Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

200 снеговиков Славы Полунина


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Никита Татарский: 200 снеговиков вывел на прогулку к театру имени Вахтангова Слава Полунин.

Марина Тимашева: В отдельно взятом районе абсолютно бесснежной Москвы "внезапно сделалась метель". Крыши арбатских домов припорошило. Это заработала снегоделательная машина и 10 людей, привезенных другом Славы Полунина художником Николаем Полисским из Калужской области. Николай Полисский организовал из деревенских жителей артель художников, которые делают всякие симпатичные вещи из природных материалов. На сей раз из не совсем природного снега лепили снеговиков. Слава Полунин объяснял...

Слава Полунин: Направления наших стремлений художественных очень близки, потому что я обожаю реальную стихию природы в соединении с тем, что делает человек. Я все время стараюсь впустить в мои спектакли ветер, воду, снег. Когда мы переезжаем с места на место, и таможенники читают наши списки чемоданов, в них написано: "Радуга", "12 килограммов дождя", "Звезды, 16 штук" и так далее. То есть, если прочитать списки этих чемоданов, то это практически как будто мы возим природу за собой.

Марина Тимашева: На вопрос, не уничтожат ли ночью москвичи и гости столицы милейших снеговиков, Николай Полисский отвечал...

Николай Полисский: Бывают даже откусанные, например, морковки. Такое ощущение, что он с ним пил и тут же откусил у него нос. Ну что ж, будем их лечить. Снеговиков, конечно, надо любить.

Марина Тимашева: Что до самого спектакля "Снежное шоу", Полунин уверяет - в его отношениях со зрителями ничего не изменилось.

Слава Полунин: Может быть, я держусь на каком-то слое чувств, который в людях не меняется, то есть мечты, детские воспоминания, надежды, одиночество, поиск близкого и так далее. Все эти вещи, наверное, абсолютны и не меняются со временем. Для меня было неожиданно, что когда я приехал через много лет в Россию, почувствовал то же самое ощущение, какое было, когда я уезжал. И я подумал: как же так, я же раньше ассоциировался со свободой. А оказывается, термин свободы и так далее был вторичным в том, что я делал, а первичным было сохранение личности. В тот момент для сохранения личности требовалась свобода. А в этот момент для сохранения личности необходимо внимание к себе, к своему духовному миру, к своим главным опорам жизни и так далее. Сохранить личность, что для этого надо сделать? Я все время держусь за какие-то вещи, которые считаю самыми важными, самыми нужными для человеческого существования. Все равно остается главное, чем занимается любой настоящий театр, чем занимается любое искусство.

XS
SM
MD
LG