Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премьера российской версии мюзикла "Кошки"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шарый: Сегодня в Москве состоялась пресс-конференция, посвященная премьере российской версии мюзикла "Кошки". Она состоится 18 марта в Московском Дворце молодежи и на премьеру прибудет сам знаменитый композитор.

Марина Тимашева, Москва: Московский Дворец молодежи преображен. Вместо угрюмого серого пространства - темно-красный бархат по стенам и потолок, выполненный в виде звездного неба. Однако, сцена, как и положено, загромождена мусором. Это свалка, на которой вот уже 21 год обитают персонажи знаменитого спектакля на музыку Эндрю Ллойда Вебера, стихи Томаса Стернза Элиота и в режиссуре Тревора Нанна. Каким образом удалось втащить декорации на сцену, осталось бы секретом, если бы не продюсер российской версии Дмитрий Богачев.

Дмитрий Богачев: Да, действительно, очень хороший вопрос. Мы ломали здесь двери все, вынимали главный вход. То есть был демонтирован полностью. Здесь все эти перегородки и двери тоже были демонтированы. Была колоссальная работа. В фойе были установлены специальные моторы, лебедки, подиумы, палуба из дерева, все это заняло около четырех или пяти дней. Просто декорации прибыли в фурах громадных, здесь ночью стояло семь, по-моему, фур, перед МДМ, вся площадь была перегорожена, к неудовольствию местных арендаторов, жителей, мы им устроили здесь не очень веселую неделю. Внесли декорации, а потом все восстановили. Причем восстановили, как вы обратили внимание, далеко не в первоначальном виде.

Марина Тимашева: Декорации, гримы, костюмы, повадки - точь-в-точь, как в других постановках "Кошек". Большинство актеров уже опробовали свои силы в мюзиклах - кто в "Норд-Осте", кто в "12 стульях", кто - в "Чикаго". Многие - из театра Григория Гурвича "Летучая мышь". Стихи Элиота на русский язык перевел Алексей Кортнев.

Алексей Кортнев: Первый раз в жизни я сталкиваюсь с переводом поэзии такого уровня. Это, действительно, классика, классика не только англоязычной поэзии, но мировой. Более того, стихи Элиота, положенные в основу этого мюзикла, это стихи детские. В связи с этим возникает большое количество, конечно, сложностей в переводе, с ним приходится обращаться очень и очень осторожно, внимательно. Перевод поэзии для мюзикла, для пения вообще особенно сложен, потому что нужно не только уложить текст ровно в те ноты, которые написаны композитором для английских слов, но еще и невозможно уходить от содержания в сторону, потому что в мюзикле, в отличие просто от лирического пения, содержание номера, как правило, двигает вперед действие. Поэтому особо растекаться мыслью по древу не приходится.

Марина Тимашева: Поют и танцуют одновременно, что для российских артистов сложно. Режиссер-постановщик Егор Дружинин объясняет, как этого можно достичь.

Егор Дружинин: Это с опытом приходит и это я знаю по себе очень хорошо. Есть всякие еще нюансы, они заключаются в том, как распределятся в хореографии не по счету, скажем, а по тексту, который поется в этот момент, где берется дыхание. Потому что в идеальных для нас условиях, если я стою и пою, я беру дыхание в другом месте, иначе распределяюсь. То же самое происходит по танцу: если я просто танцую, я считаю, и в зависимости от этого уже знаю свою танцевальную партитуру, свой текст хореографический. Здесь совсем другое. Здесь приходится совмещать. И уже получается и в вокале берешь дыхание не там, где должен, и в танце распределяешься не по счету и тоже дыхание берешь не там.

Марина Тимашева: Главная партия мюзикла - кошка Гризабелла. Поскольку она старая, то ей приходится больше петь, чем танцевать. На вопрос, отличается ли хоть чем-то русская Гризабелла от своих зарубежных сестер, исполнительница роли Елена Чарквиани отвечает.

Елена Чарквиани: Я видела только в английской версии певицу. У меня тембр другой. Я отличаюсь. Я большая, она маленькая, она взрослая. Отличаюсь. Мне хочется от себя что-то, но пока все-таки не дают. Потому что уже хочется Станиславского, дать драму... Хочется. Может быть, я не вижу себя со стороны, может быть именно так, потому что она же все-таки больная и старая кошка. А получается, что я.... Не знаю, я видела только одну версию, в других странах не видела. Это ответственность большая на мне. Я переживаю. Хочется, чтобы была русская Гризабелла вот такая, как бы не сравнивали. Но все равно будут сравнивать.

Марина Тимашева: Мне-то казалось, что российские кошки должны быть куда ободраннее, нелюдимее и беднее, особенно старенькие - в свете монетизации льгот. Но нет, своеобразию не место в индустрии развлечений. Одно можно утверждать определенно: в Москве появилось место, куда взрослые могут придти вместе со своими детьми.

XS
SM
MD
LG