Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год со дня трагедии в аквапарке "Трансвааль"


Программу ведет Сергей Фонтон. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Сергей Фонтон: В понедельник, 14 февраля исполняется год со дня трагедии в аквапарке "Трансвааль" на юго-западе Москвы. Этого срока пока не хватило следствию, чтобы окончательно решить, что же стало причиной обрушения купола здания, в результате которого погибли 28 и пострадали более 190 человек. При этом эксперты уже начали проводить очередную экспертизу разрушенного комплекса. Рассказывает корреспондент радио Свобода Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: По делу "Трансвааль-парка" уже проведено более 200 различных экспертиз, начиная от топографо-геодезических, заканчивая дорогостоящими лазерными сканированиями здания и вибродинамическими исследованиями. Специалисты проанализировали научную, проектную и исполнительную документацию по строительству всего развлекательного комплекса. До сих пор проводится проверка расчетов напряженно-деформированного состояния прочности и устойчивости центра. У следствия на данный момент имеются некие гипотезы и возможные сценарии этой трагедии. Однако на что именно намекают в прокуратуре - не ясно. Пока понятно другое. Здание аквапарка эксперты и следователи разобрали практически по камушку. Сюда вошли судебно-медицинские, молекулярно-генетические, взрывотехнические и металловедческие экспертизы. Пока безрезультатно.

Изначально же, следствие настаивало, что главным виновником трагедии в Ясеневе стали проектировщики "Трансвааля", и в первую очередь архитектор Нодар Канчели. Именно он, как считали в прокуратуре, допустил нарушения при проектировании купола и поддерживающих колонн аквапарка. Возможно, крыша не выдержала снежного покрова, воздействия паров и хлора. В этом также частично обвиняли архитектора. Сам Канчели категорически отрицал это обвинение.

В итоге, не найдя каких-либо нарушений в куполе комплекса, эксперты принялись копать фундамент и территорию вокруг парка. Оказалось, что под ним проходят несколько подземных ключей.

Последним предположением следствия стал террористический акт. В редакцию газеты "Известия" тогда попала видеосъемка, на которой было видно, как у основания 11-ой колонны в момент обрушения произошло нечто, похожее на взрыв. Однако и эта версия осталась лишь версией.

Сегодня же двое пострадавших при обрушении кровли аквапарка в Ясеневе намерены подать в Замоскворецкий суд жалобу на бездействие прокуратуры. Говорит адвокат пострадавших Игорь Трунов.

ИгорьТрунов: На этом процессе я обжалую действия должностного лица в интересах потерпевших Денисова и Папеташвили. Ситуация такая, что все материалы нам не предоставляют, и для нас это такая же загадка. Просто мы видим, что этот долгострой превращается в нарушение конституционных прав и свобод граждан. То есть у нас невозможно рассмотрение гражданских исков, потому что медицинские документы забрало следствие и не дает их. А на основании этих медицинских документов только можно прийти к тем или иным цифрам возмещения вреда. Здесь ситуация очень сложная. Конкретные люди, которых я представляю, Папеташвили, которая потеряла всю семью, а ей самой ампутировали обе ноги, в результате она не может самостоятельно передвигаться, и ей необходима коляска, возмещение вреда, лечение и реабилитация. И всего этого мы не можем сделать, потому что бесконечно продлевается это следствие. И те туманные формы, когда только в исключительных случаях так продлевается следствие, порядок и конкретные условия - все это в законе не прописано, и этим прокуратура пользуется. Поэтому мы обжаловали эти действия, потому что считаем, что... очередное продление следствия воспринимается нами как то, что они желают это бесконечно делать и спустить это дело на тормозах. Медицинские документы секретными не являются, но прокуратура истребовала эти документы в целях проведения экспертизы на предмет тяжести телесных повреждений. И экспертиза не понятно, на какой стадии находится. По крайней мере, никак там ничего не сделается. Но эти же документы являются предметом исследования в гражданском производстве на предмет того, какое необходимо лечение и реабилитация, а потом посчитать, сколько это лечение стоит денег - те коляски, те бинты, те протезы. И в данной ситуации эти документы нужны здесь и там. Но год - это такой большой срок.

И мы решили теперь каждое продление срока обжаловать в суде, потому что иного выхода нет, потому что этот долгострой... ведь за год можно построить новый "Трансвааль". Суд назначил эту экспертизу, и суд должен теперь переслать вот это в Экспертное бюро. Это надуманная проблема, которая не сдвигается с места гражданского производства, потому что прокуратура не обладает теми полномочиями заверять, и для экспертизы это будут нелегитимные документы.

Мы-то согласны на все. Но у нас не получается диалога. То есть те телефоны, по которым должны отвечать следователи, они не отвечают. И мы не можем добиться никакого вразумительного ответа. А на те наши настоятельные просьбы в той или иной форме помочь и судье, и гражданскому производству, и тем потерпевшим, нам отвечают: "Подождите, вот-вот, уже...". И это уже переполняет чашу терпения, потому что это целый год этих рассказов по поводу того, что "сейчас уже все будет, мы вам сейчас уже отдадим, и вы будете спокойно работать". Но это все каждый месяц, из месяца в месяц мы это слышим, а результата нет никакого.

Максим Ярошевский: В суд на хозяев "Трансвааля" и прокуратуру пожелали подать не только посетители аквапарка.

Игорь Трунов: Только в гражданском производстве находятся у нас более десяти исков. И также ко мне обратились те сотрудники, которые находились в эпицентре, но они не являются истцами сейчас. Потому что они не подпадают под категорию потребителей услуг, потому что они были работниками, а не получали услуги. В данной ситуации к этим требованиям остаются глухи.

Поэтому мы и обратились в суд, потому что у нас тоже есть вопросы. И в данной ситуации вот это конкретное постановление о продлении предварительного следствия по делу следствие не должно нам давать по закону, по Уголовно-процессуальному кодексу. И в суде мы надеемся получить этот процессуальный документ и посмотреть, насколько он обоснован. Потому что мы тоже слышим, что назначена очередная экспертиза. Но почему ее не назначить год назад, почему это через год случается?!

Поэтому здесь, в суде мы, конечно, сразу поставим вопрос о том, чтобы те процессуальные документы, на основании которых вот так долго длится следствие, были представлены в суд и предоставили нам возможность изучить это. Потому что по закону следствие не обязано нам это давать, и, естественно, не дает. А в суде уже в рамках обжалования действий мы получим те документы, из которых будет ясно, насколько этот случай исключительный и насколько расследование представляет особую сложность.

Максим Ярошевский: Московская прокуратура, которая ведет расследование трагедии в Ясеневе, продолжает отговариваться. На этой неделе она заявила, что создана новая комиссионная комплексная строительно-техническая судебная экспертиза. Она, по словам следователей, носит уникальный характер. Компьютерное моделирование полученных данных ведется по пяти современным программным комплексам. Как долго продлятся новые исследования и когда станет известен их итог, в прокуратуре не уточнили.

Сергей Фонтон: Мы попытались еще раз дозвониться до прокуратуры, но почему-то вполне контактные ранее работники прокуратуры перестали подходить к своим телефонам.

XS
SM
MD
LG