Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти писательницы Андре Нортон


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Генис.

Дмитрий Волчек: На 94 году жизни скончалась американская писательница Андре Нортон. За 70 лет она написала более 130 книг, в первую очередь романы в жанре фэнтези. Над самым популярным циклом романов «Колдовской мир» писательница начала работать в 63 году. Последний роман Нортон «Три руки скорпиона» будет опубликован в апреле. Писательница распорядилась, чтобы ее кремировали вместе с экземплярами первой и последней книги.

Александр Генис: Впервые Нортон явилась российскому читателю в череде масок. В 69-м году, когда вышла ее книга «Саргассы в космосе», автора назвали Эндрю, а не Андре, (писательница умышленно взяла себе двуполый псевдоним). Под именем переводчиков – Витин и Бережков – скрывались браться Стругацкие, понуждаемые тяжелой цензурной ситуацией к переводческой работой. Выбор книги для русского дебюта тоже оказался обманчивым. «Саргассы» - добротный роман в стиле «космической оперы», но прославилась Нортон все-таки другим. Она стала Гран дамой (это ее неофициальный, но общепризнанный титул) «фэнтези». Ортодоксальная советская фантастика, тщательно следившая за нерушимостью брака «науки» с «вымыслом», считала «фэнтези» незаконнорожденным отпрыском. Но сегодня, когда книжным рынком правит рынок обыкновенный, этот жанр завоевал себе и российского читателя. Бесконечную череду романов из эпической одиссеи Нортон «Колдовской мир» в России теперь читают с тем же энтузиазмом, что и в Америке.

Хотя у Нортон были взрослые поклонники, в том числе – сам Толкиен, больше всего ее ценят обитатели того подросткового читательского гетто, где можно найти самых страстных любителей. (Я и сам был таким). Работая много лет в библиотеке, Нортон хорошо знала своих читателей, и заботилась об их просвещение, а не только развлечении. Какие бы головоломные приключения не ждали ее любимого героя полковника Саймона Трегарта, автор следила за тем, чтобы все исторические (чаще всего – кельтские) детали были подлинными. Правда, сама история тут альтернативная.

Нортон не любила технический прогресс и не доверяла технике. Она говорила, что человек может творить только своими руками. Поэтому в ее альтернативном «колдовском мире» злодеи кольдеры изображены выходцами с технократической планеты, ставшей жертвой атомной катастрофы. Зато добро у Нортон вооружено не сомнительными чудесами техники, а волшебными дарами магии.

И в этом, я думаю, секрет успеха. Причем, не только книг самой Нортон, но всего направления «фэнтези», к которому, конечно, относится и Гарри Поттер.

Будущее перестало нас привлекать, потому что оно уже наступило и никто не знает, что с ним делать. Раньше так не было. Раньше фантасты провоцировали науку, подгоняя ученых своей выдумкой. Так было во времена Жюля Верна, столетие со дня смерти которого мы только что отметили. Теперь прямо наоборот: фантасты следят за учеными, надеясь поживиться сенсационными идеями с щедрого стола науки. В самом деле, что уж такого нового могут придумать фантасты, когда в газетах пишут о том, как скрестить мышь с человеком, построить машину времени и осуществить мгновенную «нуль-транспортировку»?

Завтрашний день перестал быть миром чудес. Для этого у нас есть день сегодняшний, и он нам не слишком нравится. Мы уже привыкли бояться непреодолимой мощи разума, которая не способна только к одному – к самоограничению. Если науку не остановила даже инквизиция, то вряд ли и мы с ней справимся.

Лишенные будущего и страшащиеся настоящего, мы ищем убежища в прошлом, зная, что уж его мы не в силах изменить – только придумать заново. Этим и занимается «фэнтези», современная сказка, которая переносит нас в тот эскапичесий мир, что выбрал себе псевдонимом анахронизм – прошлое, которого не было.

XS
SM
MD
LG