Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейская история. Сибиряк, ставший гражданином мира


Кирилл Кобрин: Сегодня речь пойдет о сибиряке с европейской историей, сибиряке, которые без преувеличения стал гражданином мира. 33-летний Кирилл Петренко, один из самых молодых в мире главных дирижеров, уже третий сезон возглавляет оркестр берлинского театра Komishe Oper. Петренко родился и вырос в Омске, где прожил до 18 лет. О том, как он стал берлинским дирижером, европейская история нашего корреспондента Юрия Векслера.

Юрий Векслер: Звучит увертюра к опере Моцарта "Похищение из Сераля". Дирижирует Кирилл Петренко. Живя в Омске, Кирилл вряд ли мог предположить, что станет когда-нибудь за пульт Komishe Oper.

Но когда у нее вообще впервые возникла мысль о профессии дирижера? С этого вопроса я начал наш разговор и услышал.

Кирилл Петренко: Сразу. Мой отец музыкант, моя мать тоже. Так как я практически вырос в симфоническом оркестре, то с самого начала было ясно, что я стану музыкантом. Я очень часто был на репетициях, так как мой отец играл на скрипке в оркестре. Сразу меня приковала эта позиция, человека, который стоял на подиуме и управлял оркестром. Это было для меня настолько важно, что я выучился музыке только ради того, чтобы стать дирижером.

Юрий Векслер: Далее вмешался Его Величество Случай. Вспоминает Кирилл Петренко.

Кирилл Петренко: Это история с географией, можно сказать. Мой отец получил приглашение из Форальберга, это Земля около Боден Зее. Тогда я еще учился в Омске в музыкальном училище имени Шабалина на 3-м курсе. Так как я тогда уже хотел стать дирижером, то мы решили, что учиться дирижированию в Вене очень пристойно.

Юрий Векслер: По окончании Венской консерватории Кирилл стал капельмейстером Венской Фольксопер, а уже в следующем сезоне он был впервые приглашен на должность главного дирижера в оперный театр небольшого немецкого города Майненгина. Именно в Майнингене Кирилл прославился на всю Германию, продирижировав четыре раза по четыре вечера подряд "Кольцо Небелунгов" Вагнера.

Стоила ли игра свеч в творческом отношении? Вспоминает Кирилл Петренко.

Кирилл Петренко: Когда меня пригласили работать над этим проектом, я написал письмо, что я не в состоянии, это не возможно и физически, и в качестве художника. Но мои письма и мои просьбы остались не услышанными. Но я решил попробовать все-таки. Оказалось, что опыт был колоссальный и удачный. "Кольцо Небелунгов" понимаешь настолько целостно, что, когда ты начинаешь дирижировать первый сегмент, ты уже знаешь, как закончится четвертый, не только в качестве сюжета, а в качестве партитуры. Это, конечно, неимоверно помогает найти правильный подход для первого сегмента. Конечно, в физическом отношении было очень тяжело, но с опытом стало легче даже. На четвертом прогоне как бы уже и даже резервы какие-то появились, научился немножко силы свои как-то расходовать.

Юрий Векслер: Оперная режиссура это такое поле самоутверждения, которое не всегда из музыки вырастает. Насколько это для вас приемлем? Вы будете стоять за пультом, а кто-то поставил с этой музыкой такое, что смотреть вам больно. Наверное, такое уже, может быть, и бывало когда-нибудь.

Кирилл Петренко: Конечно, это огромная дилемма. Дело в том, что сегодня режиссер имеет полную свободу действий. Он использует свободу. Он переформулирует иногда либретто, иногда внесет от себя что-то, что иногда диаметрально противоречит тому, как композитор это задумал. Все, что я сказала сейчас, я не имел в виду негативно. Если режиссер талантливый, если у него есть своя изюминка, если он видит это произведение, если это убедительно, то я готов на любой эксперимент пойти. Эта свобода режиссерская окрыляет произведение. Если нет, то не поможет даже то, если он будет следовать букве либретто. Талантливый режиссер убедит, может быть, немножко провоцирует, ничего страшного, почему бы нет. В таком случае я поддерживаю режиссеров. Конечно, если я вижу, что режиссер не понимает этого произведения, я не могу отказаться, это мой долг перед театром. Конечно, в каких-то моментах, если мой вес достаточно велик, я могу посоветовать режиссеру что-то изменить. Но в принципе это его работа.

Юрий Векслер: Гербер фон Караян иногда брался и за режиссуру. Не видите ли вы для себя такую, может быть, перспективу когда-нибудь сделать и то, и то?

Кирилл Петренко: Вы первый человек, который меня об этом спрашивает. Я вам скажу абсолютно откровенно, один раз я бы с удовольствием. Не знаю, когда это будем, наверное, мне будет лет 60, но это меня очень интересует.

Юрий Векслер: Прошедшие два сезона в Komishe Oper для Кирилла Петренко можно вне сомнения назвать успешными. Параллельно он дирижировал во многих странах мира. Так как в музыке нет границ, то теперь уже не будет ничего удивительного в том, что сибирско-европейская история Кирилла Петренко станет когда-нибудь и американской. Ведь совсем недавно состоялся дебют молодого режиссера в знаменитой Метрополитен Опера.

XS
SM
MD
LG