Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международная реакция нас смерть Аслана Масхадова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.

Кирилл Кобрин: Международная реакция нас смерть Аслана Масхадова. В связи с этим даже разыгрался небольшой дипломатический скандал. Российское Министерство иностранных дел заявило, что с непониманием и недоумением относится к заявлению официального представителя внешнеполитического ведомства Польши, который назвал убийство Аслана Масхадова "не просто преступлением, но также и политической глупостью и большой ошибкой". Со стороны других стран, кроме Польши, никаких официальных заявлений по поводу смерти Масхадова не последовало.

Западная пресса весьма скептически относится к победным реляциям российских военных и политиков. Американская "Вашингтон Таймс" считает, что смерть Масхадова уничтожила все шансы на мирный выход из порочного круга насилия, длящегося в Чечне уже больше десятилетия. Эту точку зрения разделяет и лорд Джадд, бывший докладчик по Чечне ПАСЕ и член британской палаты лордов. С ним беседовала наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Лорд Джадд, какова ваша реакция на гибель Аслана Масхадова?

Лорд Джадд: Меня немного удивляет возникшее в связи с этим ликование в некоторых российских кругах. Потому что, на мой взгляд, Масхадова и его окружение представляют умеренное крыло чеченского сопротивления. Я всегда считал, что именно этих людей следует вернуть в политический процесс. Боюсь, что с его смертью будет намного трудней наладить этот процесс, потому что теперь придется иметь дело с гораздо более экстремистски настроенными людьми во главе с Басаевым.

Наталья Голицына: Какова сейчас позиция Европейского Союза и Совета Европы в отношении ситуации в Чечне?

Лорд Джадд: Мне всегда представлялось, что здесь существует одна фундаментальная проблема. Как Европейский Союз, так и Совет Европы всегда озабочены соблюдением демократии и прав человека. Конечно, нарушение демократии, отсутствие прав человека в Чечне их крайне беспокоит. Полагаю, что Европейский Союз должен дать ясно понять России, что мы считаем такое положение дел неприемлемым.

Мне хочется убедить наших друзей в России, что методы, которыми российские власти ведут войну в Чечне и проводят там свои операции, играют на руку экстремистам. Эти неприемлемые и огульные меры только усиливают возмущение населения. По мере роста негодования и возмущения, оно может стать легкой добычей экстремистов.

Есть еще одна причина, почему Европейский Союз и Европейский Парламент должны сказать свое слово. Всю эту неделю мы здесь в Вестминстере, в парламенте, обсуждаем новый антитеррористический закон и то, как мы должны реагировать на угрозу терроризма. Происходящее в Чечне имеет огромное значение далеко за ее пределами. Думаю, что президент Путин прав, когда утверждает, что в Чечне пролегает водораздел между исламским и неисламским мирами. Если российские власти будут продолжать отказываться иметь дело с людьми из лагеря Аслана Масхадова, самого умеренного крыла чеченского сопротивления, если будет продолжаться проведение тотальных, военных, хирургических операций, то это не только, как я сказал, подтолкнет молодых людей к экстремистам, но и вовлечет в войну весь исламский мир. Используя эти неприемлемые методы, продолжая эту жестокую и беспощадную войну, отказываясь вести переговоры с умеренными лидерами сепаратистов, Российская Федерация тем самым играет на руку радикальным боевиком, которые намерены продолжать противостоять русским, но при этом война в Чечне уже будет вестись против всего исламского мира.

Наталья Голицына: Намерен ли Совет Европы оказать какое-то давление на российские власти с тем, чтобы начать предлагаемое вами политическое урегулирование в Чечне, или хотя бы поддержать народную дипломатию по примеру Европейского Парламента, ставшего инициатором прошедших недавно в Лондоне переговоров Союза комитетов "Солдатских матерей" с представителями Аслана Масхадова?

Лорд Джадд: Здесь необходимо четко себе представлять, что Совет Европы - это организация, в которой российское, британское и другие правительства общаются на официальном уровне. У нас есть Парламентская Ассамблея Совета Европы, куда входят и сотрудничают парламентарии России, Британии и других членов ПАСЕ. Совет Европы должен функционировать на официальном уровне. Думаю, однако, что он должен мобилизовать все свои ресурсы и влияние, чтобы поддержать не только политиков, но и представителей гражданского общества, людей, знакомых с ситуацией в Чечне. ПАСЕ должна поддержать людей в стремлении сблизиться и начать диалог.

Наталья Голицына: Лорд Джадд, намерены ли вы продолжить свою работу в ПАСЕ по мирному урегулированию в Чечне и после гибели Масхадова?

Лорд Джадд: Да, я продолжу работать в этом направлении. У меня много друзей в России очень мужественных людей, разделяющих мои представления о проблемах, которые мы с вами обсуждаем. Мне хочется усилить их позиции. Мне хотелось бы стать свидетелем растущего в России убеждения, что чеченский конфликт не имеет военного решения, что оно может быть найдено только в результате подлинного политического диалога. А это значит, что в него необходимо вовлекать различных людей, а не только тех, с кем легче всего договориться. Необходимо говорить и с теми, с кем трудно вести переговоры, но кто допускает решение чеченской проблемы политическим путем.

Подозреваю, что найдутся чеченские боевики, не готовые к такому диалогу. Но не нужно увеличивать их число. Выдавливайте их на периферию, поддерживая тех, кто заинтересован в политическом решении проблемы, вовлекая их в политический процесс.

XS
SM
MD
LG