Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский кинопродюсер помогает шри-ланкийцам, пострадавшим от цунами


Программу «Темы недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие президент компании «Кино без границ» Сэм Клебанов.

Дмитрий Волчек: Президент российской компании «Кино без границ» Сэм Клебанов приехал отдыхать в Шри-Ланку накануне трагедии. Масштабы катастрофы в городе Галле, центральная часть которого разрушена, потрясли Клебанова, и он решил примкнуть к группе добровольцев, оказывающих помощь пострадавшим. На его призыв, разосланный по электронной почте, откликнулись десятки человек, в том числе Алла Пугачева. На собранные за несколько дней пожертвования Клебанов и его друзья приобрели и доставляют в пострадавшие районы воду, еду, медикаменты и предметы первой необходимости. Вот что рассказал мне Сэм Клебанов по телефону из Коломбо.

Сэм Клебанов: Никакой системы централизованного учета беженцев не существует в принципе. И поэтому мы просто стараемся заниматься сбором информации, разведкой и взаимодействуем с подобными группами. Там, где есть пункты распределения, там уже есть информация. Район Галле действительно хорошо охвачен, эта наша союзная организация «Галле-2005», с которой мы сотрудничаем, мы постоянно отправляем к ним конвои и наших людей. Мы сами провели с ними два дня. Они знают все лагеря в своем регионе и все их потребности, и ведут учет. Мы занимались в последние дни тем, что пытались как-то улучшить их компьютерную систему учета и наладить нормальную логистику. И сейчас начинает, наконец, появляться международная помощь. В первые дни мы были практически одни, потому что мы, собственно, были уже тут, а международным организациям нужно какое-то время, чтобы собраться и приехать. Дней через десять после катастрофы мы начинаем реально замечать появление каких-то организаций. Пока не очень много, но все равно. Например, в Галле появилась организация Совета корейских церквей. Плюс мы видели несколько раз палатки ооновские, тенты маленькие около дороги. Появляется все больше добровольческих групп, из разных стран приезжают. Например, у нас в гостинице в соседнем номере я обнаружил израильских врачей в красных жилетах, добровольцы, которые в Палестине помогают. Они приехали сюда на неделю. Они едут на машине вдоль побережья, расспрашивают людей, где какая нужна срочная медицинская помощь. В Галле приехал и целый отряд гуркхов-спецназовцев, тоже добровольцы приехали помогать. Но пока что такой централизованной, хорошо налаженной системы не видно.

Дмитрий Волчек: А какие главные потребности, чего в первую очередь не хватает – медикаментов, продовольствия, одеял, одежды?

Сэм Клебанов: Потребности очень сильно меняются от места к месту. Где-то больше всего нужна еда, в каких-то местах не хватает питьевой воды. Например, мы общались с двумя женщинами, которые кормят беженцев. Они сказали, что только пол-литра в день могут на человека выделять. И мы отвезли достаточно большое количество коробок с минералкой, будем еще им доставлять. Где-то не хватает медикаментов. Многим нужны элементарные вещи, одежда и обувь. Люди все потеряли, им просто не в чем ходить, многие ходят босиком по обломкам. В некоторых местах просят школьные учебники, потому что 10 января начинаются занятия в школах, и люди хотят, чтобы их дети, которые живут в лагерях беженцев, пошли в школу. Не хватает туалетов. Потому что все же разрушено, миллионы людей без крова, и как раз отсутствие туалетов может стать одной из причин распространения эпидемии. И один из приоритетных проектов нашей группы – это строительство сети портативных био-туалетов. Сегодня начали в каких-то местах установки туалетных блоков. Потому что километрами тянутся разрушенные дома, и там все равно люди проводят очень много времени. Вы можете представить, какой там запах стоит.

Дмитрий Волчек: Вы сказали о корейских гуманитарных организациях, израильских, непальских, а русские есть помимо вас?

Сэм Клебанов: Вы знаете, никого не видели пока. Может быть, они где-то есть, я слышал, что прилетают самолеты из МЧС, но пока что я никого не видел. Хотя мы проехали не раз по всему побережью западному и южному, где-то 180 километров мы вчера проехали. Пока не видели никого.

Дмитрий Волчек: Но деньги на ваш счет поступают преимущественно из России?

Сэм Клебанов: Нет. Я подвел итоги, где-то процентов 70 поступило из-за рубежа. Довольно много русскоязычных, которые живут за границей. Одна моя знакомая, глава компании, с которой я сотрудничаю очень много, она сама попала под цунами, ее и ее детей накрыло волной, чудом выжили. Она перевела десять тысяч евро на счет ассоциации «Врачи без границ», десять тысяч евро на мой счет.

Дмитрий Волчек: В российских СМИ сообщалось о том, что вам помогают и некоторые российские знаменитости из Москвы – Алла Пугачева, в частности.

Сэм Клебанов: Да, Алла Пугачева нам помогла очень сильно, перевела значительную сумму денег. Сразу же среагировала и видно было, что она близко к сердцу восприняла эту трагедию. Но пока единственная российская знаменитость, которая в этом поучаствовала.

Дмитрий Волчек: Скажите, а российские туристы остаются в Шри-Ланке сейчас, вы встречали кого-то?

Сэм Клебанов: Знаете, я встречал, мы иногда заходим в ближайшее место, где можно поесть, это отель «Коломбо Плаза» и там часто в ресторане встречаем русских туристов, которые сидят, разговаривают на какие-то темы – шоппинг, драгоценности, которые можно здесь купить. Я повесил свои объявления на русском языке в соседнем здании, что есть группа добровольцев, которая занимается помощью, мы будем рады любой поддержке, помощи. Нам нужны люди, которые будут паковать еду, которую мы отправляем. Дал мой мобильный телефон, местный, куда придти. Но ни одного звонка, и ни один человек не пришел.

Дмитрий Волчек: Вы наверняка сталкиваетесь с какими-то конкретными человеческими трагедиями, не только с массовым опустошением, а с какими-то личными историями. Может быть какая-то вам запала в память?

Сэм Клебанов: Вы знаете, несколько запало в память. Просто подошел человек и сказал: «Вы знаете, я потерял дом, маму, папу, жену и ребенка». Просто ему хотелось нам об этом сказать. И когда мы прокололи колесо, ребята полуголые выскочили в саронгах, красавцы загорелые, откуда-то вдруг из развалин появились ночью. В три часа ночи вдруг появляется такая банда из развалин. Дико дружелюбные, тут же подбежали, стали узнавать, чем можно помочь. Все дружно поменяли колесо. Потом стали разговаривать. Один говорит: «У меня мама погибла». Второй говорит: «У меня жена погибла. Давайте мы вам покажем наши дома разрушенные». Отвели нас ночью туда. Один говорит: «Видите, катамаран лежит на груде кирпича – это был мой дом». Вчера мы были в полицейском управлении города Тонголь, отвезли большой грузовик с едой и водой, они дальше распределяют по лагерям беженцев. Показали нам фотографию ребенка лет четырех, сделанный родителями на пляже, европейский ребенок. Сказали: «Это норвежская девочка. Сегодня наконец-то нашли ее тело, отправили в норвежское посольство несколько дней спустя после трагедии». Фотография мальчика лет трех: «А его мы еще не нашли».

Дмитрий Волчек: Вы говорили о разрушенных домах, а что с историческими памятниками, в частности, форт в Галле, - пострадал ли он?

Сэм Клебанов: Форт в Галле устоял и спас очень много людей. В каких-то места зашла вода, но большая часть форта устояла. Как раз штаб нашей группы «Галле-2005» находится в форте. Благодаря тому, что форт устоял, у нас есть такое не разрушенное место в центре Галле, где есть электричество, телефон, водопровод, где можно в принципе создать нормальную базу для проведения операций помощи. Вчера видели: среди развалин стоит алтарь с Иисусом. К нему провели электричество и укрепили. Единственное, что светится в округе.

Дмитрий Волчек: Правительство не контролирует все районы, особенно на востоке. Есть территории, подконтрольные тамильским сепаратистам. На время бедствия забыт старый конфликт, есть какая-то кооперация?

Сэм Клебанов: Мы послали несколько грузовиков на восток с продовольствием и, главное, с медикаментами для госпиталя. Там довольно сложная обстановка. Мы сами туда не можем въехать, мы договариваемся об этом с тамильской организацией, которая принимает грузы и сама распределяет. Северо-восток - мы туда даже не можем въехать. Были какие-то слухи, что военные остановили пару грузовиков с грузами и перенаправили их на юг.

Дмитрий Волчек: Вы решили остаться на Шри-Ланке или будете возвращаться в Москву?

Сэм Клебанов: Да, мы остаемся еще на одну неделю. К сожалению, больше не получается. Может быть, удастся вернуться.

XS
SM
MD
LG