Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Азербайджанская оппозиция обвинила власти в причастности к убийству журналиста Эльмара Гусейнова


Андрей Шароградский: Азербайджанская оппозиция обвинила власти в причастности к убийству журналиста Эльмара Гусейнова. Президент Азербайджана Ильхам Алиев в специальном заявлении назвал это преступление провокацией против государства. Слово - нашему корреспонденту в Баку.

Ялчин Таироглу: Алиев отметил, что для раскрытия преступления власти Азербайджана готовы на сотрудничество с международными экспертами, в связи с чем правоохранительные органы страны уже обратились в соответствующие инстанции.

В свою очередь лидеры четырех оппозиционных партий, среди которых председатель Партии Народного Фронта Али Керимли и глава партии «Мусават» Иса Гамбар, призвали президента страны подать в отставку в связи убийством журналиста. Оппозиционеры, руководители средств массовой информации и представители интеллигенции, собравшиеся на форуме на тему «Пресса в опасности», назвали случившееся государственным террором и потребовали обратиться к странам Запада и ФБР для расследования преступления.

Тем временем, правительство Норвегии и посольство США в Баку обратились к азербайджанским властям с призывом сделать, все возможное для раскрытия убийства Эльмара Гусейнова. Эльмар Гусейнов был застрелен вчера вечером в подъезде своего дома.

Андрей Шароградский: Об убийстве Эльмара Гусейнова мой коллега Андрей Шарый беседовал с директором Центра экстремальной журналистики Олегом Панфиловым. Панфилов был хорошо знаком с Гусейновым. Центра экстремальной журналистики наблюдает за соблюдением прав журналистов в России и в других странах СНГ.

Олег Панфилов: Убит один из лучших журналистов Азербайджана, который много пережил на свою журналистскую деятельность. Его и арестовывали, и судили, почти два месяца он сидел в тюрьме - до решения суда об оскорблении чиновника азербайджанского правительства. Он пережил многое, но продолжал работать.

И, на мой взгляд, в Азербайджане не было лучшего еженедельника, чем журнал "Монитор". В Азербайджане вообще вся пресса очень политизирована, в азербайджанской прессе трудно найти главного редактора, который не был бы членом какой-либо партии, проправительственной или оппозиционной. Эльмар Гусейнов стоял выше политических интересов, выше политических взглядов, никогда не состоял ни в одной партии. Тем не менее, его журнал называли оппозиционным, потому что он публиковал статьи, в которых критиковали власть, бывшего президента Гейдара Алиева, и нынешнего президента Ильхама Алиева. Журнал был необычным еще и тем, что заместитель Эльмара Гусейнова недавно ездил в Карабах, брал интервью у президента самопровозглашенной республики Карабах и писал о том, что происходит сейчас в Карабахе. Эту поездка, его интервью и встреча и вызвали огромную отрицательную реакцию как у азербайджанских журналистов, так и у азербайджанских политиков. Но не думаю, что это могло быть причиной убийства Эльмара. Скорее всего, это давняя нелюбовь, давняя неприятие деятельности Эльмара Гусейнова как руководителя журнала "Монитор".

Андрей Шарый: Убийство известного в Азербайджане оппозиционного журналиста совпало с новой волной интереса к делу Гонгадзе. На этой неделе исполнилось 10 лет со дня смерти Владислава Листьева. Какова динамика, опаснее ли становится работать журналистом или все-таки есть какое-то улучшение?

Олег Панфилов: Если говорить о количестве погибших журналистов, то эта цифра, к сожалению, стабильная. В России, например, каждый год убивают до 20 журналистов. Не могу сказать, что все случаи связаны с профессиональной деятельностью. Такие случаи, как вчерашнее убийство Эльмара Гусейнова, исчезновение и, скорее всего, убийство Георгия Гонгадзе, - это, конечно, случаи, которые требуют тщательного изучения. И в той или иной мере они связаны, конечно, с профессиональной деятельностью, у каждого такого случая есть определенные мотивы. И ситуация с прессой не столько связана с убийствами, все-таки Россию нельзя назвать страной, похожей на Колумбию или другую страну, где убийства журналистов происходят именно из-за их профессиональной деятельности.

На постсоветском пространстве опасность журналистики заключается в другом - в цензуре и, самое главное, юридическом преследовании журналистов. И я тут должен сказать, что в России ситуация в этом смысле изменилась за последние 4 года или, может быть, даже 5 лет, с того времени, как изменилась власть. Количество уголовных дел в России выросло невероятно, только в 2002 году мы насчитали 49 уголовных дел, возбужденных в России против журналистов. Убийство - это крайняя мера, и я все-таки полагаю, что к такой мере прибегают только в исключительных случаях, и такой исключительный случай, к сожалению, произошел в Баку.

Андрей Шарый: Какие территории являются самыми безопасными для работы журналистов на пространстве СНГ?

Олег Панфилов: Скорее всего Молдова. В Молдове, слава богу, не было убийств журналистов и, по крайней мере, таких форм давления, как мы отмечаем в России или в Азербайджане, или в Таджикистане, где погибло очень много журналистов. В Молдове таких случаев крайне мало. Там происходит некое противостояние между властью и журналистами, но все это на уровне самых страшных категорий - угроз. Иногда нападают на журналистов, но по большей части власти Молдовы расправляются с журналистами с помощью судов.

Андрей Шарый: Как власти относятся к преступлениям против журналистов? Достаточно ли активно и честно эти преступления расследуются?

Олег Панфилов: Нет, конечно. Если случай непосредственно связан с профессиональной деятельностью, то, как правило, эта форма давления имеет политическую подоплеку. Все-таки нужно отметить, что право на свободу слова, на свободу печати заложено в той части Конституций стран СНГ, в том числе и России, которая подразумевает политические права. Поэтому подобные случаи власти или стараются замолчать, или расследование происходит крайне медленно. Во многих бедах современной журналистики, и не только в России, но и в странах СНГ, виновато, в том числе, и плохое юридическое образование журналистов. К сожалению, многие журналисты по-прежнему работают в неких советских условиях, в том числе и плохо понимая, что такое свобода слова и, самое главное, как за нее нужно бороться.

Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лала Исмайлова.

Андрей Шарый: Азербайджанская оппозиция обвиняет власти в причастности к убийству популярного оппозиционного журналиста, главного редактора еженедельника "Монитор" Эльмара Гусейнова.

Лала Исмайлова: Сегодня представители ведущих оппозиционных партий провели совместное заседание с участием журналистов и правозащитников. Была создана похоронная комиссия, и было принято решение хоронить Эльмара Гусейнова как общественного деятеля.

В четверг же под председательством Ильхама Алиева состоялось заседание Совета безопасности Азербайджана, на котором был обсужден вопрос об убийстве главного редактора журнала "Монитор" Эльмара Гусейнова. Как сообщила пресс-служба главы государства, Алиев выразил глубокую обеспокоенность в связи с убийством журналиста и потребовать от правоохранительных органов раскрыть это преступление в кратчайшие сроки. Алиев сказал, что убийство журналиста, когда в Азербайджане царит общественно-политическая стабильность, является серьезной провокацией против власти и посягательством на демократическое развитие Азербайджана. "Те, кто совершил это преступление, стремились нанести ущерб международного имиджу Азербайджана, дискредитировать его в год парламентских выборов, представить страну как нестабильное и недемократическое государство, где происходят теракты, преследуется свобода слова", - сказал Алиев. По его словам, каждый журналист в Азербайджане, независимо от политических убеждений, защищается государством.

Все независимые и оппозиционные организации сошлись во мнении о том, что в этом преступлении виновны нынешние власти Азербайджана. Свое отношение к этой трагедии выражает лидер движения "Национальное единство" Лала Шевкет.

Лала Шевкет: Эльмар для меня был символом свободы слова в Азербайджане, символом принципиальности, символом совести. Он боролся за свободу слова. При сегодняшней ситуации, когда очень многое продается и покупается, Эльмар был принципиально честным человеком, и это очень важный момент. Сейчас редко мы находим таких людей, которые не продаются и не покупаются, как бы им тяжело ни было. Это вызывает у меня большое почтение и уважение к этому человеку. Я считаю, что он является символом нашей совести, символом совести народа, символом свободы слова. И то, что сегодня это произошло именно с ним, говорит о том, что больше всего боялись, конечно, его слова. Потому что его невозможно было купить, его невозможно было остановить. Безусловно, это политический террор, и я считаю, что это начало новой ситуации в Азербайджане, с одной стороны, очень тяжелой, а с другой стороны, ситуации, когда народ должен адекватно ответить на это убийство.

Андрей Шарый: А теперь - о последних новостях с Украины, где продолжается расследование убийства журналиста Георгия Гонгадзе.

Владимир Ивахненко: Заявления президента Виктора Ющенко и генерального прокурора Святослава Пискуна о раскрытии дела Гонгадзе многие украинские политики называют преждевременными. Говорит один из лидеров Фракции социалистов в Верховной Раде Николай Рудьковский.

Николай Рудьковский: Социалисты считают, что дело Гонгадзе находится в стадии первичного раскрытия, потому что найдены только исполнители. Мы считаем, что в этом деле должны быть, во-первых, установлены заказчики и установлены мотивы, тогда можно считать, что это дело является раскрытым.

Владимир Ивахненко: На этой неделе правоохранительные органы задержали двух полковников МВД, их считают непосредственными исполнителя преступления. Как заявил генпрокурор Пискун, известно, и кто приказал убить журналиста, однако имя этого человека назвать отказался. По мнению депутата Тараса Черновола, представляющего в парламенте новую украинскую оппозицию, речь может идти не о заказчике, а об организаторе преступления.

Тарас Черновол: Это может быть и один из генералов Министерства внутренних дел, и бывший министр внутренних дел. Но это как раз организаторы, это немножко низшая структура. Главная категория - заказчик - пока что не высветлена. И я очень боюсь, что может напоминать расследование дела Гонгадзе в конечном итоге расследование по убийству президента Кеннеди. Нужно, чтобы оно не ограничилось символическими и, возможно, даже не совсем причастными фигурами.

Владимир Ивахненко: В Верховной Раде немало депутатов, которые считают, что при нынешнем генпрокуроре Пискуне, связанном с прежней властью, вряд ли удастся довести до конца дело Гонгадзе. Николай Рудьковский с таким мнением не согласен.

Николай Рудьковский: Сейчас работает не только Генеральная прокуратура над расследованием этого дела. Работает следственная группа и Службы безопасности, и Министерства внутренних дел. Поэтому ни одно из силовых учреждений не сможет затормозить расследование этого дела. Если же кто-то попробует, то он будет первым, кто слетит со своей должности.

Владимир Ивахненко: В четверг в украинской прессе появились сообщения о том, что за бывшим министром внутренних дел Украины Юрием Кравченко еще с середины декабря минувшего года спецслужбами установлена официальная слежка, и сейчас ему запрещен выезд за пределы страны. Как известно, Кравченко фигурировал в тайно сделанных в кабинете главы государства аудиозаписях бывшего президентского охранника Николая Мельниченко. От министра внутренних дел, если верить этим записям, тогда президент Кучма требовал разобраться с Гонгадзе. В среду генпрокурор сообщил, что записи Мельниченко приобщены к делу об убийстве журналиста. А экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко в пятницу вызван в прокуратуру на допрос.

Социалист Николай Рудьковский убежден, что на вопросы следствия должен ответить и экс-президент Кучма.

Николай Рудьковский: Мне импонирует позиция президента, что он сказал, что все без исключения должны ощущать себя в нашей стране равными перед законом и отвечать одинаково перед законом. Я считаю, что Кучма обязательно будет допрошен по этому делу, и не только он.

Владимир Ивахненко: Между тем, вице-премьер Николай Томенко чрезвычайно важными называет показания в деле Гонгадзе проживающего сейчас в США бывшего охранника Кучмы. Новые украинские власти надеются, что Николай Мельниченко даст показания следствию уже в ближайшее время.

XS
SM
MD
LG