Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Голландии открывается Роттердамский международный кинофестиваль


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Плахов.

Полина Ольденбург: Сегодня в Голландии открывается Роттердамский международный кинофестиваль, который считается главным в мире смотром альтернативного кино. О российском участии в фестивале рассказывает кинокритик Андрей Плахов.

Андрей Плахов: Сразу два русских фильма примут участие в Роттердамском конкурсе - "Богиня" Ренаты Литвиновой и "Четыре" Илья Кржановского. Пройдет ретроспектива отца некрореализма Евгения Юфита и программа российского альтернативного кино.

В своем основании так называемое параллельное кино, возникшее еще до перестройки, имело молодежную контркультуру. Главная цель параллельного кино состояла в четкости артикуляции собственного киноязыка, стеба. Это означало иронию по отношению ко всему окружающему, прежде всего - к мифологии советской эпохи. Эти фильмы были в основе своей оптимистичны, поскольку они знаменовали обновление общества и расчет с архаичными мифами. Это был советский вариант контркультуры. Ее диссидентский привкус улетучился, как только началась перестройка, и, в отличие от первой волны альтернативного кино, новая волна и более политизирована, и проникнута большей культурной рефлексией. Про некоторые ее фильмы говорят: "Они не скучны, они невыносимы". Невыносимы бескомпромиссным показом реалий окружающей жизни, без какой-либо надежды и перспективы, как в фильмах Светланы Басковой. Невыносимы умопомрачительным, завораживающим, галлюцинаторным эстетизмом, как в фильме Виктора Олимпиева и Мариана Жунина "Ода".

Новая волна вышла не из синефилов, а из искусства перформанса, но ее появление было бы невозможно, если бы ни технологическая революция. Она сделала доступными цифровые камеры, способные обеспечивать достаточно высокое качество видеоизображения. Киноискусство наконец-то стало терять присущий ему характер индустрии, связанной с большими деньгами, и это оказалось как нельзя более кстати. Именно альтернативность становится все более принципиально важной для имиджа кино России. Страна стоит на пороге реабилитации государственного заказа и цензуры. Сегодня еще возможно появление радикальных по форме и содержанию фильмов большого кино - "Четыре" Илья Кржановского, "Deadline" Павла Руминова. Могут себе позволить заниматься экспериментами в крупнобюджетном кино такие успешные персонажи арт-сцены, как Рената Литвинова, "Богиня". Дебютирует в кинематографе театральный режиссер Кирилл Серебрянников с фильмом "Постельные сцены".

Но все равно поле для экспериментов в пленочном и студийном кинематографе сужается, он все больше интегрирует в сферу развлечений. А некоторые общественно значимые темы, в частности - война в Чечне, если не отражают официозных или националистических позиций, вообще оказываются запретными. Единственный, кто может их прямо или косвенно отрефлексировать, - это альтернативный беспленочный кинематограф, который делается на современной цифровой видеотехнике. Завтра, возможно, он станет последней возможностью для российских кинематографистов свободно высказываться.

XS
SM
MD
LG