Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Голливуде объявлены кандидаты на получение «Оскара»


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие Слава Цукерман, американский кинорежиссер и киновед.

Андрей Шарый: В Голливуде сегодня объявлены кандидаты на получение «Оскара» - самой престижной кинопремии в мире. Больше всего номинаций - в 11-ти категориях - у ленты Мартина Скорцезе «Авиатор» с Леонардо ди Каприо в главной роли. По семь номинаций у фильма Клинта Иствуда «Девушка на миллион» и киносказки «В поисках Волшебной страны». Среди кандидатов на лучший зарубежный фильм испанская лента «Море внутри» и нашумевший немецкий фильм о последних днях Гитлера «Падение».

Шансы этих фильмов на получение престижных наград мы будем обсуждать с американским кинорежиссером Славой Цукерманом. Он на линии прямого эфира по телефону из Нью-Йорка.

Слава, скажите, пожалуйста, каковы шансы на то, что Мартин Скорцезе, известнейший кинорежиссер, наконец получит «Оскар»?

Слава Цукерман: Да, я думаю, что шансы очень велики. Тем более что случилось так, что в действительности крупных фильмов очень мало в этом году, таких, которые достойны даже обсуждения на «Оскара». Поэтому, конечно, «Авиатор» выделяется не только своим искусством, но и как бы величиной бюджета, затраченных усилий, значительностью темы.

Андрей Шарый: Вас удивило, что не попали в списки кандидатов два блокбастера минувшего года – это фильм «Троя» и «Страсти Христовы» Мела Гибсона. «Троя», по-моему, только в одной номинации – это за костюмы, кажется. «Страсти Христовы» - в двух.

Слава Цукерман: Ну, «Троя» как бы, по-моему, очевидно, всеми была воспринята как провальный фильм, неудачный. Что же касается «Страстей Христовых», тут хотя мнения разделились, но фильм настолько скандален... и, по-моему, как бы большинство людей Голливуда как раз относятся к тем, кому фильм не должен был понравиться, то это меня совсем не удивило.

Меня больше удивили два других фильма, которые практически не попали в номинации, - это «Убить Билла-2», и еще больше – «Полярный экспресс» Роберта Земекиса. По-моему, этот фильм обойден и критикой, и академией, и всеми совершенно незаслуженно.

Андрей Шарый: В данном случае то, что вы говорите, Слава, это одно мнение уважаемого специалиста по кино. А вот то, что вы сказали о политкорректности или корректности что ли членов Американской киноакадемии, это мне кажется тоже интересным. Вы считаете, что всегда выбор «Оскара» - это выбор такого среднего фильма?

Слава Цукерман: Нет, я так не считаю, что среднего. Я считаю, что выбор «Оскара», в общем-то, отражает вкусы Американской академии. А что такое Американская академия кино? Это большинство кинематографистов, прежде всего старшего возраста, они и голосуют. Они голосуют до последнего дня своей жизни. То есть в большинстве своем это кинематографисты, которые уже почти не работают, но имеют свои старые вкусы, и среди них большинство – актеры. В общем-то, сюрпризов очень мало бывает.

Андрей Шарый: То есть это выбор консервативный, скажем так.

Скажите, этим же вы объясняете и тот факт, что среди кандидатов на лучший зарубежный фильм нет российского кандидата – фильма «Ночной дозор», который произвел фурор в России?

Слава Цукерман: Честно говоря, когда его Россия выдвинула, меня это очень удивило. Потому что свидетельствовало это прежде всего, по-моему, о незнании истории «Оскаров» теми, кто его выдвигал. «Оскар» вообще никогда не дается фильмам вот таких откровенно коммерческих жанров, почти никогда. Я практически не помню таких случаев. Именно потому, что вкусы вот той группы людей, о которых мы только что говорили – академиков Американской академии кино, считают это все несерьезным. Реалистические фильмы, реалистические по стилю, говорящие о реальной жизни. А среди иностранных фильмов, которых всегда поток, просто практически никогда не было случая коммерческого фильма, получившего «Оскар». В общем-то, этот российский фильм не является «Оскар-материалом», говоря языком Голливуда.

Андрей Шарый: Скажите, а что такое идеальный «Оскар-материал»? Это реалистический фильм крепкого режиссера, с хорошими актерами, или нужна какая-то божья искра для того, чтобы получить «Оскар»?

Слава Цукерман: Должна быть какая-то определенная сенсационность, большой успех. Опять же, божья искра – да. Но что такое божья искра? Божью искру каждый воспринимает по-своему. Как вы уже заметили, что я вижу божью искру не совсем в тех фильмах, в каких видят академики голливудские. Так что, конечно, иногда бывают случаи, когда вкусы совпадают. Вкусы меняются. Вот, например, в этом году имеет гигантские успехи, попал в главные категории фильм, который в России перевели «На обочине», по-моему, название. Это не совсем верный перевод, поскольку не отражает смысла фильма. Это скорее отклонение от главного пути, чем обочина. Вот этот фильм явно тонкий, явно более как бы европейского стиля, чем обычный американский фильм. В общем-то, его выдвижение, активное выдвижение на «Оскар» и успех на всех предыдущих фестивалях явно свидетельствует об изменении вкуса большинства американцев, в том числе включая и деятелей кино.

Андрей Шарый: А вот такой шокирующий фильм, политически шокирующий фильм, как, скажем, документальная картина Майкла Мура, которая стала в минувшем году лауреатом Каннского фестиваля, она не имеет шансов получить «Оскар»?

Слава Цукерман: Почему? Предыдущий фильм Майкла Мура получил же «Оскара» за документальный фильм. Академики, они консервативные, но они консервативны в своих кинематографических вкусах, а в политических вкусах они, наоборот, либеральны. Поэтому «Страсти Христовы» Мела Гибсона не могли быть номинированы, потому что это слишком правые фильмы, вызывающие, я думаю, неприятные чувства у большинства кинематографистов, которые в своем большинстве либеральные.

Андрей Шарый: Обладатели призов станут известны 27 февраля.

XS
SM
MD
LG