Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чехов - один из самых популярных драматургов в Великобритании


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Полина Ольденбург: На протяжении всего послевоенного периода одним из самых популярных драматургов в Великобритании остается Антон Павлович Чехов. Вот почему поставленная в театре лондонского "Барбикан-центра" пьеса, в основе которой лежат письма Чехова и его жены Ольги Книппер-Чеховой друг к другу, вызвала такой интерес в Англии.

Наталья Голицына: Брак Чехова продолжался 5 лет, вплоть до смерти писателя в 1904 году. За это время он и его жена, актриса МХАТа Ольга Книппер-Чехова, отправили друг другу более 800 писем. Как известно, большую часть этого времени супруги прожили вдали друг от друга: больной Чехов - в Крыму, Ольга Книппер - в Москве. Английская писательница Кэролл Ракамора на основе этих писем написала пьесу, использовав в ее названии цитату из одного письма: "Твоя рука в моей руке". Пьеса, в которой без прикрас рассказывается об интимной жизни великого писателя, стала сенсацией в Англии, вызвав широкий интерес в литературных и театральных кругах.

Поделиться впечатлениями от пьесы, прокомментировать письма Чехова и его супруги, рассказать об особенностях их необычного брака я попросила крупнейшего английского знатока творчества писателя, автора его биографии процессора Лондонского университета Дональда Рейфилда.

Профессор Рейфилд, автор пьесы, которая называется "Твоя рука в моей руке", Кэролл Ракамора говорит, что письма, по которым она писала пьесу, скрывают какие-то тайны. Как на ваш взгляд, действительно ли это так?

Дональд Рейфилд: Да, это действительно. Во-первых, когда Книппер печатала свои письма к Чехову, она делала очень много купюр, и именно в самых интересных местах. Эти купюры, конечно, можно сегодня восстанавливать. Когда я писал биографию Чехова, я тоже восстанавливал. Но, по-моему, драматург вообще в архивах не работал и купюры полностью не восстанавливал, поэтому это большой изъян. И во-вторых, очень много потеряно, по-моему, кое-что нарочно уничтожено из переписки окружением Ольги Книппер, потому что есть указания, что в 50-х годах кое-что нашли очень интересное насчет беременности Ольги Книппер, и потом, через пять лет, это исчезло из архивов: номер есть, но документа нет. Поэтому, конечно, есть тайны, и можно догадываться с большой степенью вероятности о содержании пропущенного.

Наталья Голицына: А вы не могли бы сказать, о чем можно догадаться? О чем вы догадываетесь?

Дональд Рейфилд: Ну, по купюрам ясно, что Книппер вообще довольно жестко отзывалась о прежних подругах Чехова, обвиняла их во всяких извращениях, критиковала тучность или худобу. И конечно, эти женщины были еще живы, когда она печатала письма. Кстати, русские писатели - например, Булгаков - очень неодобрительно отзывались о том, как Книппер, вдова, публикует письма покойника, и не всегда полностью. Это первое.

Во-вторых, у Чехова был большой кризис с начала 1902 года, а она забеременела, и очень трудно предположить, что отцом будущего ребенка был Чехов. До меня доктор Меве, который исследовал медицину в творчестве Чехова, установил, что отцом мог быть или Немирович-Данченко, или Вишневский, и он с этим заключением подошел к племяннику Чехова, Сергею Михайловичу, который подтвердил его мнение. Но потом все документы исчезли и из больницы, и из архива Чехова. Есть просто вероятность, которая доказывает, что ребенок, который не родился, не был ребенком Чехова. И этим мы можем объяснить очень холодные отношения и большое напряжение между супругами за весь этот 1902 год. Чехов молчал, упреков не делал, но старался как можно меньше быть у ее постели и в одном с ней доме.

Наталья Голицына: Говорил автор биографии Чехова, профессор Лондонского университета Дональд Рейфилд.

XS
SM
MD
LG