Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Массовая эмиграция чеченцев


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шароградский: По данным Организации Объединенных Наций, за прошедший год в европейские страны эмигрировали 11 тысяч чеченцев. Эмиграция из объятой войной кавказской республики уже несколько лет носит по-настоящему массовый характер, однако в последнее время, несмотря на то, что количество желающих выехать из России неуклонно растет, возникает множество дополнительных препятствий.

Андрей Бабицкий: Жизнь за пределами России уже стала реальностью для десятков тысяч чеченцев. Для большого числа тех, кто остается в Чечне, эмиграция сегодня - это все более желанная, но все менее достижимая цель. Практически каждая чеченская семья имеет сейчас родственников за границей, в основном в европейских странах. Запад уже давно перестал казаться далекой и недоступной территорией, мало пригодной для жизни. Напротив, во все ухудшающихся условиях жизни на родине существование, пусть недостаточное по каким-то параметрам, но свободное от насилия и произвола, кажется почти идеальным. Тем не менее, выезд из России, который несколько лет назад бы доступен и для малообеспеченных семей, сегодня почти закрыт для большинства желающих.

О многочисленных преградах, которые появились на пути желающих эмигрировать из Чечни, я беседовал с редактором Северокавказской службы Радио Свобода Бауди Мартановым.

Бауди Мартанов: Причины ухудшения возможностей выехать из Чечни и из России, первая причина - это невозможность получить заграничный паспорт. Еще год, два года назад тем или иным способом, по многочисленным заявлениям людей, выехавших в Европу, они просто покупали эти паспорта в соседних с Чечней регионах. Теперь, после серии терактов в самой России, сегодня приобрести паспорт практически невозможно, и если возможно, то это единицы и за очень высокую цену, а таких денег в Чечне сегодня нет. По информации, которая поступает из республики, сотни, тысячи (если не сказать больше) людей остаются сегодня в Чечне исключительно только потому, что не имеют технической возможности выехать.

Андрей Бабицкий: Вместе с тем, люди, имеющие на руках загранпаспорта и достаточные средства, пробираются в Европу различными путями и там остаются. Типична судьба 40-летнего преподавателя вуза из Грозного. Он просил меня изменить его имя, поскольку опасается за родственников дома, назовем его Магомед. Без всякой визы он просто добрался до одного из погранично-таможенных пунктов на белорусско-польской границе.

Магомед: Маршрут, который мы проделали от Чечни до Франции, был очень сложным. Много чеченских семей, которые доезжают до Бреста, и уже там налажен этот поток. Каждая семья, которая приезжает в Брест, - там есть люди специальные, зная, что едут чеченцы, их размещают на квартирах, чтобы подготовить им переход границы. Утром, когда подходят все к таможне, здесь уже все знают, что надо приготовить паспорта, куда вкладывают 10-долларовые купюры. Потом садятся на поезд, который идет в Польшу. Уже когда въехали на польскую территорию, - здесь уже вошли в вагон польские пограничники, которые сразу подходят к беженцам, забирают паспорта, всех вместе ведут в пункт, который у них есть прямо на границе. И вот там снимают отпечатки, спрашивают, кто, откуда, что. Польская сторона выдает документ, подтверждающий, что беженцы, и отпускают на базу, где собирают беженцев, и там их распределяют по разным регионам Польши.

Андрей Бабицкий: Польша - первая страна, в которую попадают эмигранты из Чечни. Мой собеседник - редактор Северокавказской службы Радио Свобода Бауди Мартанов - говорит, что для многих эта страна становится первым и последним убежищем.

Бауди Мартанов: Это действительно так. В связи с ужесточением миграционного законодательства в странах Евросоюза, для беженцев, идущих с востока, в частности - из России, в том числе и для чеченцев, а это основная масса, - для этих людей официально объявлено, что Польша, Словакия и Венгрия - каждая из этих стран является первой страной безопасности. И люди, желающие получить статус беженца в Европе, обязаны официально зарегистрироваться именно в этих странах, где фиксируют все их данные, в том числе и биометрические показатели, включая отпечатки пальцев. И, соответственно, по действующему в Европе законодательству, если из любой другой страны этот человек нелегально попадет, его могут депортировать в ту, первую страну.

Андрей Бабицкий: Путь Магомеда и его семьи лежал дальше - в Западную Европу.

Магомед: Наша семья, мы должны были ехать во Францию. От Польши, когда переезжаешь границу германскую, на немецкой территории есть группа людей, которые специально этим занимаются. У меня семья большая, трое ребят со мной было, самому младшему - 5 лет, старшему - 13. Жена была еще в положении, на последнем месяце беременности. Проезжали мы через лес. На польской территории до самой немецкой границы с нами были сопровождающие - поляки, они впереди шли с рациями, переговаривались и нам путь определяли, куда, в каком направлении двигаться. Дальше на нашем пути появилась река, где-то метров 15 шириной река, глубиной где-то метр, наверное. Поляки, которые нас переводили, мальчиков моих водрузили на себя. Жена - своим ходом, чуть не утонула в этой реке. Холодная вода, это было в сентябре. Перешли реку. На берегу нас попросили лечь, потому что впереди где-то услышали пограничников. Потом дальше мы перебежали дорогу, через кукурузное поле, дошли мы до леса. В лесу мы сели в две машины легковых. Быстро-быстро это все происходило. Мы в мокрой одежде помчались в сторону Берлина. Доехали до Берлина, там купили билеты. Поляки покупали билеты, поскольку заранее мы деньги отдали им.

Андрей Бабицкий: Сколько денег?

Магомед: Дали 3500 евро за пятерых. За эти деньги нас перевезли до вокзала в Берлине, там посадили на поезд. И мы приехали на французскую территорию.

Андрей Бабицкий: Для чеченца попасть в Западную Европу легально - сегодня почти невыполнимая задача. Я знаю по опыту множества моих друзей, которые пытались получить визы в Москве для выезда на Запад, даже имя на руках приглашение от частных ли лиц, от официальных организаций, они все равно получают отказ.

XS
SM
MD
LG