Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинопроизводство и кинопрокат на Урале


Программу ведет Сергей Соловьев. Гость студии - Наталья Решетникова, руководитель отдела подготовки программ уральского отделения Союза кинематографистов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Сергей Соловьев: Сегодня у нас в гостях Наталья Решетникова, руководитель отдела творческих программ уральского отделения Союза кинематографистов.

Наталья, здравствуйте.

Наталья Решетникова: Здравствуйте.

Сергей Соловьев: В прошлом году в Екатеринбурге открылись сразу несколько довольно крупных кинозала. Как вы думаете, это можно назвать ответом на возросшее у зрителя внимание к большому кино?

Наталья Решетникова: Вне всякого сомнения.

Сергей Соловьев: 2004 год сами кинобизнесмены называют удачным: стало больше кинотеатров, фильмов и что самое главное - зрителей. Наконец, поднимается и сам российский кинематограф. Скажем, "Ночной дозор" по кассовым сборам обогнал прежнего бесспорного лидера "Властелина колец". Впрочем, далеко не каждый российский фильм, конечно, может иметь бюджет в 7 миллионов долларов.

О том, как на киноэкране соседствуют большие и малые отечественные ленты, расскажет екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: Екатеринбургский кинотеатр "Салют" первым в России устроил у себя специализированный российский зал. Сначала репертуара не хватало, да и сейчас иногда приходиться показывать не только отечественные ленты. Но директор "Салюта" Николай Владычкин настроен оптимистично. Не радует только то, что зрители пока идут лишь на громкие фильмы, слово "российское" еще не бренд и не знак качества.

Николай Владычкин: Хотелось бы пожелать единственное, чтобы наши зрители, по просьбам которых был создан этот зал, его все-таки посещали, смотрели.

Ирина Мурашова: Один из источников пополнения репертуара зала российского кино - Свердловская киностудия. Ее директор Михаил Чурбанов считает, что сейчас самые успешные для нашего кино сюжеты - молодежные комедии. Но для кинематографистов из глубинки это слишком просто.

Михаил Чурбанов: Мы ищем проекты, построенные все-таки на герое. Для нас важно формирование некоего образа нового героя. Это позволяет, с одной стороны, проекты делать живыми, востребованными. Во-вторых, эти фильмы недорогие, то есть реально как бы это объем инвестиций до миллиона долларов.

Ирина Мурашова: Уральцы уже познакомили публику с одним из таких своих героев, егерем из одноименного фильма, на очереди адмирал Колчак.

Директор киноцентра "Екатерининский" Борис Бабушкин уверен, что хороших российских фильмов в новом году будет много. Он считает, что для их успеха надо, в том числе, изменить зрительские стереотипы, особенно в провинции. Обычная предпраздничная картина - пустые кинозалы: народ готовится к Новому году, и в это время никакой фильм кассу не соберет. Зато сразу после ситуация резко меняется.

Борис Бабушкин: Новогодние праздники, которые во всем мире, наоборот, уже считаются периодом такого спада зрительской активности после Рождества, у нас это самый подъем, самый пик посещаемости, когда, в общем-то, все уже отведали салат "Оливье" и, наконец-то, поняли, что надо идти в кино. Жаль, конечно, что эти мысли не приходят нашему зрителю в голову раньше. Допустим, если бы он принял такое нестандартное решение - сходить в кино в декабре - он бы не столкнулся ни с очередями у касс, ни с дорогими билетами.

Ирина Мурашова: Некоторые утверждают, что создание и прокат современных отечественных фильмов - удобный способ отмывания денег. Поэтому в этом году появилась новая тенденция, компании-прокатчики давят на кинотеатры: не возьмете незамысловатый российский боевик, не дадим голливудский блок-бастер или российский. К таким в новом году можно отнести две экранизации: Акунина "Турецкий гамбит" и "Статский советник", боевик от создателей "Бригады" "Бой с тенью", фэнтэзи "Волкодав" и вторую часть фильма "Бумер".

Сергей Соловьев: В российском кинематографическом лексиконе появились слова "блок-бастер", "триллер", "фэнтэзи". Я, пожалуй, не встречал только слова "вестерн".

Наталья Решетникова: Добавьте еще "экшн".

Сергей Соловьев: Так ли уж в последние годы повлияло западное кино на российское?

Наталья Решетникова: Я думаю, конечно, повлияло. Это, знаете, как в нашей бытовой жизни, мы должны были поесть "Сникерс", импортного салями для того, чтобы непременно придти к тому, что свое, наверное, все равно вкуснее. При этом мы научились точно так же, как и в гастрономии, упаковывать нашу продукцию и это очень важно, это мировой стандарт. То есть наше кино стало значительно более зрелищным в чем-то. И сегодня уже неприлично пользоваться какой-то старой пленкой, сегодня пришли новые технологии, это изменило некий образ. Все, что было когда-то запретно или незнакомо, оно всегда притягательно. И, в общем, это нормально, это хорошо, что это влияние осуществлено, что мы получили эту прививку. Но дальше мы все равно пойдем по собственному пути, уже учитывая то, что мы познали. Просто каждому времени свои песни.

Если еще несколько лет назад наши экраны заполонило, что называется, боевиками, только такого русского розлива, ужасными совершенно, но это было в определенной степени не только увлечение западным кинематографом, с его культом вседозволенности, насилия и так далее, но это было отражение нашей действительности. А сегодня, конечно же, это время в значительной степени время мелодрамы, между прочим, как одно из самых востребованных жанров, как в театре, так и в кинематографе. Так что, конечно, повлияло.

Сергей Соловьев: К нам дозвонился первый слушатель.

Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Елена Николаевна, пенсионерка из Москвы. Я не хожу в кинотеатры по понятным причинам, но смотрю телевидение, естественно. И отметила бы, что сильное впечатление произвел фильм "Штрафбат". Во-первых, конечно, темой своей, поскольку штрафникам в нашем кино, по-моему, никогда внимания не уделялось, об этом как-то не говорили. Я считаю, что помимо того, что это очень сильный фильм, очень хороший актерский состав, это еще и возможность как-то отдать должное этим людям. Фильм вообще сильное впечатление произвел, но самое, пожалуй, сильное - это последние кадры, где перечисляется, сколько этих штрафбатов было во всей армии. Вот этот фильм я бы отметила.

Сергей Соловьев: Елена Николаевна, спасибо большое.

Наталья, какие отечественные фильмы из появившихся в прошлом году вы бы все-таки назвали лучшими или успешными?

Наталья Решетникова: Я, естественно, могу ориентироваться исключительно на собственный вкус. Поэтому никаких здесь навязываний абсолютно нет. На мой вкус, на мой взгляд, лучшими являются фильмы "Возвращение" Андрея Звягинцева, я с огромным интересом смотрела "Кукушку" Рогожкина, "Свои" Месхиева. Мне чрезвычайно был симпатичен фильм "Прогулка" Алексея Учителя, "Мой сводный брат Франкенштейн" и "Долгое прощание" Сергея Урсуляка. На мой взгляд, просто замечательное кино.

А насчет успешности, это иногда не совпадающие, между прочим, вещи. Как вы сказали, лучший и успешный. То, что я считаю лучшим, некоторые прокатчики скажут, эти фильмы неуспешны. От чего это зависит, это вопрос очень серьезный, ему надо уделять особое внимание. У меня, естественно, есть собственное мнение, почему иногда лучший не совпадает со словом "успешный".

Сергей Соловьев: В кино, как и в любом искусстве, есть мода, есть тенденции, есть традиции. Как по этим трем позициям вы бы распредили новые фильмы, которые посмотрели в прошлом году?

Наталья Решетникова: Мне сложно располагать фильмы по полкам. Во-первых, я не все смотрела, это просто нереально, даже если ты работаешь и связан как-то с кинематографом. Просто у тебя не хватит времени, потому что только российских художественных фильмов выпустили в прошлом году больше 200, не считая документальных, анимационных. Посмотреть это просто нереально.

Если судить по неким рейтингам, то тот же "Ночной дозор", на который столько ссылаются, это был такой бум молодежный, я думаю, что это все равно в определенной степени и мода, и тенденция определенная. Это колоссальное, зрелищное кино, попытка использовать новые технологии и так далее.

Традиции. Я упомянула фильм Месхиева "Свои". Это традиция - делать глубокое, умное кино, которое обращено к чувствам человека. Это российская тенденция, прежде всего не к глазу, а к чувствам.

Сергей Соловьев: У нас есть еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Борис из Петербурга.

На меня очень большое впечатление произвел фильм "Возвращение". Когда пытаешься его проанализировать, то, во-первых, это сложно, во-вторых, даже этого не хочется делать. По-моему, это признак того, что фильм является большим произведением искусства.

Сергей Соловьев: Спасибо.

Наталья Решетникова: Я бы хотела прокомментировать этот звонок.

Во-первых, меня абсолютно тронул этот звонок и человек, который в столь ранний час дозвонился из другого города, то, как он оценил этот фильм. Слава богу, его показало телевидение недавно. Я тоже считаю это истинным произведением искусства, что совершенно нечасто встречается. Я бы только хотела, чтобы и Борис, если у него будет такая возможность, и те слушатели, которые сейчас у радиоприемников, если у них будет шанс посмотреть на большом экране этот фильм, сделали бы это. Потому что здесь чрезвычайно важна некая панорамность, потому что это сделано именно, с точки зрения визуального ряда, мощнейшим образом, там нет случайных вещей, как в истинном произведении искусства. Поэтому звукоряд, шумы, шорохи, видеоряд - это мощнейшее эмоциональное воздействие. Это надо смотреть в кинотеатре.

Сергей Соловьев: У нас еще один звонок.

Слушатель: Доброе утро. Александр Николаевич, Новосибирск.

Я хожу иногда в кинотеатры. Сейчас привели в пример "Возвращение" и "Штрафбат". Действительно, очень хорошие фильмы. Но смотреть фильмы о жизни, конечно, хорошо, но дело в том, что мы ее смотрим каждый божий день.

Копирование западных стандартов и перелопачивание их на российский манер очень плохо. Поднимать патриотизм, делая фильмы наподобие, но с русским уклоном, я не считаю, что это очень хорошо.

Сергей Соловьев: Спасибо.

Наталья, вы можете как-то ответить на этот звонок?

Наталья Решетникова: По-моему, в самом начале, когда я говорила о влиянии Запада на наш кинематограф, я говорила о том, что это абсолютно естественная вещь. Говорить об этом хорошо или плохо? В каком-то смысле очень плохо, а в каком-то смысле естественно и органично. Совершенно невозможно остановить жизнь. Если мы впустили к себе в дом этого дракона, мы должны с ним познакомиться, мы все равно пройдем период увлечений и возвращения к себе. Везде есть и дурное, и замечательное, есть то, чему надо учиться у Запада. Другой разговор, что нужно воспитывать собственный вкус. Для этого должно появиться очень много хорошего и разного кино, должны появиться аналитические программы, которые как-то готовят зрителя к этому, потому что это все потеряно. Сегодня это надо восстанавливать, потому что, естественно, вкус у зрителя надо формировать, особенно у молодого, у которого нет этой предыстории и вкуса, и культуры. Это колоссальная задача государства, прежде всего.

Сергей Соловьев: Насколько мне известно, как раз ваш отдел и уральское отделение Союза кинематографистов такой работой занимается регулярно. Расскажите, какие программы были представлены екатеринбургским зрителям Союзом кинематографистов в прошлом году?

Наталья Решетникова: Дело в том, что Дом кино, действительно, совершенно особая организация. Это дом кино. Здесь, кроме проката того, что идет в кинотеатрах обычно, того же западного кино, которыми занимаются наши партнеры - премьер-зал, долби-стерео и так далее - естественно идет та жизнь, которая, собственно, должна идти для людей культуры, так скажем. Потому что это Союз кинематографистов, это сообщество, объединяющее людей, занимающихся кино профессионально. Поэтому моя задача и моего отдела - это дом. Чтобы здесь было место разному кино, было место премьерам, в том числе местным, потому что у нас работает Свердловская киностудия и вообще несколько объединений. Поэтому это место премьер, прежде всего, это место фестиваля, это одна из самых главных фестивальных площадок в городе. Смею так утверждать. И вы прекрасно знаете, что здесь идет грандиозный фестиваль по рейтингам лучшего в России документального кино под названием "Россия". И его эхо, его отголосок - фестиваль в феврале, где собраны лучшие фильмы. Это место встречи интеллигенции города. Дом кино, как-то уже так запрограммировано за долгие годы, здесь были самые интересные конференции научные и культурные. Я очень дорожу этой традицией. Это дом творческих союзов, так скажем. Я не знаю, где еще в городе вы можете найти такое количество совместных программ с писателями, художниками, музыкантами, как в Доме кино. Это очень важная тенденция.

А какие программы были представлены? Мы впервые в 2004 году начали знакомить екатеринбургского зрителя с короткометражным художественным кино. Мы придумали такую программу вместе со студией "Ю-7". Это фестивальные фавориты короткого метра, фильмы-призеры огромного количества европейских кинофестивалей. Раз в месяц мы делаем эту программу.

2004 год для нас чрезвычайно радостен тем, что мы, наконец, осуществили давнюю свою мечту, мы сделали фестиваль анимационного кино. Но не просто анимационного кино, а киношкол, которые профессионально готовят будущих мультипликаторов. И это статус международного кинофестиваля, мы назвали его "Кинопроба". В этом году здесь участвовала наша студия екатеринбургская, которая известна во всем мире, студия "А-Фильм". Это академия архитектурная, которая готовит художников-аниматоров, это училище Шадра и Франция, несколько французских студий. Это проект на долгие годы, я надеюсь. Это та ниша, которая не занята сегодня. Но это крошечная малость той деятельности, которая ведется в Доме кино. Это и киноклубы, это фестиваль японского кино, французского и так далее.

Сергей Соловьев: Спасибо.

Еще один звонок.

Слушатель: Здравствуйте. Николай из Самары.

Хотелось бы сказать по поводу фильмов "Возвращение" и "Ночной дозор". Оба фильма нахвалены. Но вот я несколько раз пытался посмотреть фильм "Возвращение" и даже до середины не мог досмотреть, он мне показался скучноватым.

Что касается фильма "Ночной дозор", то это такая дребедень. Понимаете, с точки зрения технологической, фильм хорош. Хотя он хорош, как дипломная работа студента. Но опытному глазу видны все белые стежки, которыми он прошит. Я понимаю, что если ничего не делать, то не будет ничего, что это первая работа, но такого бешеного восхищения и быть-то не должно. Сделали - хорошо, первый опыт. А литературная сторона, сценарная - это полнейшая дребедень, все высосано из пальца. У сказок есть своя логика, своя сказочная правда, а тут даже сказочной правды нет.

Сергей Соловьев: Спасибо вам большое за ваше мнение. Скажите, Наталья, если бы каждому студенту давали 7 миллионов долларов на курсовую работу, как бы вы к этому отнеслись?

Наталья Решетникова: Во-первых, это абсолютно такие маниловские мечтания, этого не будет никогда. Кинематограф, действительно, очень дорогое дело, дается это под какие-то имена, здесь большой риск, можно никогда не вернуть эти деньги. Другой разговор, как распределены эти деньги, хорошо это или плохо, случилось это или нет. Я тоже не являюсь поклонницей фильма "Ночной дозор" и с очень многими вещами со зрителем согласна. Но у каждого фильма есть свой зритель. То, что не попало "Возвращение" в этого человека, видимо, думающего, мне огорчительно, хотя я тоже могу это понять. Потому что мы сегодня отучены, в принципе, в значительной степени от такого вдумчивого, медленного, текучего кино, которое надо впустить в себя, надо быть настроенным на это. Нас уже приучили к другому ритму, отучили от некоего смыслового кино, часто трудного. Мы уже сегодня в значительной степени бережем себя от каких-то эмоций, достаточно тяжелых. А этот фильм такого рода, его надо пережить.

Сергей Соловьев: Понятно, что далеко не каждому жителю России удалось провести новогодние каникулы где-то в путешествиях, большинство все-таки провели свое свободное время у телевизора. Скажите, с вашей точки зрения, как наши телеканалы справились с 10-дневным праздничным марафоном?

Наталья Решетникова: Во-первых, я не провожу столько времени у телевизора, мне просто некогда, и я не очень люблю этот предмет, который называется телевизор. Если у людей есть очень много времени, а правительство наше предоставило такую возможность, конечно, в основном народ сидел у пульта, переключал каналы. Но такой отравой, в общем-то, и я отравлена, потому что именно в эти дни у меня тоже было некоторое время. Никаких притязаний на полноту обзора, точно так же голосовала кнопкой. То, что меня зацепило, я могу сказать, что меня раздражало, я могу сказать. Оценить, насколько все вкусы были учтены в этой программе, мне сложно.

Сергей Соловьев: Тогда что вы посмотрели за эти деньги с наибольшим удовольствием?

Наталья Решетникова: Из невероятного количества всевозможных комедийных программ под общим названием "Аншлаг", я считаю качественным Бенефис Юрия Гальцева. Очень уважительно отношусь к этому актеру, по-моему, совершенно блистательному комику. С разной степенью удовольствий, но все-таки с большим удовольствием, чем все остальное, я смотрю программу Юрия Стоянова и Олейникова "Городок". По "Культуре" я посмотрела впервые лирического Жванецкого и это произвело на меня очень сильное впечатление. Я порадовалась тому, что в новогодние дни нашлось время для хороших фильмов и старых, и новых.

Но что меня совершенно невероятно раздражало, естественно, это количество разливанной пошлости, которой было и в новых версиях "Трех мушкетеров", "Сорочинской ярмарке", когда вся наша так называемая попса мелькала по всем каналам. В общем, ничего, как мне кажется, нового и свежего, кроме количества денег, которое чувствовалось за этим, я не увидела.

Наверное, все-таки каждый зритель смог найти для себя дорогое. Простите, но моим главным каналом, моим счастьем и отдушиной является канал "Культура". Я жалею тех людей, которые не имеют доступа к этому каналу.

Сергей Соловьев: Спасибо, Наталья. Время нашей встречи заканчивается.

Я напомню, сегодня мы провели этот час с Натальей Решетниковой, руководителем отдела творческих программ уральского отделения Союза кинематографистов.

XS
SM
MD
LG