Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вооруженное чеченское подполье после Беслана


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Трагедия в Беслане, возможно, не случилась бы, не будь войны в Чечне или если бы другой была политика российских властей в Чечне. Но война продолжается или все же затухает? Из Грозного репортаж специального корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого.

Андрей Бабицкий: Что после Беслана представляет собой вооруженное чеченское подполье? Ситуация в республике такова, что вы нигде не найдете ответа на этот вопрос. Большинство не хочет знать и не знает ничего, а те немногие, кто имеет какие-то связи, держит свои знания в глубочайшем секрете. Малейшее подозрение, что они в контакте с вооруженными группами, их имена тут же появляются в списках похищенных, замученных, убитых.

Конспирация и дисциплина усовершенствованы за годы последней войны до такой степени, что люди, еще не так давно державшие в руках оружие, но по тем или иным причинам отказавшиеся воевать, тут же теряют все связи и источники информации. Типичная судьба 36-летнего Салауди. Участвовал в боевых операциях вплоть до 2003 года, до сих пор вынужден скрываться, он в розыске. Салауди открыто говорит, что не понимает, что там вываривается у Масхадова, Басаева, других командиров - то ли они набирают силу, то ли, напротив, доживают последние дни. Он пьет водку, если угощают друзья (у самого нет ни копейки), постоянно меняет адреса, ночует на сеновалах. Салауди мог бы изменить жизнь к лучшему, если бы пришел с повинной к Кадырову. Такие предложения ему делались не раз. Раньше он даже думать об этом не хотел, считал позорным, но сейчас все чаще задумывается. "Рано или поздно поймают, - говорит он. - А так не все ли равно кому служить".

Беслан очень серьезно подорвал популярность сопротивления. В лучшем случае эта тема оставляет людей равнодушными, в худшем - они считают своих вооруженных соотечественников бандитами. Кое-как среди молодежи и то не широко, узкими группами по селам, и в студенческой среде, сохраняется внешняя мода на ваххабизм: это как майки с изображение Че Гевары - символ мятежности с полным пренебрежением к содержательной, доктринальной части. Все больше людей в республике считают, что обещание младшего Кадырова в ближайшей перспективе расправиться с остатками сопротивления - пустая угроза. Не то что бы его люди действовали эффективно, они просто убивают не глядя. И чтобы добиться своей цели, способны отправить на тот свет половину Чечни, а то и больше. Таков для обывателя портрет Кадырова и его службы безопасности. Месяц назад кадыровцы взяли в заложники двух старших братьев Масхадова. Обоим за 70. И сестру - ей около 80. Об их судьбе ничего не известно по сей день.

Высокопоставленный представитель МВД уверял меня, что в горах сегодня почти никого не осталось, что главы администраций получили деньги и людей в достаточном количестве и досконально прочесали территории на предмет выявления и уничтожения последних вооруженных групп. "Почему же минувшим летом активность подполья была выше, чем за все время войны?" - спросил я милицейского начальника. "Агония", - уверенно ответил он.

XS
SM
MD
LG