Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российское космическое агентство создает экологические проблемы


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Михаил Фролов: Неподалеку от подмосковного города Красноармейска в 2005 году было сожжено более 30 твердотопливных двигателей от ракет "Тополь". По словам заместителя руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николая Кутьина, на этот опасный проект нет необходимых разрешений, и проект не проходил государственную экспертизу. Игорь Можаев, начальник управления Ростехнадзора по Московской области, сообщил, что "от них не было обращений за лицензией, и мы о них ничего не знаем". О том, как это стало возможным, моя коллега Марина Катыс беседует с доктором химических наук, президентом Союза "За химическую безопасность" Львом Федоровым.

Марина Катыс: В конце 2005 года пришло сообщение о том, что в Подмосковье сожжено более 30 твердотопливных двигателей от ракет "Тополь". И причем это сделано на открытом стенде, неподалеку от города Красноармейска. Насколько я понимаю, никаких разрешительных документов на эту операцию выдано не было, и проект не прошел государственную экологическую экспертизу. Как такое вообще могло быть?

Лев Федоров: Российское космическое агентство сжигает ракеты там, где ему хочется. Вот они решили для себя, что они в Подмосковье в городе Красноармейске будут сжигать, - и сжигают. Причем Ростехнадзор об этом просто не знал, совсем не знал. Я поясню, откуда "растут ноги", собственно, этого дела. В прошлом 2004 году в Подмосковье этот полигон сейчас имеет такое мягкое название - НИИ геодезии, а на самом деле речь идет о Софринском артиллерийском полигоне, начавшем работать еще в 1934 году. Это гигантский полигон - 190 квадратных километров, и из них только боевых полей - 150 квадратных километров. На самом полигоне есть 30 километров железных дорог и 200 километров автомобильных дорог - вот такой гигант в Подмосковье. Так вот, он жил себе и жил, но он в прошлом году находился в процедуре банкротства.

То есть существует такой полигон, и есть Российское космическое агентство, которому очень хочется уничтожать ракеты, ненужные, снятые с боевого дежурства ракеты, при этом не исполняя российских законов. Вот когда все это сходится, то получается вот такая ерунда. Что произошло? Во-первых, за 2005 год Российское космическое агентство мобилизовало вот этот софринский полигон на уничтожение там твердотопливных ракет. Во-вторых, случилась у них неприятность в Бийске, морские ракеты перестали уничтожать. Что-то там в Бийске американцам не понравилось, и они это дело прикрыли.

И осталась еще у нас "заноза" - Воткинск. Дело в том, что в Воткинске в свое время силами экологических активистов было приостановлено неэкологичное сжигание ракет. Оказалось, что все не так просто, а в течение 2004 года в Воткинске центр ликвидации ракет построили, и придумали хитрую систему, о которой общество совсем ничего не знало. И на эту тему было принято постановление. Будете смеяться, но оно было принято 31 декабря 2004 года, под Новый год. Постановление такое: в Воткинске ракеты разбираются, общественность просят не беспокоиться. Вот когда "ракеты разбираются", то оттуда они двигаются какие-то ракеты в Пермь, которые должны были когда-то двигать в Бийск, сейчас не в Бийск, а какие-то ракеты поехали в Красноармейск. И вот те, которые поехали в Красноармейск, они и сжигались целый год в Красноармейске, на вот этом софринском полигоне, о чем общественность, естественно, ничего не знала.

Марина Катыс: То есть получается, что ведомство на подведомственных ему территориях делает, фактически, что хочет, и совершенно не собирается ставить в известность федеральные власти о своей деятельности.

Лев Федоров: Тут хуже. Во-первых, Российское космическое агентство не имеет в своем подведомстве НИИ геодезии и вот этот бывший софринский артиллерийский полигон. Просто оно взяло из бюджета деньги и заплатило им, и они жгут, и все. Но самое обидное, вы говорите - российские власти, но российские власти все это из бюджета - и Дума наша это утвердила - оплатили. Другое дело, что российские контрольные власти - у нас полно контрольных властей, Технадзор занимается проверкой техники, Санитарный надзор, Природный надзор еще у нас есть - они все делают вид, что они что-то делают, а на самом деле ни один из этих надзоров ничего не хочет делать. В данном случае это на 100 процентов получилось так.

Марина Катыс: Если вернуться к тому, что происходит на полигоне НИИ геодезии под Красноармейском, насколько я понимаю, там технология предельно простая: твердотопливный блок ракеты укрепляется на бетонном основании и выгорает.

Лев Федоров: Да.

Марина Катыс: Но это приводит к выбросу в атмосферу значительного количества загрязняющих веществ, в частности - диоксинов, чрезвычайно стойких органических отравляющих веществ. И как такое мероприятие может проходить бесконтрольно, без лицензии, без каких-либо разрешительных документов?

Лев Федоров: К сожалению, мы живем в таком государстве. Я приведу еще один пример. Я говорил о том, что ракеты прекратили сжигать в Бийске, а Бийск был ориентирован на сжигание морских ракет. То есть железнодорожные ракеты - в Перми, "Тополя", сухопутные ракеты, из подземелья которые летят, - в Воткинске (это изначальная идея была), а морские - в Бийске. Так вот, когда Бийск прекратил свою деятельность, в ноябре попытались в Перми тайком сжечь морскую ракету, и на закрытом стенде, на котором разрешено не более 19 тонн сжигать, они сожгли морскую ракету весом 39 тонн. К тому же им запрещено было сопло снимать, а они его сняли. Короче говоря, 4 ноября 2005 года произошел взрыв на стенде в Перми, об этом знает вся Пермь, "не знает" только министр обороны, который тут же, естественно, примчался в Пермь, что означает, что именно он давал команду на вот это уничтожение, и тут же прессе, не моргнув глазом, заявил, что ничего там не случилось. Причем я обращаю внимание, что сжигать ракеты посреди Перми Технадзор не разрешает.

Марина Катыс: Во всяком случае, что касается пермской истории с уничтожением ракеты - это широко обсуждающаяся проблема. Но то, что в подмосковном Софрине, в зоне отдыха, где расположены санатории, детские дома отдыха и вообще дачная местность, находится такой полигон, на котором в открытую жгут твердотопливные двигатели от ракет "Тополь", - это просто скандал.

Лев Федоров: Это скандал, и надо сказать, что Технадзор был последней инстанцией, которая об этом узнала. Просто местные жители разъяснили местным депутатам муниципальных областных и законодательных учреждений, что это нехорошо, и те начали писать письма. Вот после этого Технадзор узнал о действиях предприятие, которое не имеет лицензии, не имеет декларации промышленной безопасности и вообще не числится у Технадзора среди опасных предприятий.

XS
SM
MD
LG