Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Православное Рождество в Голландии


Софья Корниенко, Амстердам: Православное Рождество в Голландии - экзотика. По всей стране насчитывается менее десяти русских православных приходов. Для сравнения, в одном Петербурге православных приходов, как минимум, 250. Однако, православные традиции в Голландии живы, а за последний год здесь появилось целых два новых храма. Помимо непоколебимой преданности православной вере еще оставшихся в живых старых русских иммигрантов, все большую поддержку православной церкви в Нидерландах оказывают… сами голландцы. По некоторым данным, их число в русской православной общине страны уже достигло двадцати процентов.

Однако, здесь уместен вопрос: в какой православной общине, которой русской православной церкви? Ведь помимо церкви Московского патриархата, в Голландии и в соседней Бельгии есть еще и несколько приходов Русской православной зарубежной, синодальной церкви. Иными словами, два разных микромира, которые, если и пересекаются, то весьма осторожно. Говорит отец Стефан Вейртс, голландец по происхождению, Протоирей от русской православной зарубежной церкви.

Отец Стефан Вейртс: Я вижу несколько препятствий со стороны тех людей в московской патриархии, которые, кажется, более заинтересованы в предметах, объектах и финансах, чем в соединении церковного народа. О воссоединении здесь еще нет и вопроса, вопрос на первой стадии - это взаимное признание, чтобы из России не пытались решать вопросы зарубежные здесь. Это старая традиция Московской патриархии - независимо от того, кто руководит страной, они пытаются всегда найти какой-то способ сотрудничества, признания власти центра. Ну, они существуют, не было очень теплых отношений друг с другом все эти года с коммунизмом. Теперь мы стараемся как-то приблизиться, и стараемся быть хорошими соседями. Но о сожительстве еще не будем говорить.

Софья Корниенко: По мнению настоятеля нового Александро-Невского собора Московского патриархата в Роттердаме, отца Протоирея Григория Красноцветова, сближению двух церквей уже ничего не препятствует, кроме мелких, зачастую административных проблем.

Отец Григорий Красноцветов: Было время, в 1994-1995 году, я в Арнхеме, в зарубежном приходе совершал отпевание, когда еще ни о каком сближении и речи не было абсолютно. Я считаю, что это историческое недоразумение, которое затянулось очень надолго, и которое преодолевать нужно как можно быстрей. Особенно последние прихожане, вот последних волн, они просто не представляют, что это такое. У нас ведь очень неоднородная масса людей, прихожан, но те люди, с которыми мне приходится чаще всего общаться, ощущают то, что они в любом случае, знают они язык или не знают, - чужие. Ну, я думаю, что это желание хоть какую-то ниточку в руках сохранить связи с родиной.

Софья Корниенко: Опекун синодального прихода Церкви Марии Египетской в Амстредаме Джон Андерсен - американец, живет в Голландии почти тридцать лет. Почему его выбор пал не на церковь московского патриархата, и сознательный ли это был выбор?

Джон Андерсен: Ну, как вам сказать. Чем больше я узнавал впоследствии о разнице между двумя церквями, тем более сознательным становился мой выбор. Лично мне было просто приятнее в зарубежной церкви. Надо сказать, что церковь в России все же сильно отражает российскую действительность, изменения в стране. Последние 80 лет не прошли для российской церкви бесследно.

Софья Корниенко: Тот же самый вопрос - «Почему синодальная церковь?» - я задала и жене Джона, Надежде Карманниковой.

Надежда Карманникова: В свое время, когда молодые были, тоже немножко занимались реставрацией церкви. Путь был долгий. Здесь маленькая вот эта церковь как бы нам домом стала.

Софья Корниенко: В отличие от прихожан церквей Московского патриархата, прихожанам синодальной церкви придется и в этом году обойтись без рождественской службы в Голландии, поэтому некоторые из них отправятся праздновать Рождество в ближайший монастырь синодальной церкви, находящийся в 80 километрах от Парижа.

Надежда Карманникова: На Рождество остаются без службы, потому что мы вот едем, возьмем, кого мы можем, а на Пасху мы ездим по пять, по шесть машин туда, целым приходом, и это уже у нас, мы делаем много лет подряд. И дети у нас выросли в этих традициях, и мы там открываем для себя те традиции, которые нам за всю жизнь были не знакомы. Я вот знаю, что они вот сейчас делают яблоки в красном воске, и еще там как-то вырезают, воск наливают, и у них прямо из живого яблочка из красного горит свечечка. Как-то они украшают даже столы-то определенным образом. Вот на Рождество или на другие праздники мы там немножко подкрепляем свои традиции.

XS
SM
MD
LG