Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Найден убитым бывший министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко


Александр Гостев: В элитном поселке Конча-Заспе под Киевом утром в пятницу на своей даче найден мертвым бывший министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко. Этого генерала называют одной из ключевых фигур в деле об убийстве оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе. Президент Украины Виктор Ющенко заявил, что расследованием обстоятельств смерти Кравченко займется Генеральная прокуратура. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Киеве Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: По предварительным данным, Юрий Кравченко покончил жизнь самоубийством. Он был обнаружен родственниками на своей даче с пулевым ранением головы и пистолетом в руке. Утром в пятницу Кравченко ожидали в Генеральной прокуратуре Украины. Бывший глава МВД был вызван на допрос по делу об убийстве более 4 лет назад журналиста Георгия Гонгадзе.

На этой неделе были арестованы и дали показания непосредственные убийцы журналиста - два полковника МВД. В Генпрокуратуре заявляли, что известно имя человека, который отдал приказ о похищении и убийстве журналиста. По неофициальной информации, этим человеком был Кравченко. Он фигурировал в тайно сделанных бывшим президентом охранником Николаем Мельниченко аудиозаписях относительно Гонгадзе. Согласно этим записям, президент Кучма требовал от Кравченко, занимавшего тогда пост МВД, разобраться с неугодным журналистом. Как заявил в минувшую среду генпрокурор Святослав Пискун, записи Мельниченко приобщены к делу Гонгадзе и все их фигуранты будут допрошены следствием. Известно, что за Юрием Кравченко в последние месяцы следили представители украинских спецслужб. Ему был запрещен выезд за пределы страны.

В пятницу президент Украины Виктор Ющенко заявил, что берет под личный контроль расследование гибели бывшего главы МВД. Журналист Олег Ельцов, который специализируется на криминальной хронике, не сомневается, что речь идет о самоубийстве Кравченко.

Олег Ельцов: Никаких оснований нет говорить о том, что его убили пока во всяком случае. Но как-то только Пискун заявил, что пригласил в пятницу Кравченко на допрос, я был просто шокирован этим заявлением, неоднократно в беседе с коллегами говорил, что Кравченко дали простоя мачок, у него один выход - застрелиться. Я считаю, что в том случае, когда есть достаточные основания, указывающие на его преступную деятельность, а их, очевидно, было достаточно, что подтвердила смерть Кравченко, нужно было немедленно его просто арестовывать, дабы не дать ему возможность покончить жизнь самоубийством. Его чисто личностная характеристика вполне давала основание предполагать, что он способен на этот шаг.

Владимир Ивахненко: Тем временем, адвокат семьи Гонгадзе Андрей Федур заявил, что не верит в версию самоубийства. Он убежден, что у бывшего министра внутренних дел не было причин для сведения счетов с жизнью. Мнение адвоката разделяют и некоторые депутаты украинского парламента. Они напоминают, что это уже вторая загадочная смерть министра прежней власти, входившего в ближайшее окружение президента Кучмы. В конце декабря, как утверждается, также покончил жизнь самоубийством Георгий Кирпа, занимавший пост министра транспорта.

По мнению журналиста Ельцова, после смерти бывшего главы МВД следствию будет крайне трудно установить заказчиков и организаторов убийства Гонгадзе.

Олег Ельцов: Дело в том, что есть такая вещь как улики, косвенные улики и так далее. В каком объеме ими следствие обладает неизвестно. Но то, что ошиблись и Пискун, и президент, давая предварительные заявления о том, что дело фактически раскрыто, сейчас это понятно вдвойне, что это было просто смешно. Да, имеются убийцы, да убийцы показали место ориентировочное, где они закопали голову. Найдены даже личные вещи Гонгадзе, но вопросы о том, кто есть организатор и кто есть заказчик, пока остается открытым. Я боюсь, что есть большой шанс того, что он останется открытым надолго, если не навсегда.

Владимир Ивахненко: Для того, чтобы следствию удалось поставить точку в деле Гонгадзе фракция коммунистов в Верховной Раде призвала власти срочно взять под стражу, как заявили коммунисты, главного фигуранта преступной политики последнего десятилетия экс-президента Леонида Кучму.

Александр Гостев: Глава комиссии Верховной Рады по расследованию дела Георгия Гонгадзе Григорий Омельченко, в связи со смертью Юрия Кравченко, потребовал отставки генерального прокурора Украины Святослава Пискуна. Об этом Омельченко рассказал в интервью Радио Свобода. По его словам, он ни раз обращался к Пискуну с требованием взять Кравченко под стражу, чтобы обеспечить его безопасность. С Григорием Омельченко по телефону беседовала моя коллега Любовь Чижова.

Григорий Омельченко: Меня меньше всего интересует дальнейший ход расследования уголовного дела. Я сегодня ставлю вопрос, чтобы президент Украины Ющенко немедленно снял своим указом с должности генерального прокурора Украины Пискуна и отдал его в суд, который своей преступной халатностью не уберег Кравченко от смерти.

Вчера у меня был крик отчаяния. Я в прямом эфире на одном из телеканалов говорил о том, что Кравченко будет мертвый, до пятницы он не доживет. Умолял генерального прокурора арестовать Кравченко и поместить его в изолятор Службы безопасности, чтобы таким образом уберечь его жизнь. Потому что в результате смерти Кравченко вырывается самое главное звено. Кравченко никогда не даст показания, что приказ на уничтожение Георгия Гонгадзе, на его похищение он дал - бывший президент Украины Леонид Данилович Кучма.

Я вчера сказал, что в воскресенье рано утром 17 сентября после убийства Георгия Гонгадзе Кравченко был на даче у Кучмы и докладывал ему о том, что Георгий Гонгадзе уже никогда ни на кого ничего не будет писать.

Любовь Чижова: Значит, вы считаете, что Кравченко не покончил с собой, что его убили?

Григорий Омельченко: Меня меньше всего сейчас это интересует - покончил он жизнь самоубийством или была проведена спецоперация по его уничтожению под видом самоубийства. Я эту установку уже проехал очень давно еще в 2002 году, когда следственная комиссия установила, кто организовал похищение и убийство Георгия Гонгадзе. Материалы были направлены в Генеральную прокуратуру Пискуну. Он покрывал преступную деятельность Кучмы, Кравченко и других лиц, причастных к похищению и убийству Георгия Гонгадзе, еще начиная с 2002 года.

Меня интересует сейчас как политика и председателя следственной комиссии другой вопрос - немедленное снятие Пискуна с занимаемой должности указом президента Ющенко и отдача под суд Пискуна. Если Ющенко этого не сделает, я буду считать, что Ющенко тайно дал гарантии юридической неприкосновенности Кучмы, его семьи. Орудием этих гарантий выступает Пискун, который делает все, чтобы были мертвыми основные свидетели того, что Кучма отдавал приказ на уничтожение Георгия Гонгадзе и других совершений преступлений, таким образом, уберечь Кучму от скамьи подсудимых. Для меня остальное уже просто детали, пройденные уже в 2002 году.

Любовь Чижова: Возможно ли довести до конца расследование дела о гибели Георгия Гонгадзе без Юрия Кравченко?

Григорий Омельченко: Возможно. Немедленное снятие с занимаемое должности Пискуна, назначение нового генерального прокурора и арест Кучмы по пересечении границы, когда он будет возвращаться в Украину, или взятие санкции на арест и объявление в розыск по линии Интерпола.

Александр Гостев: Загадочную гибель бывшего министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко в беседе с моим коллегой Михаилом Соколовым прокомментировал заместитель директора Института стран СНГ, политолог Владимир Жарихин.

Владимир Жарихин: Первый вопрос - что это было самоубийство или все-таки, что называется, ликвидировали ненужного свидетеля? Это принципиально важно. Во-вторых, здесь хотелось бы понять, как вообще это произошло, так как по сообщениям украинской прессы Кравченко был под наблюдением Службы безопасности Украины уже с декабря этого года. Каким образом, можно было произвести это действие. Но в любом случае, мне кажется, что мы имеем дело с очень таким неприятным фактом дальнейшей дестабилизации ситуации на Украине. Чтобы это ни было, с какой стороны это не было произведено, это, несомненно, очень жесткий и трагический индикатор обострения политической борьбы между различными силами и пришедшими к власти и ушедшими в оппозицию на Украине самыми крайними средствами. Это очень тревожно.

Михаил Соколов: Многие сейчас недоумевают, кто не наблюдал внимательно за украинской политической сценой, дело Гонгадзе не могло быть нормально расследовано много лет и вдруг буквально за несколько дней следователи дошли до министра внутренних дел, до руководителей милиции киевской. Получается, что нужна была только политическая воля для этого расследования?

Владимир Жарихин: Я так понимаю, внутренняя структура этой политической воли тоже достаточно сложная. Дело в том, что уже сейчас среди фигурантов этого дела возникают те люди, которые в настоящее время являются как бы победителями, представителями нынешней власти - и Деркач, и Литвин. Поэтому само окончательное расследование дела может быть взрывоопасно не только для представителей ушедшей власти, в том числе для президента Кучмы, но и для некоторых представителей действующих. Поэтому может возникнуть и внутренняя борьба в команде победителей.

Михаил Соколов: В чем сейчас опасность для Леонида Кучмы, если исчезает последний, возможный прямой свидетель тех событий, которые возникли в администрации президента Украины?

Владимир Жарихин: С одной стороны, возникает опасность, что будет сказано то, что он предметно не сможет опровергнуть. Но с другой стороны, с исчезновением этого свидетеля исчезает и то, что мог бы сказать этот свидетель, если бы он захотел говорить. Поэтому как бы показывать пальцем в ту сторону, которой в данной очень сложной ситуации было выгодно исчезновение этого свидетеля, наверное, достаточно рано.

Михаил Соколов: Есть как минимум несколько сторон, которым смерть Юрия Кравченко была выгодна?

Владимир Жарихин: Да, безусловно. Но при этом, наверное, можно и предположить самую простую, но может быть и самую реальную версию, что действительно Кравченко настолько не хотел идти на допрос в прокуратуру, что действительно покончил с собой.

Андрей Шароградский: Один из важнейших вопросов на сегодняшний день - действительно ли Кравченко покончил жизнь самоубийством или имело место убийство? Рассказывает корреспондент Радио Свобода Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: В том, что это было самоубийство, похоже, убежден президент Украины Виктор Ющенко. Говоря о смерти Кравченко, он отметил, что у каждого есть свой выбор - либо сотрудничать со следствием и отстаивать свою честь в суде, либо судить себя самому.

Вместе с тем, сомнительной называет версию следствия адвокат семьи Гонгадзе Андрей Федур. Он полагает, что у бывшего главы МВД не было причин для сведения счетов с жизнью. Мнение адвоката разделяют и некоторые украинские политики. Так, лидер социалистов Александр Мороз не исключает, что следующей жертвой после Кравченко может стать объявленный в международных розыск генерал МВД Пукач. Его считают одним из соучастников убийства журналиста.

На этом фоне в парламенте звучат заявления о недоверии генпрокурору. По мнению депутатов, именно его непрофессиональные действия привели к гибели ключевого свидетеля. Многие депутаты Верховной Рады также убеждены, что смерть бывшего министра внутренних дел серьезно осложнит завершение дела Гонгадзе. Представители следствия пока не подтверждают сообщения о том, что Юрий Кравченко оставил предсмертную записку, в котором обвиняет в убийстве журналиста экс-президента Леонида Кучму. Если такое предсмертное послание, действительно существует, то это позволит расставить все точки над "i" не только в трагической смерти бывшего главы МВД.

Андрей Шароградский: Депутат Верховной Рады, юрист Юрий Мусияка считает, что ответственность за смерть Кравченко во многом лежит на генпрокуроре Украины Святославе Пискуне. Вопросы Виктору Мусияке задавала Екатерина Гаврилова.

Екатерина Гаврилова: Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко уже сделала заявление о том, что не исключает, что гибель Кравченко - это попытка закрыть дело об убийстве журналиста Гонгадзе. Ваше мнение.

Виктор Мусияка: Дело все в том, что понятно, что гибелью Кравченко есть очень удобный момент фактически все вывести на него, и на этом может все закрыто быть. Скажем, добраться до каких-то других фигурантов возможных участников этого процесса будет очень сложно, либо вообще невозможно. Это, действительно, очень тяжелый удар по следствию, которое вроде бы оживилось.

Я считаю, что большой вред этому всему нанесло то, что как раз нарушался закон. Закон очень четко говорит о том, что все, что касается следствия не должно разглашаться вообще, о деталях следствия не должны говорить те, кто занимается следствием, и все те лица, которые так или иначе осведомлены о чем-то, а тем более государственные мужи. Они должны просто язык не распускать. А вот в этой ситуации это немаловажную роль сыграло то, что на эту тему шли разговоры все время. Глава государства что-то рассказывал, генеральный прокурор показывал, как удачно идет следствие. Я считаю, что это вещи недопустимые.

Поэтому в этом смысле Юлия Тимошенко, я думаю, что она в основном права, конечно.

Екатерина Гаврилова: Вице-премьер Украины по гуманитарным вопросам Николай Томенко назвал смерть экс-министра внутренних дел Юрия Кравченко ошибкой правоохранителей, которые не обеспечили ему охрану. Теперь на генпрокурора Пискуна возлагают ответственность за эту ошибку.

Виктор Мусияка: Потому что, если бы они действовали по закону, это не просто ошибка, то я считаю, что за гранью того, что закон допускает. В конечном счете, стало возможным такое.

Екатерина Гаврилова: Как теперь, по-вашему, будет развиваться дело Гонгадзе?

Виктор Мусияка: Я не исключаю, что как раз воспользуются тем, что произошло для того, чтобы все нити свести туда вместе с Кравченко. Все возможности будут обрезаны. Я не исключаю, что как раз на него будет все свалено. Дело может быть даже закончено нелогично и неправдиво, не так как оно реально развивалось.

XS
SM
MD
LG