Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глава русского отдела аукционного дома Сотбис о современном состоянии рынка русского искусства


Александр Гостев: Гость студии Радио Свобода сегодня – глава русского отдела британского аукционного дома Сотбис Джоанна Викери. Основанный в 1744 году Сотбис проводит в Лондоне крупнейшие в мире аукционы по продаже произведений, в том числе и русского искусства. Дважды в год в британскую столицу съезжаются арт-дилеры и коллекционеры со всего мира. В последние годы большинство покупателей на этих аукционах также из России. С Джоанной Викери беседует корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Как бы оценили нынешнее состояние рынка русского искусства?

Джоанна Викери: Вы знаете, он совсем другой, чем раньше. Я когда начала восемь лет назад, это был совсем другой рынок, другие люди. Сейчас в основном у нас покупают русские из Москвы, из России. Раньше у нас покупатели были из Америки или из Европы и русские в том числе, которые там жили, эмигранты, допустим. Сейчас совсем другая ситуация.

Наталья Голицына: Каков контингент русских покупателей? Когда вы смотрите в зал, вы отличаете русских покупателей от других, скажем, американцев, немцев, французов или англичан?

Джоанна Викери: Правда, все говорят, что есть особая атмосфера в зале во время русских торгов. Я считаю, это на основании того, что для многих покупателей это либо первый аукцион или второй, то есть у них есть особый интерес к этому. Я бы не сказала, что есть такая большая разница между русскими покупателями и из Америки.

Наталья Голицына: Эти покупатели в основном из Москвы и Петербурга или они приезжают и из провинции тоже?

Джоанна Викери: Многие из Москвы, но и из провинции, из Украины тоже.

Наталья Голицына: Как бы вы определили вкус среднего русского покупателя? Он консервативен или все-таки они пытаются покупать что-то не очень известное для себя?

Джоанна Викери: Довольно консервативный. Я наблюдаю такую тенденцию, где на русском рынке на Западе очень маленький интерес к современному русскому искусству. Это совсем по-другому на китайском рынке, где современное искусство сейчас ценится очень высоко. На мой взгляд, это из-за того, что покупатели являются довольно консервативными.

Наталья Голицына: Цены в среднем на русское искусство увеличились за последние годы примерно на 30%. Вы не думаете, что этот рынок просто перегревается и в конце концов рухнет?

Джоанна Викери: Конечно, сложно сказать. Я считаю, что есть один важный момент – рынок русский очень молодой. Он начался где-то пять лет назад. До этого времени рынок был сконцентрирован на Западе, покупали в основном не русские из России, а эмигранты, люди, живущие в Америке и в Европе.

Наталья Голицына: Вам не кажется, что российские покупатели, российские коллекционеры сейчас просто вытесняют западных коллекционеров с этого рынка, потому что они способны платить намного больше?

Джоанна Викери: Это абсолютно то, что происходит сейчас, они платят больше, чем западные. Если вы смотрите, допустим, на картины Айвазовского, сейчас русский платит гораздо больше, чем раньше люди с Запада заплатили. Поэтому на художника, который раньше был популярен, русские сейчас доминируют.

Наталья Голицына: Скажите, чем вы объясняете такую фантастическую популярность Айвазовского среди русских покупателей?

Джоанна Викери: Русские очень любят картины с морем. И Айвазовский, конечно, всегда был большим именем. Императорские семьи покупали его работы, висят в Русском музее самые лучшие картины. Все впечатляют. Популярный не только в России, но и на Западе. Но особо любят морские пейзажи.

Наталья Голицына: Я знаю прекрасно, что Айвазовский был очень плодовитым художником. Тем не менее, когда смотришь на каталоги вашего аукциона, создается такое впечатление, что он написал гораздо больше картин, чем на самом деле. Скажите, а как вы добываете эту живопись, где вы ее находите?

Джоанна Викери: Очень многие его картины находятся на Западе. Потому что он много работал в Италии, в Греции, в Турции. Большое количество его работ находится здесь. Он написал больше шести тысяч полотен в своей жизни – это очень большое количество. Многие, которые продаются, они были уже на рынке 10-20 лет назад.

Наталья Голицына: Кто еще популярен помимо Айвазовского среди русских покупателей, конечно?

Джоанна Викери: Я бы назвала две тенденции. Есть классики 19 века – это Шишкин, Левитан, Константин Маковский очень популярны. А начало 20 века, я не говорю про авангард, а про художественные группы как «Бубновый валет» - это тоже является очень большим интересом на сегодняшний день.

Наталья Голицына: А как, на ваш взгляд, ведут себя российские покупатели в аукционном зале во время торгов? Торгуются более агрессивно, более эмоционально, чем, скажем, другие покупатели из других стран?

Джоанна Викери: Это правда, все говорят, что на русских торгах есть особая атмосфера, это чувствуется. У нас больше народу присутствует в зале, не только покупатели, а слушатели и зрители, которые любят смотреть, как продаются, кто является покупателем, что происходит. У нас русские продажи даже десять лет назад были светским явлением, мероприятием.

Наталья Голицына: Как вы находите хорошую живопись? Вам приходится находить ее на Западе или вы можете и это разрешено привозить ее и из России?

Джоанна Викери: В основном то, что предлагается на наших аукционах, мы найдем на Западе. В России есть, как многие знают, очень строгие законы по вывозу культурных ценностей. И поэтому то, что мы продаем из западных коллекций – это в основном работы, которые были вывезены из России во время революции или в годы после революции.

Наталья Голицына: Вы часто бываете в России и знаете, конечно, что в России масса галерей художественных, которые предлагают вещи довольно хорошего класса. То есть российским покупателям, казалось бы, не нужно никуда ездить. А тем не менее, они приезжают в Лондон и участвуют в аукционах Сотбис и Кристис. Скажите, почему они это делают?

Джоанна Викери: Есть один большой плюс, почему покупатели предпочитают покупать в Лондоне. Если как коллекционер вы покупаете работу в Лондоне, вы можете эту работу послать в Россию, либо держать на Западе. И если вы, допустим, хотите работу повесить в своем доме в России и потом через пару лет продать эту работу, вы можете вывезти. То есть у вас будет больше вариантов и возможностей продать эту работу.

Наталья Голицына: Репутация Сотбис очень высока, а галереи, которые в России, они еще очень молодые и не могут этого предоставить.

Джоанна Викери: Вы знаете, это дело в законах на самом деле. Есть хорошие галереи в России и в Москве.

Наталья Голицына: Вы купили вещь, скажем, Айвазовского на аукционе в Сотбис за два миллиона фунтов, повесили у себя дома, через пять лет решили продать, то у вас есть доказательство, что вы купили ее на солидном аукционе, значит вы уже ничего не потеряете.

Джоанна Викери: Естественно. Я считаю, что есть покупатели, которые очень любят, что они покупают вещь, которая иллюстрирована в каталоге, они знают, где купили. Если потом захотят продавать, они могут попробовать поставить на аукцион.

Наталья Голицына: И кроме того они воспринимают как светское событие, когда они приезжают в Лондон?

Джоанна Викери: Естественно.

Наталья Голицына: Вам не кажется, что многие покупатели следуют моде, покупая вещь, выбирая вещи для покупки на аукционе?

Джоанна Викери: Конечно, всегда есть элемент моды в арт-рынке. Есть художники, если мы смотрим на английский рынок, некоторые работы просто раньше не ценились, никто их не хотел, они не были модные. А сейчас, наоборот, есть очень большой спрос здесь и в Америке на такие работы. Поэтому мода меняется и, конечно, есть сейчас разные моды в русском секторе.

Наталья Голицына: А как вы полагаете, рынок диктует моду или мода влияет на рынок?

Джоанна Викери: Это очень сложный вопрос. Конечно, есть довольно тесные отношения между тем, что продается и за сколько, и желанием покупателей и спросом. То, что мы ставим на аукцион – это все базируется на ценах, за сколько продавались подобные вещи. Поэтому это постепенно меняется. И как только художник становится популярным, его цены растут, и наоборот может быть.

Наталья Голицына: Если вы помните, за последние годы самые впечатляющие рекорды на русскую живопись?

Джоанна Викери: Самая впечатляющая работа, которую мы продавали, естественно, была работа Бориса Кустодиева под названием «Красавица». Это была очень важная работа, потому что это очень хорошая работа этого художника и хороший период. И еще она была из коллекции Федора Шаляпина. Поэтому это просто было большое удовольствие продавать эту работу. И я думаю, что сегодняшний владелец очень доволен этой работой тоже.

Наталья Голицына: А за какую сумму она была продана?

Джоанна Викери: В это время это была первая русская картина, которая продавалась больше, чем миллион долларов. Это было в долларах миллион триста, если я не ошибаюсь.

Наталья Голицына: Несколько цифр о рекордах ценовых?

Джоанна Викери: На прошлом аукционе, я бы хотела сказать, что самый удивительный рекорд – это была продажа 12 фарфоровых тарелок из военного сервиза периода Николая Первого. Каждая тарелка была оценена в каталоге от 20 до 30 тысяч фунтов, то есть это приблизительно в долларах где-то сорок тысяч за каждую. Общая сумма продажи 12 тарелок была почти миллион долларов. И одна тарелка, которая была самая красивая, ушла за сто тысяч фунтов – это рекорд для тарелки.

Наталья Голицына: А вы сами не коллекционируете русскую живопись или русское прикладное искусство?

Джоанна Викери: К сожалению, у меня недостаточно денег, чтобы купить русское искусство. Но для меня это не проблема, потому что я каждый день держу его в руках, смотрю на эти работы, и получаю от этого удовольствие.

XS
SM
MD
LG