Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне продолжаются боевые действия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: В Чечне продолжаются периодические боевые действия. Диверсии, гибель людей по-прежнему повседневная практики в этой северокавказской республике. Но, с одной стороны, журналисты устали об этом писать, а, с другой стороны, такие новости очень не нравятся Кремлю. Поэтому об этом и не пишут. Тем не менее, война в Чечне продолжается.

Сейчас рядом со мной в студии Свободы мой коллега, специальный корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий. Андрей недавно вернулся из поездки по Чечне. Андрей, скажите, пожалуйста, произошли ли при новом президенте, при Алу Алханове, перемены к лучшему?

Андрей Бабицкий: Вы знаете, я на территории республики не был больше года. За этот год никаких существенных изменений, на мой взгляд, не произошло. Что касается президента, если обращаться именно к личности Алу Алханова, то я довольно близко общался с одним из его друзей и сторонников, высокопоставленным чиновником из Министерства внутренних дел. Даже этот человек, который находится рядом с Алхановым, вынужден был признать, что три месяца алхановского президентства оказались ничем не ознаменованными, никакими серьезными событиями, мнениями. Он объяснял это тем, что Алханов якобы по договоренности с Кремлем связан некими обязательствами перед Кадыровым. Он только нащупывает некую собственную линию, избавляется от чрезмерной опеки со стороны Кадырова, что надо немножко подождать, Алханов себя проявит.

Но вообще устойчивая репутация Алханова в республике - это репутация политика беспомощного, слабого человека, зависимого, попавшего в это кресло исключительно в результате некоторой торговли, договора, заключенного между Кремлем и младшим Кадыровым. Это не самостоятельная роль. Помимо всего прочего, она еще и соответствует Алханову как личности, как человеку, который всю жизнь выполнял приказы, всю жизнь был службистом.

Андрей Шарый: Каковы сейчас отношения Алханова и Кадырова? Что говорят в Чечне? Можно ли Кадырова-младшего считать сейчас хозяином республики?

Андрей Бабицкий: В общем, да. Кадырова-младшего можно считать хозяином республики. Он себя и ведет как хозяин. Недавнее награждение подтвердило то, что именно его Кремль воспринимает как наследника кадыровской репрессивной политики, я имею в виду старшего Кадырова, что Алханов в данной ситуации находится на вспомогательных ролях.

Вы знаете, там вообще вокруг младшего Кадырова ряд таких несамостоятельных фигур. Сергей Абрамов - человек, который старается уклоняться от всяких серьезных вопросов. Кадыровские люди и ведут себя сегодня в Чечне, как хозяева. У Алханова сейчас появилась собственная служба безопасности, но она ни в какое сравнение не идет с кадыровской. Кадыровские люди могут себе позволить такое, чего не может позволить ни одна из вооруженных групп.

Андрей Шарый: Андрей, с чем связана активизация действий чеченских вооруженных формирований в последние новогодние дни?

Андрей Бабицкий: Я, честно говоря, вообще не склонен предполагать, что та информация, которая доходит до нас, она дойдет реально, как ведутся боевые действия, каковы столкновения, какова активность вот этого вооруженного подполья. Дело в том, что эта информация вся давно так или иначе нормирована, ей определены очень жесткие границы, она попадает в СМИ через целую систему фильтров. Очень сложно понять, когда подполье активизирует свою деятельность, когда наоборот сворачивает ее. Я предполагаю, что пик совершенно очевидный, который даже вот эти фильтры не смогли приглушить, пик активизации приходился на лето.

Вот этот чиновник, о котором я говорил, утверждает, что им реально удается сегодня бороться с вооруженным подпольем. Эта борьба успешна. Настроения в Чечне таковы, что люди поверили в то, что, действительно, вот этой репрессивной политикой и федеральному центру, и Рамзану Кадырову удастся рано или поздно одержать верх над чеченским вооруженным подпольем. Люди смирились с мыслью, что эта власть пришла всерьез и надолго.

А дело доходит до садизма. Забирали одного моего знакомого. Его закинули в "таблетку", уазик такой железный, пока везли, ему молотом просто раскрошили все суставы. Человек был обречен на заклание, он пропал, его расстреляли. За ним тянется шлейф преступлений, которые он совершил, будучи бойцом подполья вооруженного, на нем кровная месть. Понятно, что его должны были убить. Но зачем вот это нефункциональное издевательство, чудовищное? Когда я был в Грозном, нашли тело распятого юноши на берегу Сунджи. Студент 3-го курса филфака Грозненского университета. И в кадыровских структурах, и в многочисленных ГРУ, ФСБ, Кадыров, Алханов - всех этих военизированных группировок очень много. Поэтому расцветают пышным цветом такие формы произвола, которые уже за пределами добра и зла.

XS
SM
MD
LG