Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15-я годовщина трагических событий в Вильнюсе


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ирина Петерс и Михаил Бомбин.

Андрей Шароградский: Сегодня 15-я годовщина трагических событий в Вильнюсе, когда советские войска предприняли попытку свергнуть власть в Литве, объявившую республику независимой от СССР. Тогда погибли 14 человек, сотни были ранены. Советские военные и спецподразделения захватили Вильнюсскую телебашню, здание Литовского радио и телевидения, но не решились штурм парламента, защищать который съехались тысячи людей со всей Литвы. 13 января в Литве отмечается как День защитников свободы. Рассказывает Ирина Петерс.

Ирина Петерс: Экраны всех телекомпаний мира обошли тогда кадры, демонстрирующие, как советские танки двигаются на мирных граждан, съехавшихся со всей Литвы защищать парламент и здание радио и телевидения, а также как солдаты наотмашь бьют лица этих граждан прикладами. Первым в России выразил в те дни открытую поддержку и сочувствие защитникам независимости Литвы Ленинградский городской совет. Вспоминает его тогдашний депутат Нелли Андрианова.

Нелли Андрианова: Эти мрачные события в Вильнюсе вызывают у меня два острых чувства. С одной стороны, негодование и возмущение действиями Кремля, который допустил такую трагедию. А с другой - уважение к Литве и литовцам. Мы тогда очень дружили с литовским "Саюдисом". То и дело отряжали своих людей. Тогда для нас Литва была светлым пятном на карте Советского Союза. Вызывало уважение с какой твердостью литовцы добивались своей независимости. Все это без лишних эмоций, без резкости, с каким-то удивительным спокойным достоинством и выдержкой.

Ирина Петерс: В Литве сегодня именно 13 января осужденный, отбывающий наказание за антигосударственную деятельность, участник переворота, бывший лидер Компартии Литвы Николас Бурокявчюс становится свободным человеком. Он выходит из тюрьмы, спустя 15 лет после совершенного им преступления. Другой литовский коммунист (кстати, Компартия в Литве запрещена закона) Йозас Ермолавичус уже отбыл наказание. В январе прошлого года был освобожден, и вскоре уехал на жительство в Россию. Однако многие участники путча избежали наказания, скрывшись в Белоруссии, Украине и в России. В связи с этим Сейм Литвы принял заявление с призывом к восточному соседу сотрудничать в расследовании дела 13 января.

Хочу отметить, что по социологическим опросам, с каждым годом в Литве все больше становится тех, кто считает, что всех виновных по этому делу уже пора оставить в покое - это 30 процентов опрошенных. Еще 11 процентов респондентов негативно отнеслись бы к возможности возобновления преследования январских путчистов. Однако 41 процент считает, что справедливость, в том числе судебная, все-таки должна восторжествовать.

Андрей Шароградский: Напомню, что в середине января 1991 года баррикады появились и на улицах столицы Латвии. Из Риги корреспондент Радио Свобода Михаил Бомбин.

Михаил Бомбин: С 13 по 20 января на Домской площади будет гореть баррикадный костер, попутно пройдет ряд памятных мероприятий - выставки, митинги, концерты и семинары. Напомню, что в январе 1991 в Риге первые баррикады появились возле здания кабинетов министров и на Домской площади. Народ встал на защиту демократии и независимости. С другой стороны, были десантники и как бы никем не управляемый рижский ОМОН.

Прошло 15 лет, но до сих пор вопросов больше, чем ответов. Например, какова во всем этом роль ныне покойного Бориса Пуго? Почему тяготевший к демократическим переменам тогдашний генсек Михаил Горбачев занял позицию стороннего наблюдателя, что называется, умыл руки - испугался импровизированных завалов, растерялся под давлением противоречивых рекомендаций? Вот что думает по этому поводу латвийский историк Леонид Федосеев.

Леонид Федосеев: В той ситуации надо было выбирать между бездеятельностью и что-то делать. Ясно, что на Горбачева давили все. По сути дела, но все пустил на самотек. Ясно чувствовалось, что у той стороны, скажем так, у тех, кто надавливал на силу, не было ни программы, ни плана, ни представления о том, а что же дальше.

Михаил Бомбин: Сыграли ли роль баррикады? Говорят, что это самое значительное событие в новейшей истории Латвии.

Леонид Федосеев: Ясно, что баррикады, как оборонные мероприятия, не играли никакой роли. Это не 1905 год.

Михаил Бомбин: Больше психологический фактор.

Леонид Федосеев: Это была демонстрация, просто продемонстрировать, что нас много, мы решительны, мы готовы. А с чисто военной точки зрения, естественно, эта акция была несостоятельна. Противостоять профессиональным военным, если бы они, действительно, ринулись...

Михаил Бомбин: А почему они не ринулись?

Леонид Федосеев: Положение было уже таким, что те, кто принимал решение, понимали, что одетые в шинели солдаты не были готовы стрелять в тех людей, которые сидят на баррикадах. По сути дела, все решила вот эта в определенном смысле неготовность, неспособность военной машины выполнять ту роль. Они больше не были слепыми исполнителями воли. Это понимали те, кто отдавали приказы.

XS
SM
MD
LG