

Тадеуш Мазовецкий: Знаете, все это слова - твердо, мягко, поддаваться. Конечно, никто не будет советовать быть тряпкой, но я считаю, что важно, прежде всего, иметь понятную, конкретную политику в этих отношениях, нужно показывать, что мы хотим хороших отношений, сотрудничества. Не стоит раздражать другую сторону по пустякам, но одновременно нужно следить, чтобы к нам относились должным образом.

Алексей Дзиковицкий: Было ли что-нибудь в коммунистической Польше для Тадеуша Мазовецкого такого, что он бы хотел сейчас вернуть? Чего ему не хватаете в Польше современной?

Тадеуш Мазовецкий: Странный вопрос. Многие люди так говорят, что тоскуют по тем порядкам, по той системе. Я - нет. Единственное, что было хорошего - это дух борьбы, сильный дух тех людей, которые боролись вместе со мной против коммунизма.

XS
SM
MD
LG