Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка «Россия-2»: политтехнологии и сатира


Программу «Темы недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Дмитрий Волчек: В декабре мы уже рассказывали в нашей программе о проекте Марата Гельмана «Россия-2». Выставка «Россия-2», подготовленная галереей Гельмана, открылась на этой неделе в Московском Доме Художника. Хотя сам Марат Гельман неоднократно подчеркивал, что его проект не имеет отношения к оппозиции правящему режиму, зрители воспринимают сатирические работы, обыгрывающие стилистику и символы путинской эпохи именно как политическое инакомыслие. На открытии выставки побывала корреспондент Свободы Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Выставочный проект «Россия-2» получил такое название потому, что его куратор Марат Гельман планирует создать художественную реальность, параллельную современной России и ее политической ситуации. В 90 годы Марат Гельман был успешным галеристом, потом, как и многие деятели московской богемы, помогал Союзу Правых Сил на выборах в Госдуму в 99 году. Но в отличие от других либералов и интеллектуалов, после зачистки политического поля Гельман задержался в профессии политтехнолога. Он служил на Первом телевизионном канале. Последний проект Марата Гельмана – предвыборная кампания Виктора Януковича на Украине. Гельман декларирует разочарование в публичной политике.

Марат Гельман: Содержательная работа просто ушла из политики и пришла в другие сферы. В искусстве сегодня возможна содержательная интеллектуальная работа, а в политике пространства для этого нет. Когда я уходил, мне казалось, что искусство – это мир небольшой. Он прекрасный, но он очень небольшой и хрупкий. И если ты хочешь как-то участвовать в истории, быть субъектом истории, делать ее, ты должен идти в какие-то другие сферы, более масштабные, где другие силы. А сейчас там как раз абсолютная литературщина. Сегодня политика перестала быть содержательной деятельностью, а искусство, наоборот, становится значительным.

Елена Фанайлова: Марат Гельман в бытность свою политтехнологом все-таки не оставлял галерейной деятельности, он сочетал обе профессии. Прошлогодняя ярмарка современного искусства «Арт-Москва» патронировалась Первым телеканалом. Возможно, поэтому портретов Владимира Путина на ней было больше, чем портретов Энди Уорхола. В этом сезоне у русской богемы стало модным слово «революция». Надо отдать Марату Гельману должное: за модой он следит и понимает, что нонконформизм и анархизм - хороший интеллектуальный товар. И те проекты, которые он заказывал художникам (а дело с «Россией-2» обстояло именно так) - это политические плакаты или политические инсталляции. То, что выставка расположилась в респектабельном пространстве Центрального Дома Художника, никого не смущает. Арт-критик Милена Орлова считает:

Милена Орлова: Я в этом не вижу ничего странного, потому что это зал, который сдается в аренду, и любой революционер может его снять. А революция на самом деле - дело прибыльное. Практически любой революционер, который занимается революцией профессионально, в конце концов, богатеет. Но вообще, мне выставка кажется все-таки достаточно смелой по нынешним временам. То есть такого рода работы у нас уже показывались, но в последнее время это становится все более опасным, что доказывает суд, который сейчас происходит над художниками, которые сделали выставку «Осторожно – религия». И мне кажется, что отчасти эта выставка поддерживает любых инакомыслящих людей. Просто звучит немножко пафосно, но на самом деле это так. Здесь есть хорошие работы именно в этом смысле. Я на самом деле очень обрадовалась новой серии работ Тер-Оганяна. Помимо прочего они красивы, просто декоративны, я не знаю, можно ли это считать достоинством художника-революционера, но меня еще и радуют как объекты эстетические. Очень эффектная новая работа Олега Кулика. И вообще мне нравится, что это выставка про современную жизнь.

Елена Фанайлова: Еще один эффектный проект принадлежит группе «Синий суп», называется «Революционер». Это огромное фото упитанного мужичка в майке с портретом Че Гевары. Мужичок возлежит на диване и распивает дорогие напитки. Говорит автор проекта, художник Александр Шабуров.

Александр Шабуров: Такой образ революционера-сопротивленца во многом тоже стал не то чтобы профессией, а такой понятной отработанной стратегией, за которую точно так же платят деньги. И это путь такой же тупиковый. И мы с юмором изобразили такого престарелого революционера, который, конечно, об обеде во французском ресторане не забудет никогда. Мы его высмеяли в духе передвижников.

Елена Фанайлова: Второй проект Александра Шабурова и его коллег: пятеро русских бомжеватых дядек, которые пляшут в масках президента Путина.

Александр Шабуров: У нас в общем-то хороший президент – Путин, и хотелось бы, чтобы его было много. Мы соединили человек пять президентов, чтобы было удвоение, утроение и учетверение ВВП.

Елена Фанайлова: Политический плакат или сатирические куплеты – это жанр проекта «Россия-2». О своем вкладе в выставку «Россия-2» говорит Илья Фальковский, лидер группы ПГ.

Илья Фальковский: Мы политикой не занимаемся, нас попросили сделать работу на тему будущего. Сложно сказать, какие у меня политические взгляды. Скорее, я либертарный коммунист, но это условное видение утопических коммун: в одной деревне делают произведения искусства, в другой выращивают ганжу, в третьей девушки голые прыгают. Никаких денег нет, тепло, остров. Люди близкие по взглядам друг другу.

Елена Фанайлова: Художник Борис Бергер пришел на Крымский вал как зритель, его продолжит Илья Фальковский.

Борис Бергер: Я понимаю, «Гельман forever» и желание создать некое сообщество друзей, знакомых, союз творческий. Раздавать премии, против кого-то бороться и кого-то поддерживать. Я вижу там много своих прекрасных знакомых, прекрасных художников, друзей, которые сделали те или иные хорошие работы. Что выставка в целом меня сильно поразила, я бы тоже не сказал. Приятное, радостное впечатление января. Страна вышла из праздников отдохнувшей, еле-еле все собрались.

Илья Фальковский: Но вообще есть какой-то пшик в такой специальной деятельности. Почему именно «Россия-2»? Можно было ее по-любому назвать. Ну да, есть некое сообщество художников, которые функционируют, в принципе приятно в этом мире оказаться. Читаешь утром газету мрачную, где чеченку ни за что посадили, которая просто с девушками-подружками о чем-то болтала. Или какого-то раввина чудовищно в переходе избили. А тут приходишь - выставка. Просто приятное событие. Как бы название - вещь условная и не имеющая большого отношения к делу.

Елена Фанайлова: А поэт Татьяна Щербина считает, что раз в Россию возвращается советское время, самое время смотреть искусство антисоветское.

Татьяна Щербина: У меня была такая иллюзия в 90 годы, что сейчас будет такая жизнь как в Европе, интеграция в европейское сообщество. А с тех пор, как Путин сидит, стало ясно, что эта страна не будет другой, просто будут разные вариации того, что было. Хрущевские, сталинские, Николая Второго, Александра Третьего, Ивана Грозного, Смутное время – все это будет бесконечно накручиваться. Ничего никуда не будет двигаться. Вот и нужно такое искусство: чтобы оно было воспринято, хорошо и правильно воспринято, - поскольку публика будет реагировать именно на это. Ненавидеть всех гадов, смотря на какую-нибудь картину. Собственно, как и раньше в советские времена. Мы как бы в этом не участвуем, мы стоим в стороне, мы не здешние, мы не по этому делу. Опять-таки, «мы» и «они». «Мы» – это мало людей, а «они» – это и есть Россия.

Елена Фанайлова: Следуя логике поэта Татьяны Щербины, у публики выставки «Россия-2» есть шансы изливать свою злость, пока политтехнолог окончательно не победил в Марате Гельмане галериста.

XS
SM
MD
LG