Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социальные потрясения россиян


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – председатель Комитета по труду и социальной защите населения Санкт-Петербурга Александр Ржаненков.

Татьяна Валович: Ушедший 2005 год был отмечен потрясениями в социальной сфере. Как отмечают социологи, митинги протеста в связи с реализацией 122-го Закона упоминались россиянами при подведении итогов года наиболее часто. Как оценивают петербуржцы, принадлежащие к наиболее социально-незащищенным слоям ушедший год, и чего ожидают от властей в плане социальной политики в году наступившем расскажет корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: За минувший год жизнь людей с ограниченными возможностями в Петербурге стала не намного легче, а в некоторых отношениях труднее. 122-й Закон лишил многих из них жизненно важных льгот, которые далеко не всегда окупаются денежной компенсацией. Инвалиды могли бы гораздо лучше интегрироваться в общество. Люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата часто способны быть замечательными работниками в сфере умственного труда, но инфраструктура города до сих пор не приспособлена к человеку в инвалидной коляске. По той же причине дети-инвалиды не могут посещать обычные школы, что было бы полезно и для всех остальных детей, которые тогда по-другому относились бы к своим одноклассникам с ограниченными возможностями, как это происходит в развитых странах. У Елены Александровны дочка – инвалид, которая очень хочет ходить в школу, а не учиться на дому.

Елена Александровна: Конечно, если бы это было в классе, было бы очное обучение, это было бы интереснее и лучше для ребенка. Потому что это общение, от которого мы практически изолированы. У нее только сестра и брат. Мы общаемся в основном в семье, а общаться очень хочется. Она очень хочет учиться. Рисовать хочет. Мы ищем местами. Какой-то центр есть, немножко пообщаемся, а так все получается домашнее.

Татьяна Вольтская: Правда, есть и положительные моменты. Например, в городе на средства Комитета по труду и социальной защите начала размещаться социальная реклама, первой на плазменных носителях появилась реклама общественной организации «Родительский мост». К середине следующего года должно заработать социальное такси. И все же неэффективным членам общества трудно ожидать в будущем году перемен к лучшему. Говорит руководитель городской общественной организации инвалидов «Мы вместе» Юрий Кузнецов, которого больше всего тревожит новая редакция Закона «Об общественных организациях».

Юрий Кузнецов: Если он заработает в том виде, в котором он есть, я думаю, что и наша организация может пострадать. Могут дать разрешение на получение зарубежного гранта, а могут и не дать.

Татьяна Вольтская: В Законе все отдано на усмотрение чиновника, и он может счесть, что книга про инвалидов вредна для общества. Таким же образом, считает Юрий Кузнецов, и другие организации, помогающие людям выжить, могут лишиться зарубежных грантов – иногда единственного средства к существованию.

Татьяна Валович: Каковы же будут приоритеты социальной политики в Петербурге в наступившем году, мы поговорим с председателем Комитета по труду и социальной защите населения Александром Ржаненковым.

Неслучайно первый наш эфир в этом году посвящен социальной политике. Очень хочется, чтобы в России забота о человеке наконец-то вышла на первое место и стала приоритетом. Пока реализацию идей в социальной сфере зачастую можно сравнить с шоковой терапией, как, например, уже упоминавшийся 122-й Закон. Александр Николаевич, все ли недоработки 122-го Закона, которые были выявлены за этот год, а их было очень много, скорректированы? Чего ждать от продолжения реализации этого Закона петербуржцам?

Александр Ржаненков: Практически все те недоработки, которые были в начале года городской властью, правительством города, Законодательным собранием были разрешены. Существуют еще проблемы, проблемы федерального уровня так называемых длящихся правоотношений, которые до сегодняшнего дня в полном объеме не урегулированы.

Татьяна Валович: Но это зависит от федеральной власти?

Александр Ржаненков: Это зависит от федеральной власти. Вместе с тем, город не ждал решения федерального правительства или каких-то других федеральных структур. За счет своих возможностей решали проблемы наших горожан на правительстве, на Законодательном собрании, принимая соответствующие городские законы и нормативные документы.

Татьяна Валович: У нас есть уже вопрос от слушателя. Добрый день, слушаем вас.

Слушатель: Вас беспокоит коренная москвичка Наталья Эдуардовна. У меня такой вопрос. Почему же в советское время, какие бы не были страшные репрессии, мы сумели заставить государство оставить хотя бы инвалидов в покое, я уже не говорю по аналогии с ними и остальных детей от педофилов. Я сама инвалид, но я не встала на инвалидность за всю свою жизнь. Я ограждена от этой заразы и грязи.

Татьяна Валович: Вероятно, вопрос связан с тем, насколько сложно сейчас людям пройти переосвидетельствование.

Александр Ржаненков: К сожалению, с прошлого года оформление документов осуществляется органами медико-социальной экспертизы, которые отнесены к федеральной структуре. Это тоже усложнило процесс оформления документов. Вместе с тем, в Санкт-Петербурге эта проблема максимально разрешена.

Татьяна Валович: А вот как она максимально разрешена? Меня поразил один случай, когда к нам позвонил человек и сказал: «Что же это такое, я инвалид, у меня нет ноги. Она у меня не вырастит. Почему меня заставляют переосвидетельствоваться?»

Александр Ржаненков: Это, прежде всего, оттого, что не была организована в начале года должным образом информационная составляющая для этой категории граждан. Вместе с тем, есть федеральные законы, которые обязывают в определенный период времени (раз в год или раз в два года) проходить переосвидетельствование по разным причинам. Здесь это не объяснишь, не потому, что у него, извините, нога вырастит, есть другие законодательные нормативные условия. Самое главное, мы перешли на новую систему – систему оплаты на основании ограничения трудоспособности. Не просто присвоение группы инвалидности. Для этого нужно было реорганизовать всю систему. Было принято решение для наших категорий инвалидов I и II групп осуществлять в прошлом году переосвидетельствование, не посещая органы медико-социальной экспертизы. Что значительно снизилось обращаемость, очередность. Были созданы более удобные условия для этих наших уважаемых горожан. Радиослушательница задала вопрос относительно инвалидов. Конечно, в прошлые, старые времена в советской системе об этом вообще разговора не было. На сегодняшний день за последние 3-5 лет достаточно много сделано, хотя это просто начало того тяжелейшего, непростого, сложного пути. Все это зависит от экономики государства. Город наш имеет возможности (особенно финансовые) в этом году решить проблемы. В прошлом году решил проблемы за счет своей экономической составляющей, за счет того, что доходы в город больше пришли. В 2006 году значительно увеличен бюджет социальной сферы для того, чтобы решать проблемы доступности.

Татьяна Валович: На что в первую очередь пойдут деньги? По-моему, на 20 процентов увеличен бюджет?

Александр Ржаненков: На 20 процентов только наша сфера увеличила объемы в 2006 году. Прежде всего, на сокращение бедности. Наша главная задача и позиция губернатора – сокращение масштабов бедности.

Татьяна Валович: Какая сейчас самая маленькая пенсия по городу вы знаете?

Александр Ржаненков: Самая маленькая – это социальная пенсия. Она составляет в районе 3 тысяч рублей, это минимальная, но у нас доплачивается, во-первых, за счет городского бюджета различным категориям горожан. В том числе в этом году с 60-летнего возраста доплачивается до прожиточного минимума каждому человеку, который получает меньше соответствующей суммы. Город выплачивает значительные суммы семьям, имеющим детей разного возраста, для приобретения различных продуктов, вещей и так далее.

Татьяна Валович: Насколько трудно это оформление? Потому что раньше, я знаю, нужно было каждые три месяца подтверждать пособие на ребенка. Говорилось о разработке электронной базы социальной, чтобы люди не приносили каждую справку, не бегали, не стояли, не собирали весь этот пакет документов. Почему до сих пор это не заработало в полной мере?

Александр Ржаненков: Заработало, но полностью избежать предоставление документов, официальным образом передавая в органы социальной защиты, невозможно. Потому что есть и негативная составляющая. Конечно, человек должен подтверждать уровень своей заработной платы, совокупный доход семьи для того, чтобы получить от государства соответствующую доплату. Вместе с тем, в прошлом году и в этом году минимальное количество документов требуется для этого. В принципе, только вот эта справка, подтверждающая совокупный доход семьи. Человек получает соответствующие суммы на свои карты, и может их использовать в рамках тех предусмотренных возможностей и законов.

Татьяна Валович: А вы знаете, что мамы, которые родили, у них тоже есть пластиковые карты. Что они могут купить в тех магазинах, по какой цене? Вы сами были в этих магазинах?

Александр Ржаненков: Безусловно, часто бываю.

Татьяна Валович: Вас удовлетворяет тот ассортимент?

Александр Ржаненков: Мне, может быть, трудно объективно оценить, но последние полгода замечаний в адрес власти нет. Потому что, если в прошлом году обеспечивала соответствующими продуктами питания и товарами детского ассортимента одна компания, то на сегодняшний день 15 компаний. Расширена сеть магазинов, изменен ассортимент, доступнее стали разные товары, родители имеют возможность выбора товара для своего ребенка. Анализ прошлого года показал все-таки значительные изменения. Вместе с тем, есть отдельные моменты, которые мы в этом году постараемся разрешить.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Я пенсионер из Санкт-Петербурга. Что касается улучшения или ухудшения состояния пенсионеров, то, по-моему, оно ухудшилось. Мне 76 лет, я сейчас серьезно думаю, прошу прощения, о суициде, хотя в свое время была достаточно активным человеком – научным работником, преподавателем вуза.

Александр Ржаненков: За последний год, конечно же, изменилось в лучшую сторону состояние наших пенсионеров.

Татьяна Валович: Как же в лучшую? Вот конкретный пример.

Александр Ржаненков: Увеличились пенсии, многие решены проблемы тех законодательных актов, которые не действовали в прошлом году. Наверное, какие-то другие мотивы у человека есть. Прежде всего, наверное, это касается здравоохранения. К сожалению, проблема очень острая остается. Только в конце года заработал Закон 122 в части обеспечения льготными лекарствами. На сегодняшний день точно также есть вопрос, связанный с отказом от соцпакета. Пожилых людей, наверное, это в первую очередь трогает. Конечно же, эта непредсказуемость в части медицинского обеспечения она, наверное, накладывает отпечаток на пожилого человека.

Татьяна Валович: Более 50 процентов петербуржцев отказалось от соцпакета.

Александр Ржаненков: 63 процента.

Татьяна Валович: К нам поступил вопрос от Ирины Семеновны. Она спрашивает: «Я инвалид I группы. Но, по-моему, инвалидность дается пожизненно. Что могут заставить меня переосвидетельствоваться?»

Александр Ржаненков: Инвалидность I группы не может быть предоставлена многим категориям пожизненно. Разные есть патологии, разные причины, есть временная инвалидность. Если у нее есть соответствующие показания, то может быть и пожизненно. Принимает решение комиссия медико-социальной экспертизы.

Татьяна Валович: Возможно ли прохождение такой комиссии на дому?

Александр Ржаненков: Возможно. Существует соответствующее прохождение. Для этого нужно обратиться в установленном порядке или в органы социальной защиты или в медико-социальную экспертизу. Человеку будет произведена комиссия на дому.

Татьяна Валович: С этого года планировалось, что сопровождающие лица, которые без зрения, тоже начнут ездить в транспорте бесплатно. Это начало действовать?

Александр Ржаненков: Оно начало действовать еще в прошлом году. Сегодня очень удобная система для этого создана. Вместе с общественной организацией слепых эта система отработана. Жалоб никаких нет. Сопровождающие имеют право ездить с соответствующим лицом бесплатно и на метро, и на наземном транспорте.

Татьяна Валович: Что делать людям, которым необходимо сурдоперевод использовать в общественных местах? Был совершенно дикий случай. При судебном разбирательстве человек нем, он показывает, что он не может говорить. Это можно как-то урегулировать?

Александр Ржаненков: Безусловно, можно. У нас есть технически организованная служба, которая предоставляет соответствующую услугу. Это центр технической реабилитации. Существует соответствующая услуга соответствующей организации глухих. Мы в определенном объеме оплачиваем соответствующую услугу, они предоставляют сурдопереводчиков. К сожалению, это не вошло в гарантированный перечень обязательных услуг. Мы должны в этом году принять нормативный акт с тем, чтобы за счет городского бюджета поддерживать эту службу, чтобы эта служба была обязательной, финансируемой за счет средств городского бюджета.

Татьяна Валович: По последним данным, каждый седьмой житель Петербурга – это инвалид. Поэтому тот проект, о котором вы говорили в ноябре прошлого года, давно ожидаем. О нем говорят давно. Когда же, наконец, он заработает?

Александр Ржаненков: Думаю, что он заработает в первом квартале текущего года. Прежде всего, он работает в ограниченном количестве уже с 1994 года.

Татьяна Валович: Но это минимум.

Александр Ржаненков: Да, но вместе с тем, мы должны внести на правительство в феврале месяце систему, подготовленную для обеспечения проездом лиц маломобильных групп населения. Конечно, здесь две категории. Есть лица, которые имеют патологию опорно-двигательную, это одна составляющая. Таких порядка 3 тысяч человек. Для этого надо примерно 25-30 единиц транспорта. Остальные – это система такси, существующего по такой методики через отделы социальной защиты. Человек может вызвать соответствующее транспортное средство и доехать до места, которое его интересует. Положением, которое будет внесено в феврале месяце, будут определены конкретные объекты, куда имеет право человек вызвать социальное такси, какие категории имеют право его вызвать, какую сумму он будет оплачивать. На сегодняшний день экспериментальное действует такси. Сумму от 9 оплачивает гражданин до 105 (поездки в область). В феврале правительство окончательно примет нормативный документ, он будет внедрен в городе уже основательно.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: Переосвидетельствование – это какая-то нервотрепка для человека. Идет борьба не с бедностью, а с бедными. Стоит инвалид в очереди – бах! – у него сердце. Одним меньше, и государству забот меньше. Вопрос на счет инфляции. В этом году инфляция процентов на 15 будет?

Александр Ржаненков: Это вопрос экономический. В прошлом году официальная инфляция составила 8,7 процента. Все те выплаты, которые осуществляются городом, осуществлялись в прошлом году. В 2006 году они будут проиндексированы на 8,6 процента. Правительство обещает в 2006 году инфляцию примерно такую же, но трудно мне ответить на этот вопрос. Что касается эмоциональной составляющей первой части вопроса.

Татьяна Валович: Что сделать, на ваш взгляд, нужно в первую очередь, чтобы не была жизнь собачья, а чтобы была конура, луна и кости?

Александр Ржаненков: Это очень непростой вопрос. Прежде всего, мы должны жить по средствам. Государство должно иметь возможность для того, чтобы создать условия.

Татьяна Валович: Почему получается так, что средства для разных категорий граждан почему-то разные.

Александр Ржаненков: Это, действительно, так. К сожалению, позволить сегодня за счет городского бюджета или федеральных источников изменить ситуацию не можем. Но меняется ситуация, хотя есть отдельные моменты со здравоохранением. Я убежден, что изменится еще к лучшему. Эта задача самая главная для правительства города и государства. Вместе с тем, мы видим, как изменились условия в социальной сфере – и по бюджету, и по новым услугам, и по созданию новых учреждений, и по вопросам, связанным с трудоустройством инвалидов. Ведь это есть. Вместе с тем, это еще не удовлетворяет. Думаю, что мы в течение ближайшее периода времени при стабильной экономической и политической ситуации в государстве будем менять к лучшему.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: Хотел бы сказать, что вы, наверное, приблизительно знаете, сколько в Украине платят детские пособия, или в Туркмении, или в Белоруссии, или в Финляндии. Говорят, что у нас стабильность. Да, у нас железная 70-рублевая стабильность. 2 евро в месяц пособие на детей. Объявили, что Лужков перед Новым годом не выдержал и в два раза поднял это пособие до 140 рублей. Насколько же это стыдно! Что планируется в Санкт-Петербурге? Санкт-Петербург это тоже как бы ориентир, на который ориентируются все остальные провинциальные города.

Александр Ржаненков: Конечно, с Финляндией нам трудно сравниться. Здесь разные экономические условия и ситуация. Что касается Украины, Белоруссии, Казахстана и других государств, то в России, в Санкт-Петербурге в частности, значительно выше выплаты по всем показателям, в том числе и по детским пособиям.

Татьяна Валович: Сколько детское пособие?

Александр Ржаненков: На сегодняшний день в зависимости от возраста и количества детей в семье. Например, пособие на рождение у нас около 10 тысяч на сегодня.

Татьяна Валович: Но это единовременное.

Александр Ржаненков: Ежемесячные выплаты зависят опять же от состава семьи. Они тоже увеличились в этом году.

Татьяна Валович: До скольки? Было ведь тоже 70, по-моему.

Александр Ржаненков: Нет, нет. Такой суммы нет. Эти выплаты составляют более 2 тысяч рублей ежемесячно. Поэтому изменения очень существенные в этом плане. За счет городского бюджета планируется и в последующем менять ситуацию. Это вопрос правительства. Мы будем иметь возможность и в этом году изменить доплаты в зависимости от поступления в бюджет.

Татьяна Валович: Александр Николаевич, очень много вопросов возникает в связи со 100-процентной оплатой услуг ЖКХ. Сейчас идет тенденция организации ТСЖ. Не может ли получиться так, что при переходе к такой форме собственности домами, где возможно будет устанавливать тарифы на услуги каким-то отдельным компаниям, люди останутся совсем незащищенными?

Александр Ржаненков: Думаю, что этого не может быть. Прежде всего, потому, что в этом году все льготы по ЖКХ сохранены. Эту тему мы не поднимали. Область, например, с прошлого года перешла на монетизацию услуг ЖКХ, и надо сказать безболезненно. Но сравнить область и с городом Санкт-Петербургом невозможно. Поэтому без тщательной проработки всех составляющих, чтобы человек не пострадал, перевода на монетизацию льгот ЖКХ не будет. Думаю, что нам достаточно того, что мы пережили в прошлом году по транспортным проблемам, по лекарственному обеспечению и так далее. Так что, беспокоиться на эту тему нет необходимости.

Татьяна Валович: Телефонная сеть давно хочет ввести повременную оплату. Скорее всего, в этом году они будет введена. Что касается особенно инвалидов-опорников. Как они сейчас платят за телефон? Это ведь для них единственная связь с внешним миром.

Александр Ржаненков: В прошлом году произошла монетизация льгот по оплате телефона. Мы на сегодняшний день перешли на новую форму в этом плане. Вместе с тем, для категорий граждан, которые живут дома, привязаны к квартире, общаются по средством Интернет или телефона, конечно, для них должны быть несколько иные условия. Для этой категории мы предусматриваем в гарантированном перечне услуг за счет средств города соответствующие возможные иные условия. Эта тема была проработана уже и в прошлом году. Мы знаем, что хотели значительно раньше ввести новые условия, но не были готовы к этому ни горожане, ни город. Я думаю, что мы максимально защитим возможности для тех лиц, которые нуждаются и живут в таких условиях.

Татьяна Валович: Александр Николаевич, очень часто происходит так, что в районных собесах работающие там люди не всегда полно информированы сами. Можно сказать, если не дезинформируют, то не предоставляют полной информации обращающимся туда людям. Вследствие чего возникает множество вопросов. В плане профессионализма работников будет что-то предприниматься?

Александр Ржаненков: Правильно подняли тему. В последнее время очень резко изменились условия работы социальных работников на всех уровнях. Очень много новых законов. Они требуют оперативной подготовки, знания и адекватной реакции по информированию населения. Конечно же, есть в органах социальной защиты еще не совсем те кадры, которые хотелось бы иметь. Этому способствует или не способствует, к сожалению, заработная плата. Проблема в этом тоже была. С этого года мы перешли на новые условия оплаты труда. В данном случае система меняется к лучшему. В приоритетных направлениях деятельности нашей системы это одна из главных задач – информирование населения. Для этого у нас есть информационно-справочная служба. Для этого созданы соответствующие телефоны и в районных отделах социальной защиты Пенсионного фонда. Но эта тема требует совершенства.

Татьяна Валович: Очень хорошо сейчас сделали – выдают пластиковые карты пенсионерам, к ним сразу выдается памятка, чтобы она смогла понять, что делать с этой картой.

Александр Ржаненков: Эта система внедряется по всем направлениям. Это затратные вещи, конечно же. 3-4 года назад это было невозможно сделать, а сегодня новые механизмы используются и для людей с ослабленным зрением, и для людей не слышащих, и вопросы, связанные с сурдопереводом. Эти механизмы широко начали внедряться. В течение трех лет, я думаю, что это радикально измениться.

Татьяна Валович: Работа вашего Комитета подразумевает работу и с остальными – это и Комитет образования, это и здравоохранение.

Александр Ржаненков: Со всеми структурами.

Татьяна Валович: Вот возьмем образование в плане предоставления для инвалидов. Почему так медленно все это происходит?

Александр Ржаненков: Потому что очень много регламентировано федеральными документами.

Татьяна Валович: Например, класс можно открыть только, если там будет 10 человек, а с 5 нельзя работать?

Александр Ржаненков: Конечно, есть нормативы разного рода.

Татьяна Валович: А на законодательном уровне Петербурга нельзя какие-то подзаконные акты принять?

Александр Ржаненков: Вот теперь такие права даны. Совсем недавно, в конце года, по системе образования утверждены новые нормативы на правительстве Санкт-Петербурга в соответствии с полномочиями, которые переданы с федерального уровня. Легче и проще теперь ориентироваться в пространстве, решая на местах соответствующие задачи. В этом была проблема. Но для того, чтобы пройти соответствующие процедуры, нужно согласовать соответствующие документы с различными отраслевыми комитетами, юридическими службами, посоветоваться с общественными структурами, чтобы создать наиболее удобные механизмы. По этому пути сейчас активно работают все документы. Думаю, что те права, которые получи субъект Федерации, дадут возможность более удобно обслуживать население, в том числе и в образовании.

Татьяна Валович: Вы уже давно работаете и в социальной сфере, и в сфере управления городом. Как бывает у хирурга – он привыкает к боли. В других профессиях говорят, что глаз замылился. Что вы делаете для того, чтобы глаз не замыливался, чтобы чувствовать боль каждого человека, который обращается к вам или в собесы?

Александр Ржаненков: В системе власти, в отделах социальной защиты должны работать люди, которые должны, прежде всего, сопереживать, понимать боль другого человека и решать ее оперативно. Без этих качеств работать в системе нельзя. Если это есть, да, по отдельным позициям глаз замыливается, но для этого есть система со стороны. Есть различные структуры, которые следят за тем, чтобы выполнялись соответствующие законы. Вместе с тем, пока не придумано ничего другого, как стимулировать, то, прежде всего, надо нужно самому выполнять свои обязанности.

Татьяна Валович: Например, сесть на инвалидную коляску и попробовать месяц поездить.

Александр Ржаненков: К примеру, или закрыть глаза и попробовать ориентироваться в пространстве.

XS
SM
MD
LG