Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акция протеста родственников погибших в Чечне бойцов Сергиевопосадского ОМОНа


Кирилл Кобрин: Родственников погибших 5 лет назад на окраине Грозного омоновцев сегодня не пустили на Красную площадь. Сюда они принесли ордена, которые намеревались положить на брусчатку Красной площади в знак протеста. Ранее родственники погибших омоновцев просили президента Владимира Путина взять под личный контроль расследование обстоятельств гибели их близких. Рассказывает Олег Кусов.

Олег Кусов: Близкие погибших 5 лет назад на окраине Грозного омоновцев, считают, что виновные в трагедии до сих пор не наказаны. Существует несколько версий гибели сотрудников милиции. В знак протеста их родственники намерены демонстративно вернуть российские ордена, присвоенные милиционерам. Свои намерения люди объясняют нежеланием власти расследовать обстоятельства трагедии.

Еще 5 лет назад в Чечне распространение получила версия гибели сотрудников милиции из Сергиева Посада, согласно которой милиционеры вступили в бой с российскими милиционерами из другого подразделения. Вот что по этому поводу сказал в интервью Радио Свобода, председатель Госсовета Чечни Таус Джабраилов.

Таус Джабраилов: Там, я же говорю, это только на уровне слухов. Есть слухи, которые, скорее всего, продиктованы заинтересованными сторонами. Фактически может только подтвердить истинное расследование, которое должны провести более тщательно и более квалифицировано.

Олег Кусов: Депутат Государственной Думы России от Чеченской республики Ахмар Завгаев не согласен с версией о том, что в марте 2000 года между омоновцами из Сергиева Посада и сотрудниками милиции из Подольска произошел конфликт из-за каких-то, как тогда говорили в республике, материальных ценностей. Но в то же время Ахмар Завгаев считает, что несогласованность различных федеральных структур в Чечне порождало в те годы многие нежелательные инциденты.

Ахмар Завгаев: Я далек от того мнения, что люди, которые призваны на борьбу с терроризмом, что они где-то будут делить материальные ценности. Но вместе с тем скажу, что сегодня та задача, которая преследовалась федеральной целью, она не достигнута. Почему? Потому что первый пункт - наполнение внутреннего потребительского рынка было в федеральной целевой программе. Он сегодня наполнен практически на 2-3 процента. Первоначально, когда проводили контртеррористическую операцию, много несогласованности было между ведомствами. Соответственно результаты контртеррористической операции - и солдаты, и мирное население, и безвинно исчезнувшие. Тут вопросов много. Этим занимается прокуратура.

Вчера республику посетил Генеральный прокурор Устинов, провел коллегию. Он держит под контролем. Думаю, что разберутся. Должны быть конкретные ответственные лица, которые организовывают гражданскую, или военную, или правоохранительную власть.

Олег Кусов: Дело о гибели сотрудников ОМОНа из Сергиева Посада, по мнению многих наблюдателей, нельзя считать закрытым.

Арслан Саидов: Сегодня родственники погибших в Чечне бойцов Сергиевопосадского ОМОНа хотели в знак протеста вернуть награды погибших милиционеров, положив их к мавзолею Ленина. Однако на Красную площадь их не пустили. С подробностями корреспондент Радио Свобода Вера Володина.

Вера Володина: Вход на Красную площадь был открыт с утра до появления у памятника генералу Жукову родственников погибших омоновцев из Сергиева Посада. Трое - Ольга Макарова, Алевтина Федина и Николай Грачев - объясняли журналистам, почему они хотят положить награды погибших милиционеров на брусчатку перед Кремлем.

Николай Грачев: Считалось, что это было нападение боевиков, а потом оказалось, что там были свердловские милиционеры. Потом уже прокуратура объявила, что вообще неустановленные лица стреляли. А кто такие? Никто не хочет искать. Наши бойцы нашего ОМОНа выполняли приказ федеральных властей, а сейчас спустя пять лет, федеральная власть отвернулась от нас, от памяти наших ребят отвернулась. Ведь никто же не расследует то, что произошло. Надо было как-то выразить нам наш протест, несогласие с той позицией властей, которая сейчас имеется по отношению к гибели наших родных. Никто не занимается ни расследованием уголовного дела, ни нашей судьбой. Никто не хочет знать об этом, никто не хочет прийти, поговорить - почему это происходит, почему мы пришли сюда?

Вера Володина: Перед искателями правды проход к площади оказался закрыт.

Николай Грачев: Красная площадь сегодня перекрыта. Как всегда, повернемся и грустно пойдем домой. Не первый раз уже.

Милиционер: Не имею права пропустить.

Николай Грачев: А вот я хочу пройти.

Милиционер: Дан приказ. Что я могу поделать?

Николай Грачев: Будете меня арестовывать?

Милиционер: Сейчас старший подойдет.

Николай Грачев: Я гражданин Российской Федерации. Почему я не могу пройти на Красную площадь? Если я что-то нарушаю, пусть мне объяснят. Мой сын погиб в Чечне. Это его орден. Я его хочу положить к мавзолею.

Товарищ майор, если я попытаюсь сейчас пройти, будете арестовывать меня?

Милиционер: За что?

Николай Грачев: Если я попытаюсь пройти?

Милиционер: Сейчас мы будем решать ваш вопрос, подождите минутку.

Николай Грачев: Хочу пройти. Мне интересно, что со мной будут делать. Я не знаю, может быть, меня также расстреляют как моего сына. Почему бы и нет? На самом деле все нормально. Прокуратура оправдает, может быть, даже и замнет. Никто ничего не хочет расследовать.

Пытался узнать у руководителей государства, президента Российской Федерации, почему не расследуют? Я пытался узнать у Генерального прокурора, писал в Верховный суд. Никто не отвечает.

Вера Володина: Родственники все же намерены отдать государственные награды. Орден Мужества сына Михаила по-прежнему готов вернуть президенту России Николай Грачев.

Николай Грачев: Я твердо намерен вернуть орден сына для того, чтобы добиться внимания властей к нашей проблеме. Сын награжден в каком бою, с кем? Сейчас же следствие стоит на позиции, что неустановленные лица стреляли. На самом деле мы знаем, что стреляли боевики и свердловские милиционеры. За что орден? За какой бой, с кем, с тенью?

Арслан Саидов: Следствие по делу о гибели Сергиевопосадского ОМОНа признало виновными в трагедии бывшего заместителя начальника ГУВД Подмосковья, генерал-майора Бориса Фадеева и бывшего начальника группы Управления объединенной группировки войск от МВД, полковника Михаила Левченко.

Военные журналисты, проводившие собственное расследование тех событий, с официальными выводами прокуратуры не согласны. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Михаил Ярошевский.

Михаил Ярошевский: Колонна подмосковного ОМОНа попала в засаду 2 марта 2000 года в селение Первомайское в 5 километрах от Грозного. Она двигалась в сторону Старопромысловского района, чтобы сменить дежуривших на 53-м блокпосту солдат. Неожиданно со стороны гор по ней открыли огонь из автоматов, пулеметов и гранатометов. В результате 20 омоновцев погибли, 29 были ранены. По данным военных, засаду устроили боевики, которые оставались в Грозном после его взятия федеральными войсками.

Военный обозреватель "Новой газеты" Вячеслав Измайлов сразу опубликовал собственное расследование этой трагедии. Журналист до сих пор уверен, что следствие намеренно искажало факты, а осужденные офицеры невиновны.

Вячеслав Измайлов: Дело в том, что не стали искать непосредственных виновных - кто же дал команду стрелять. Стали искать, как обычно, крайних, козлов отпущения, которых и нашли в лице троих. Это генерал-майора Фадеева, который привез на смену группу омоновцев, подразделение московской милиции на смену, Левченко, полковник, который возглавлял оперативную группировку, но он прибыл за день до этих событий (1 марта он прибыл 2000 года, а 2 марта все это произошло), и третий - Тихонов, майор, который выполнял обязанности командира Подольского ОМОНа. Но родственники первыми выступили против этого. Винить-то надо было не Левченко и не Фадеева. Старшим от МВД в Чечне в этот период находился замминистра внутренних дел Иван Иванович Голубев. Он был старший. Он должен был, в конце концов, давать указания, ставить задачи и прочее и прочее.

Максим Ярошевский: Независимый военный журналист Тимофей Борисов также занимался собственным расследованием расстрела колонны ОМОНа. Он считает, что все, что произошло 2 марта 2000 года, не является случайностью. Это была хорошо спланированная акция, а Сергиевопосадский ОМОН попал под обстрел сразу и со стороны федеральных войск, и со стороны чеченских боевиков.

Тимофей Борисов: Эта версия основана на том, что, как мне известно, я убежден в своей правоте, колонну Сергиевопосадского ОМОНа расстреливали как свои милиционеры федеральные, в данном случае мы говорим о свердловских милиционерах, которые сидели в засаде слева по ходу движения колонны за забором, и чеченские боевики, которые находились справа от колонны в так называемом поселке Собачевка (официально именуется селение Подгорное), которые обстреливали колонну уже справа. Фактически это была засада совместная наших федеральных сил и боевиков. Как она произошла? Это уже другое дело.

Я считаю, что ничего случайного нет. Любая случайность - это закономерность. Думаю, что в данном конкретном случае, кто-то из федеральных сил, конечно же, участвовал и знал, кто это. Я сказать конкретно имена не могу, но если говорить уже о персоналиях, то в своем журналистском расследовании я много раз писал о генерал-майоре Владимире Поздняке, который являлся на тот момент высокопоставленным чиновником, непосредственно начальником всех подмосковных ОМОНов. Этот человек, как я выяснил и неопровержимо доказал, был тесно связан с чеченскими боевиками. Генерал подал на меня в суд, я 8 месяцев находился под следствием за клевету. Уголовное дело закончилось ничем, суд я выиграл. Правда была на моей стороне. Тем не менее, генерал до сих пор у власти, он до сих пор носит погоны.

Максим Ярошевский: Сам генерал Поздняк неоднократно заявлял, что обвинения журналиста это ничем не обоснованная ложь.

XS
SM
MD
LG