Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор по делу об убийстве милиционером подозреваемого


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.

Андрей Шароградский: В Екатеринбурге вынесен приговор по нашумевшему делу об убийстве милиционером человека, задержанного по подозрению в уголовном преступлении. Правозащитники, комментируя это дело, утверждают, что многие случаи издевательств, пыток и избиений в следственных изоляторах, а возможно и убийств остаются совершенно безнаказанными.

Светлана Толмачева: Ленинский районный суд Екатеринбурга вынес приговор старшему сержанту Алексею Сенпетери – 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Он признан виновным по двум статьям – «Превышение должностных полномочий» и «Причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть». Во время дежурства Сенпетери 20 июля 2003 года в изолятор временного содержания был доставлен Владимир Орлов, подозреваемый в грабеже. Как установило следствие, в камере у подозреваемого случился приступ белой горячки, он начал шуметь и требовать охрану. Сотрудники изолятора вывели арестованного в коридор, где старший сержант избил его резиновой дубинкой. Через несколько часов после этого Владимир Орлов скончался. Как установили медики, смерть наступила в результате разрыва печени.

Брат осужденного, Роман Сенпетери, с приговоров не согласен. Он работает в том же изоляторе, но в другой смене и утверждает, что арестованных никто никогда не бьет.

Роман Сенпетери: Мой брат никого не бил. Я работаю там 5 лет и даже не слышал, что такое когда-нибудь происходило.

Светлана Толмачева: Мать погибшего, Светлана Орлова, нашла в качестве свидетелей тех арестованных, которых доставляли в изолятор в тот же день. Она не сомневается в том, что в смерти ее сына виновен старший сержант Алексей Сенпетери.

Светлана Орлова: Он все время просил вызвать врача и оказать ему медицинскую помощь. Но работники ИВС просто игнорировали это. И, в общем-то, Сенпетери сидел водку пил и телевизор смотрел, а потом взял дубинку и избил моего сына просто до смерти.

Светлана Толмачева: В ходе служебной проверки районной прокуратурой уголовное дело возбуждено не было. Светлана Орлова обратилась в отдел Генеральной прокуратуры в Уральском федеральном округе – только после этого завели уголовное дело, и разбирательство сдвинулось с мертвой точки. Со своей стороны за ходом событий следили правозащитники. Руководитель архива «Отписка» Александр Ливчак говорит, что реального масштаба пыток и случаев избиения граждан сотрудниками милиции не знает никто; чаще всего об этих фактах становится известно только после гибели пострадавшего, как в случае с Владимиром Орловым.

Александр Ливчак: Каждый раз, когда дело доходит до суда, появляется целая шеренга милицейский лжесвидетелей. Они ничего не боятся, потому что прокуратура фактически срослась с милицией и очень неохотно эти вещи расследует. Государственные органы, которые обязаны контролировать милицию по своему статусу, они начинают шевелиться только после того, как к делу подключается пресса. Мы о пытках узнаем в основном когда дело кончилось трупом. На каждый труп приходятся сотни, а может быть и тысячи случаев простых избиений, о которых мы фактически ничего не знаем.

Светлана Толмачева: Два года назад Александр Ливчак высказал предложение создать в Екатеринбурге группу общественного контроля за деятельностью милиции. По мнению правозащитника, эта мера будет способствовать соблюдению прав задержанных.

Александр Ливчак: Мы бы хотели, чтобы нас допустили к анализу жалоб на милицию. Я лично готов принять в этой работе участие, ходить по ночам по этим самым «обезьянникам» и просто совместно с работником прокуратуры, с работником милиции, с кем угодно прийти и посмотреть, кто там сидит, нет ли там окровавленных людей, занесены ли они в книгу задержанных, выданы ли им протоколы о задержании.

Светлана Толмачева: Несколько месяцев назад ГУВД Свердловской области решило пойти навстречу правозащитникам. Говорит заместитель начальника ГУВД области по кадрам Андрей Камандин.

Андрей Камандин: Сейчас у нас подготовлен проект договора, практически на стадии завершения уже находится подписание, о совместной деятельности с правозащитными организациями, связанной с контролем деятельности милиции. И я бы подчеркнул, что мы никогда не занимались укрывательством и не будем заниматься укрывательством каких-либо противоправных действий со стороны сотрудников милиции. Эти вопросы всегда были, есть и будут предметом и жесткого обсуждения, и принятия жестких решений. Поэтому каких-либо препятствий на сегодняшний день по взаимодействию в плане искоренения таких негативных явлений мы со своей стороны не видим.

Светлана Толмачева: Что касается дела Владимира Орлова, обе стороны намерены обжаловать решение суда. Милиционер заявляет, что в смерти арестованного его вины нет. Мать погибшего и правозащитник Александр Ливчак считают, что к ответственности нужно привлечь всех сотрудников изоляторы, которые слышали крики Орлова, но не приняли никаких мер, чтобы остановить расправу.

XS
SM
MD
LG