Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военная коллегия Верховного суда оставила в силе оправдательный приговор по делу об убийстве Дмитрия Холодова


Арслан Саидов: Военная коллегия Верховного суда России сегодня оставила в силе оправдательный приговор по делу об убийстве журналиста "Московского комсомольца" Дмитрия Холодова. Бывший начальник разведки ВДВ полковник Павел Поповских, командир особого отряда 45-го полка ВДВ майор Владимир Морозов, двое его заместителей, Александр Сорока и Константин Мирзоянц, а также предприниматель Константин Барковский и зам директор частного охранного предприятия "РОС" Александр Капунцов вновь признаны невиновными.

Вера Володина: Второе рассмотрение в кассационной инстанции дела об убийстве Дмитрия Холодова завершилось как и в первый раз. Родителям Дмитрия Холодова было отказано в удовлетворении кассационной жалобы, и кассационное представление Генпрокуратуры осталось без удовлетворения. Председательствующий судья, генерал-лейтенант юстиции Лев Захаров в своем выступлении прежде всего касался ситуации с хищением тротила. Он заявил, что виновность подсудимых в хищении тротиловых шашек, из которых было установлено самодельное взрывное устройство, не доказано, поскольку не указано, кто и что конкретно похитил. А кроме того, обвинительное заключение ссылалось на не имевшийся в той войсковой части тротил. В определении Военной коллегии Верховного суда сказано: "Приговор Московского окружного военного суда от 10 июня 2004 года в отношении Поповских, Барковского, Сорокина, Мирзоянца, Морозова и Капунцова оставить без изменений".

В первый день заседания Военной коллеги родители Дмитрия Холодова заявляли о возможном обращении в Страсбургский суд. "Вместо кропотливого и тщательного анализа, - заявила Зоя Холодова, - судьи Московского окружного военного суда встали на сторону защиты подсудимых. И если военная юстиция не защитит наши права, мы оставляем за собой право обратиться в Европейский суд по правам человека". Холодовы просили суд отменить оправдательный приговор и направить дело на новое рассмотрением в другой военный суд, просили привлечь к дисциплинарной ответственности судей Московского окружного военного суда Евгения Зубова и Владимира Сердюкова за фальсификацию и составление недостоверного протокола судебных заседаний, а также просили провести расследование действий экспертов, давших, по мнению Холодовых, ложное заключение по комплексной взрыво-технической медицинской экспертизе.

Дмитрий Холодов погиб 17 октября 1994 года от взрыва самодельного взрывного устройства, заложенного в чемодан-дипломат. Генпрокуратура в его убийстве обвинила бывшего начальника разведки ВДВ полковника Павла Поповских, командира 45-го полка Владимира Морозова, двух его замов, Александра Сороку и Константина Мирзоянца, а также предпринимателя Константина Барковского и руководителя частного охранного предприятия Александра Капунцова.

Арслан Саидов: Родители журналиста Дмитрия Холодова возмущены решением Военной коллегии Верховного суда России, который оставил в силе оправдательный приговор обвиняемым в убийстве их сына. Бывший начальник разведки ВДВ полковник Павел Поповских, командир особого отряда 45-го полка ВДВ майор Владимир Морозов, двое его заместителей, Александр Сорока и Константин Мирзоянц, а также предприниматель Константин Барковский и замдиректора частного охранного предприятия "РОС" Александр Капунцов вновь признаны невиновными.

Вера Володина: После того, как военная коллегия Верховного суда оставила в силе оправдательный приговор Московского окружного военного суда, для потерпевших, родителей журналиста, остается еще один шаг в поисках справедливости - Европейский суд. А вот у Генеральной прокуратуры больше нет законных оснований для обжалования приговора в высших судебных инстанциях. А само решение военной коллегии Холодовых не удивило.

Зоя Холодова: Больше всего мы так и думали, что будет подтверждение оправдательного приговора. Надежда была чрезвычайно небольшая и оптимизма она, действительно, у нас бы тоже не вызвала.

Вера Володина: Холодовы не верят, что военный суд будет судить военных беспристрастно, но закон не дает права слушать дело в гражданском суде. На каждый довод военной коллегии, похоже, у потерпевших есть свой. Но суд их не слышит. Вот, что, в частности, Зоя Александровна говорит о доводах недоказанности использования похищенного тротила.

Зоя Холодова: Мы считаем, права наша адвокат Андрианова в том смысле, что она указала в своем выступлении на военной коллегии, что ревизия в отряде проводилась в 1995 году, и никаких сведений не проверялось относительно того, что было в наличие, в 1994 году. Кроме того, надо учесть, что в 1994 году, в декабре месяце, и началась война в Чечне. Отсюда мы можем делать вывод, что истинного положения дел не знает никто.

Вера Володина: Но, тем не менее, заявление вашего адвоката не было принято в расчет, да?

Зоя Холодова: Да, в расчет это не было принято.

Юрий Холодов: Так же, как не было принято в расчет наши возражения, наши доказательства по убийству Дмитрия Холодова. Мы можем только одно, постараемся подать заявление в Страсбургский суд, а дальше все зависит от Страсбургского суда.

Зоя Холодова: О защите прав потерпевших.

Юрий Холодов: На справедливое судебное разбирательство.

Вера Володина: Если Европейский суд по правам человека решит, что права родителей Дмитрия Холодова, как потерпевших, были нарушены, уголовное дело об убийстве их сына может быть возобновлено в соответствии с российским законодательством. А пока со вступлением оправдательного приговора в силу дело будет вновь направлено в Генеральную прокуратуру для дополнительного расследования.

Арслан Саидов: Дмитрий Холодов погиб 17 октября 1994 года. В переданном ему дипломате было заложено взрывное устройство. Холодов занимался расследованием злоупотреблений в Российской армии, в его публикациях нередко фигурировала фамилия в те годы министра обороны Павла Грачева.

Главный редактор "Московского комсомольца" Павел Гусев в интервью корреспонденту Радио Свобода Михаилу Саленкову заявил, что в редакции с сегодняшним решением военной коллегии Верховного суда категорически не согласны.

Павел Гусев: Теперь абсолютно стало ясно, в чьих руках находится государство. Государство находится в руках силовых структур, а силовые структуры, как известно, своих не сдают. Для нас, для тех, кто сегодня работает в российской журналистике, ясно только одно, что получен приказ, что уничтожать журналистов можно и иногда даже, наверное, полезно для этих структур, для военных ведомств. И поэтому мы расцениваем это, как ситуацию по ухудшению работы журналистов в российских СМИ, особенно если они освещают такие проблемы, как работу силовых ведомств, структур, военные действия и все, что связано с их финансированием. Это опасно. Убьют и оправдают любых людей, которые с этим связаны. Потому что Холодов был убит именно государством, его убивали люди в погонах, они его уничтожали. В результате все они оправданы, оправданы военным судом. Не просто судом, а военным судом. Мы на этом останавливаться не собираемся, мы будем подавать в Страсбургский суд, будем добиваться международного осуждения такой политики в отношении российских журналистов, в отношении Холодова.

Михаил Саленков: Павел Николаевич, если брать сегодняшнее решение военной коллегии Верховного суда и предыдущее окружного, получается, что подсудимые оправданы, а, стало быть, убийство Дмитрия Холодова остается нераскрытым. Вы как думаете, как дальше будет развиваться ситуация?

Павел Гусев: По идее, Генпрокуратура обязана вновь начинать следствие по убийству Холодова. Но, как известно, следствие, которое начинается через 10 лет, мало, что приносит, потому что и люди, и события уходят в прошлое, в бытие, и очень сложно раскрывать такие преступления, собирать доказательную базу, тем более, что Генпрокуратура эти годы собирала доказательную базу в отношении этих людей, которые сидели на скамье подсудимых. Естественно, другие версии выдвигались, но они были, за неимением абсолютно никаких доказательств, отметены. На сегодняшний день прокуратура или должна будет начинать новое следствие, или же класть дело на полку. Мы посмотрим, как будут развиваться события.

Михаил Саленков: Павел Николаевич, вы говорите, что Холодова убило государство. Газета "МК" проводила собственное расследование гибели?

Павел Гусев: Мы проводили все, что возможно, в наших силах и все документы отдавали в Генпрокуратуру. Потому что я абсолютно убежден, что в таких сложных вещах, где замешаны спецслужбы, военные, причем не простые военные, а спецподразделения в военном ведомстве, там наши все усилия будут сведены к минимуму. Поэтому все, что нам удавалось добыть, а мы многое добыли, в конечном счете, мы тут же отдавали в Генпрокуратуру.

Михаил Саленков: Те данные, которые вы добывали, они каким-то образом подтверждали виновность тех, кого сегодня оправдали?

Павел Гусев: Да, полностью.

XS
SM
MD
LG