Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ФСБ России опровергла обвинения в покровительстве сербским военным, обвиняемым международным Гаагским трибуналом


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Айя Куге, Андрей Шарый.

Кирилл Кобрин: Федеральная служба безопасности России опровергла обвинения в том, что с помощью спецслужб в России скрывается несколько сербских военных, обвиняемых международным Гаагским трибуналом в совершении преступлений в ходе конфликта в бывшей Югославии. Такие сообщения в последние дни вновь появились в мировой прессе после того, как о добровольной сдаче в Гаагу заявили еще несколько обвиняемых сербских офицеров.

Айя Куге, Белград: Никто из официальных лиц в Белграде публично не обвиняет российские спецслужбы в оказании помощи обвиняемым. Однако и сербская, и боснийская пресса утверждает, что без помощи структур России они не смогли бы там продержаться.

Этот вопрос снова стал актуальным, когда на минувшей неделе Гаагскому трибуналу сдался боснийский серб Гойко Янкович. Его супруга Мелиса рассказала, что он четыре года проживал в Москве под чужим именем, с российским паспортом. Когда она посетила мужа, удивилась, как хорошо Гойко устроился. Ее встретили незнакомые люди, похожие на агентов спецслужб, водили по дорогим ресторанам. В Белграде полагают, что и генерал Винко Пандурович, сообщивший в воскресенье о добровольной сдаче трибуналу, годами жил в Москве. В столице России укрытие якобы нашел также соратник Янковича по преступлениям в боснийском городке Фоча Драган Зеленович, офицер боснийских сербов Вуяден Попович, который участвовал в ликвидации свыше 7 тысяч мусульман в Сребреннице, и отличающийся особой жестокостью командир сербского военизированного формирования на востоке Боснии Средуя Лукич.

Но есть доказательства лишь в одном случае. В Москве проживает сербский генерал полиции Властимир Джорджевич. Джорджевич покинул Белград весной 2001 года, как только стало известно, что найдены сотни трупов косовских албанцев, убитых сербскими силами в Косове во время натовских бомбардировок, потом привезенные в центральную Сербию и захороненные в скрытых местах на полицейских полигонах. Генерал-подполковник Джорджевич был заместителем министра внутренних дел Сербии и отвечал за проведение секретных операций.

Минувшим летом в белградской газете "Недени телеграф" было напечатано письмо Властимира Джорджевича, в котором он подтвердил, что находится в Москве. Генерал сообщил, что покинул Сербию после падения режима Слободана Милошевича по той причине, что новые власти пытались его принудить выступить свидетелем на процессе против бывшего президента Югославии. Белградская пресса подозревает Джорджевича в том, что в конце 80-х годов он имел постоянные контакты с лицами, которые работали на советскую разведку.

Председатель Национального комитета Сербии и Черногории по сотрудничеству с Гаагским трибуналом Расим Ляич утверждает, что Россия не отвечает на просьбы Белграда установить местонахождение обвиняемых.

Расим Ляич: Сотрудничество по поводу выдачи обвиняемых в военных преступлениях сербов у нас с Москвой отсутствует. Мы не можем с уверенностью утверждать, кто там скрывается. Знаем лишь то, что генерал Джорджевич проживает в России. Мы отправили в Москву официальное требование выдать его, но ответа не получили. Главный прокурор Международного трибунала Карла дель Понте сообщила мне, что и она обратилась к Москве, но тоже ответа не получила. В ходе этого разговора со мной она упомянула двух-трех обвиняемых, которые скрываются в России.

Кирилл Кобрин: Обозреватель московской газеты "Коммерсант", один из лучших в России специалистов по проблемам республик бывшей Югославии Геннадий Сысоев, он находится в эти дни в Сербии и Черногории, считает, что для выдачи предположительно находящихся в России сербских военных нужен, прежде всего, четкий и недвусмысленный запрос со стороны белградских властей или Гаагского трибунала. С экспертом беседовал мой коллега Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Насколько, на ваш взгляд, верна информация о том, что Москва помогает так или иначе укрываться тем военным сербским, которых Гаагский трибунал обвиняет в совершении военных преступлений.

Геннадий Сысоев: Прежде, чем смотреть на этот вопрос, я думаю, нужно определить понятие "Москва". Сюда можно вкладывать разное понимание, это могут быть и власти, это могут быть и специальные службы, это могут быть и отдельные лица и так далее.

То, что какие-то обвиняемые Гаагским трибуналом скрываются в России, я думаю, что это более-менее очевидно, поскольку, если верить сообщениям Гаагского трибунала, у него есть даже точные адреса, по которым они скрываются. Другой вопрос, каким образом они попали туда, чьей поддержкой они пользуются. И, наконец, самый главный вопрос - если это действительно так, тогда как будет реагировать Москва в случае, если поступит жесткое требование Гаагского трибунала выдать обвиняемых. Это, в принципе, обязанность, такое же международное обязательство Москвы, как и соблюдение других международных договоров.

Андрей Шарый: Какие сегменты российской политики могут быть заинтересованы в том, чтобы скрывать вот этих сербов в Москве? Речь идет, скорее всего, о спецслужбах или речь идет о сербской довольно многочисленной бизнес-диаспоре в Москве?

Геннадий Сысоев: Я думаю, что более широко эти круги можно определить так - националистические или ура-патриотически настроенные. Сюда, в эти националистические и националистически ориентированные круги, можно подверстать разные категории как российского общества, так, в общем-то, как правильно сказали, югославскую или сербскую диаспору. Диаспору нельзя сбрасывать со счетов, поскольку она достаточно велика, только в Москве несколько десятков тысяч бывших югославов, в основном это сербы, причем значительная часть из них - это люди, которые обосновались в Москве и в России, сделали большие состояния во времена Слободана Милошевича. Как известно, в те времена невозможно было что-то серьезное сделать, не имея, что называется, политического разрешения со стороны тогдашнего режима. Во всяком случае, я понимаю, что они могут в Москве без, ведома каких-то российских политических кругов, скрывать обвиняемых Гаагским трибуналом. Но, тем не менее, для того, чтобы скрываться, нужны определенные средства, нужна определенная помощь и так далее. Вполне возможно, что именно эта помощь обеспечивается отдельной частью националистически настроенной сербской диаспорой.

Есть серьезная опасность, что Россия окажется в той ситуации, в которой она часто оказывалась во времена Слободана Милошевича, когда, выгораживая Милошевича, защищая его и идя на какие-то компромиссы или даже сделки с ним, она сама оказывалась в очень неприятной ситуации. Разница лишь в том, что сейчас эта ситуация может быть еще более неприятной, поскольку она будет тогда обвинена в невыполнении своих международных обязательств.

Андрей Шарый: Геннадий, нам приходилось с вами беседовать в эфире о том, что, возможно, в России находятся и члены семьи Слободана Милошевича, их разыскивает, как известно, сербское правосудие. Есть ли у вас какая-то новая информация на эту тему?

Геннадий Сысоев: Периодически появляются и в российских изданиях, и в сербских, белградских, подтверждения именно этого факта, что и Марка Милошевич, и Мира Маркович находятся в России.

Есть один нюанс. В принципе, насколько я знаю, неофициально выраженная позиция со стороны российских властей такова: если будет конкретный, ясный запрос прокуратуры из Сербии о выдаче и депортации, тогда российские власти, очевидно, могут сделать все, чтобы эти лица покинули. Но парадокс заключается в том, что такого запроса жесткого или официального требования до сих пор не поступило.

И это уже вопрос не к российской стороне, а к тем политическим силам, которые находятся сейчас у власти в Сербии. Не секрет, что многие люди из окружения нынешнего премьера Сербии Воислава Коштуницы находились в правящей элите и во времена Слободана Милошевича. Поэтому сложно от них ожидать, что они будут жестко требовать от других стран, в том числе от России, выдачи лиц, которые были близки тогда правящему режиму Слободана Милошевича. Это, кстати, относится и к основной теме нашего разговора в отношении Гаагских обвиняемых. Видимо, если бы было ясное и жесткое желание со стороны Белграда заполучить обвиняемых Гаагским трибуналом, где бы они ни находились, в том числе в России, тогда, видимо, и России было бы сложно вести себя по иному, кроме как четко и ясно сотрудничать с Гаагским трибуналом.

XS
SM
MD
LG