Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские спецслужбы завершили штурм жилого дома в Нальчике


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Фатима Тлисова и Андрей Шарый.

Андрей Шароградский: В Нальчике российские спецслужбы завершили штурм жилого дома, где укрепились несколько экстремистов. О результатах специальной операции, которая проводилась сегодня несколько часов, рассказывает наш корреспондент.

Фатима Тлисова: Среди уничтоженных боевиков находился Муслим Атаев. Тело лидера джамаата "Ярмук" опознано. Об этом на пресс-конференции в Нальчике заявил заместитель министра внутренних дел Аркадий Еделев. Руководители штаба заявили также, что главной целью разведывательной операции была ликвидация ваххабитского террористического образования "Ярмук", представлявшего серьезную угрозу безопасности Кабардино-Балкарии. Штаб положительно оценил итоги операции. Было отмечено, что со стороны федеральных силы потерь нет, легкие ранения получили два сотрудника милиции Кабардино-Балкарии.

Уничтожены все 7 боевиков, находившиеся в осажденном доме. Руководители операции не ответили на вопрос о том, сколько было женщин. Однако из достоверных источников Радио Свобода стало известно, что среди погибших трое мужчин и четыре женщины. "Они сами выбрали себе этот путь", - заявил замминистра России. По словам Еделева, в последнем радиоперехвате члены "Ярмука" попрощались с близкими и говорили, что сегодня их души попадут в рай.

Заместитель генпрокурора России Николай Шепель заявил, что группа "Ярмук" подозревалась в организации нападения на наркоконтроль в Нальчике. Оружие, использованное при осаде, проверяется на идентичность похищенного у наркополицейских. Штабисты отрицают факт присутствия в блокированном доме двухлетнего сына Муслима Атаева, хотя раньше это признавалось официально. Дом номер 19 по улице Северная сильно пострадал после массированного обстрела из тяжелой боевой техники и гранатометов, и, скорее всего, не подлежит восстановлению. Сотрудники МЧС сообщили эвакуированным жителям, что для них забронированы номера в гостинице и заказано питание в одном из близлежащих кафе.

Андрей Шароградский: Эффективность проведенной операции мой коллега Андрей Шарый попросил оценить известного московского военного эксперт Александра Гольца.

Александр Гольц: В известном смысле ее можно назвать успешной. Во-первых, не пострадали мирные жители. Во-вторых, уничтожен только этаж здания, а не целое здание, как в предыдущей операции, когда брали боевиков. В-третьих, насколько я понимаю, не применялись танки, авиация тоже не применялась. И в этом смысле эту операцию можно назвать успешной. А если говорить совершенно всерьез, конечно, нет никакой жалости к боевикам, которые закрываются женщинами и детьми.

История в другом: для того чтобы вести эффективную антитеррористическую деятельность, надо брать этих людей живьем, чтобы допрашивать потом, выяснять, какие еще террористические акты готовят эти боевики, если они действительно являются боевиками и террористами. Но в данном случае у следователей на руках остались только трупы.

Андрей Шарый: Война перешла в новую фазу, и сейчас эти маленькие группы боевиков, вооруженных чеченцев, экстремистов рассыпаются по соседним республикам Северного Кавказа, и это все не новости, это все вещи, о которых говорили много раз. Как вы считаете, почему не сформирована какая-то специальная ударная группа, а вот эти объединенные силы кабардино-балкарского министерства внутренних дел занимаются штурмом?

Александр Гольц: Оперативные группы сформированы. Я напомню, что летом прошлого года Путин торжественно принимал рапорты в Министерстве внутренних дел от полутора десятков полковников, чьи лица не показывали, и вот эти люди должны в каждой из республик Северного Кавказа создать те самые ударные оперативные группы, о которых вы говорите. Но штука в том, что можно назначить сколь угодно много начальников, создать сколь угодно много оперативных групп, но главное - их кадровый состав. Нужны люди, наученные совсем другим видам оперативной деятельности, чем те, каким учат в наших академиях МВД и ФСБ. Для того чтобы хотя бы начать учить этих людей, надо признать существование проблемы. Надо честно себе сказать, что российские спецслужбы не готовы к противодействию терроризму. Однако мы хорошо знаем, что российская власть всячески избегает хотя бы признания этого очевидного факта. Никто не ответит из спецслужб за "Норд-Ост", как не ответит и за Беслан. Мы хорошо понимаем, что российские спецслужбы - это та "жена Цезаря", которая постоянно находится вне подозрений и грешит направо и налево.

Андрей Шарый: Скажите, Александр, есть все-таки какая-то положительная динамика в деятельности российских специальных служб?

Александр Гольц: Слава богу, не пригнали танк и не уничтожили многоквартирный дом из танкового оружия. А еще у нас главком ВВС Михайлов периодически заявляет о том, что наши ВВС и дальняя авиация готовы уничтожать террористов с помощью крылатых ракет. Штука в том, что каждый играет теми картами, которые в его распоряжении, - вот у нас в распоряжении есть дальняя авиация. Давно известно, что для выявления и предотвращения террористических актов или действий таких небольших групп существует только один способ - агентурная разведка. Нужно создавать фальшивые бандитские группы, которые связывались бы с реальными террористическими группами, - и таким образом их уничтожать. Нужно внедрять свою агентуру внутрь этих террористических групп. Это очень тяжелая и рискованная работа, которой, похоже, наши спецслужбы на Северном Кавказе заниматься не желают.

XS
SM
MD
LG