Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Только каждая двадцатая бутылка грузинского вина на российском рынке настоящая


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.

Михаил Фролов: Только каждая двадцатая бутылка грузинского вина на российском рынке настоящая. Откуда столько подделок?

Георгий Кобаладзе: Вино в Грузии, конечно, больше, чем просто алкогольный напиток, тем более рыночный продукт. Поэты называли Грузию «страной виноградной лозы». Согласно преданию, святая Нино в IV веке освещала Грузию крестом из виноградной лозы. Вино в Грузии - это ценность, имеющая отношение к национальной идентичности. Это ритуал в том смысле, в каком данное понятие упоминается у древних китайских мыслителей. Вино и соответствующий ритуал - здесь основа этических систем, в некотором смысле определяющих взаимоотношения между людьми. Фетишизация вина достигла в Грузии таких масштабов, что даже бывший президент страны Эдуард Шеварднадзе в одном из интервью назвал Грузию "колыбелью вина и виноделия". Его утверждение сразу же оспорили грузинские журналисты. Например, один из них написал, что, если Грузия является родиной вина и виноделия, тогда получается, что вино и виноградная лоза, упомянутые в первых же книгах Ветхого Завета, завезены в Вавилон, Египет и Землю обетованную из Грузии, что маловероятно.

Конечно, все разговоры о том, что Грузия является родиной вина и лозы - это гиперболизация, но вот то, что именно и только в Грузии вино стало важнейшим фактором национальной идентичности с богатейшим, сопутствующим ритуалом и совершенно особенным к нему отношением, не вызывает ни малейшего сомнения. Достаточно вспомнить о феномене и традициях тамады, безусловно, возникших и сформированных именно в Грузии. А в целом все-таки дело не в бренде и торговой марке. Например, "Боржоми" не менее известно в России, чем "Киндзмараули", но для грузин "Боржоми" - всего лишь минеральный напиток и все. Смешно гордиться "Боржоми", а вот "Киндзмараули" или "Хванчкара" - предмет гордости. И то, что только каждая двадцатая бутылка "Хванчкары", продающаяся на российском рынке, не является подделкой и действительно разлита в тех самых четырех селах региона Рача на западе страны, воспринимается грузинами, как национальное оскорбление. Помните сцену из фильма Резо Чхеидзе "Отец солдата", когда в Берлине весной 45-го главный герой, пожилой кахетинец, ударил офицера за то, что тот переехал виноградную лозу танком? Для того крестьянина из Кахетии, родины грузинских вин, лоза - ценность, а не просто растение. Кроме того, в Грузии вино - цивилизационный бренд, признак принадлежности страны к европейской цивилизации и один из аргументов права грузин считать себя европейцами, частью Европы, европейской культуры. Неудивительно, что в Грузии с особенным волнением относятся ко всему, что связано с вином. Тем более болезненно, даже мучительно воспринимается нынешний упадок грузинского виноделия.

Несколько лет назад известный грузинский кинорежиссер Георгий Шенгелая основал пророссийскую партию, выступающую за сотрудничество и сближение с Россией. Самое интересное, что свою партию господин Шенгелая назвал "Путь лозы". Возникает вопрос: почему? Сам кинорежиссер никогда не пояснял. Можем только догадываться. Грузинское вино широкую известность и признание получило именно в Советском Союзе или, как часто говорят без излишней политкорректности, в "большой России". После распада Советского Союза, когда грузинское виноделие потеряло монополию, а на российских прилавках появились знаменитые на весь мир великолепные французские, испанские, итальянские вина, россияне очень быстро познали качество бордо и кьянти, но, к счастью, для грузинских виноделов они не забыли о "Хванчкаре". Во многом именно благодаря этой своеобразной ностальгии сотни грузинских винных заводов, тысячи виноградников по всей восточной и западной Грузии сохранились, не были срыты и уничтожены под арбузные плантации. Кстати, лучшие грузинские виноделы этого никогда не скрывали и не скрывают.

Мы обратились к двум самым успешным бизнесменам, для которых делать хорошее вино не просто бизнес, но призвание, к владельцу фирмы "Джорджиан Вайнс энд Спиритс" Левану Гачечиладзе и председателю совета директоров компании "Саамо" Зурабу Ткемаладзе. Кстати, оба являются депутатами парламента страны. На вопрос о том, отразится ли негативно на их бизнесе возможные ограничения импорта грузинских вин, о чем все чаще говорят в Москве, винные короли Грузии отвечают в один голос... Леван Гачечиладзе разговаривал с нами по телефону под шум машины, находясь на своем заводе...

Леван Гачечиладзе: Обязательно, а как же? Потому что в Европе или в Америке раскрутят грузинское вино, сперва надо раскрутить грузинское виноделие, грузинские наименования и так далее. В России это уже все знают, это традиция застолья, традиция тамады. Нанесет ущерб виноделию внутри Грузии обязательно, если запретят или будут торговать с какими-то барьерами по продаже грузинского вина. Пока таких барьеров нет.

Зураб Ткемаладзе: Ну, конечно, это создаст проблему. Я не думаю, что Россия придет к этому мнению, что надо ограничить поставку грузинского вина. Почему? Потому что, если ограничить грузинские вина, я попрошу, чтобы поверили мне, в таком случае войдут на российский рынок фальсифицированные грузинские вина, которые будут готовиться везде, кроме Грузии.

Георгий Кобаладзе: Зураба Ткемаладзе считают в Грузии не только романтиком и поэтом, но фанатиком вина.

Зураб Ткемаладзе: Вино, для которого я работаю, наверное, уже полвека, точнее 46 лет. 46 лет я готовлю вино и без лишней скромности должен сказать: фирма, которую я представляю, готовит очень хорошее вино. Это мое родное, это мое богатство, это мое счастье.

Георгий Кобаладзе: Однако человеческое счастье, как известно, становится первой жертвой политических проблем. Тот же Георгий Шенгелая, основавший четыре года назад движение "Путь лозы", недавно заявил, что порвал устав и ликвидировал партию. Почему? А потому, что, по его словам, Россия не хочет идти навстречу Грузии в вопросе решения проблем Абхазии и Южной Осетии.

XS
SM
MD
LG