Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-германский проект «Развитие культуры толерантности»


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие – Марианна Фадеичева, доктор политических наук, старший научный сотрудник УРО РАН; Галина Татаринова, доцент кафедры философии и социальных коммуникаций ОмГТу.

Светлана Толмачева: Российско-германский проект «Развитие культуры толерантности» начинает действовать в Свердловской области. Со стороны Германии в реализации проекта участвует сенат Берлина, с российской – администрация губернатора Свердловской области. Особое внимание будет уделяться обучению государственных и муниципальных служащих навыкам толерантного поведения. Тему продолжит екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Олег Вахрушев.

Олег Вахрушев: Координаторы проекта со стороны ФРГ прибыли в Екатеринбург, чтобы составить свое представление о Свердловской области. Профессор Барбара Йон первыми встречами с руководителями национальных объединений осталась довольна.

Барбара Йон: То, что я поняла, что здесь довольно мирно существуют и проживают представители большого количества этнических групп, которые здесь готовы развивать собственные культуры. Мы будем это узнавать в рамках нашего проекта.

Олег Вахрушев: Финансирует программу по развитию толерантности Европейская комиссия. По заявке администрации губернатора Свердловской области был проведен конкурс среди стран Западной Европы на лучший проект для российского региона. Конкурс выиграла Германия. Сенат Берлина, который представляет профессор Барбара Йон, раз в три месяца будет присылать своих экспертов на Урал, чтобы контролировать ход программы. Разработчики российско-германского проекта постарались уделить внимание самым разным граням проявления толерантности. Этой теме будут посвящены уроки в школах, встречи сотрудников милиции и правозащитников, а также специальные курсы для государственных и муниципальных служащих. По какой методике в чиновниках будет воспитываться толерантное отношение к соотечественникам, глава проекта с российской стороны, заместитель руководителя администрации губернатора Свердловской области Анатолий Гайда уточнить пока не может.

Анатолий Гайда: Чиновники должны понимать, что к ним приходят такие же граждане, как они сами, и они к ним должны относиться как к равным. Речь идет о том, чтобы, используя опыт германской стороны, попытаться что-то применить.

Олег Вахрушев: Проект рассчитан на 18 месяцев. Первые результаты Анатолий Гайда обещает обнародовать уже через месяц на конференции по вопросам Государственной национальной политики, которую аппарат губернатора Свердловской области проведет в Екатеринбурге совместно с Госдумой России. Координаторы проекта уверены: после завершения программы на Среднем Урале начнет действовать Исследовательский центр по проблемам прав человека. По инициативе Совета Европы, подобный институт уже создан в Германии.

Светлана Толмачева: Насколько актуальна сегодня проблема толерантности в российских регионах – тема нашего сегодняшнего разговора в эфире с экспертами из Екатеринбурга и Омска. Представляем нашего сегодняшнего гостя – доктор политических наук, старший научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук Марианна Фадеичева. Доброе утро, Марианна Альфредовна.

Марианна Фадеичева: Доброе утро!

Светлана Толмачева: Только что в нашем эфире прозвучал рассказ о российско-германском проекте, посвященном проблеме толерантности. Вы принимаете участие в разработке этого проекта с российской стороны, насколько мне известно. Тогда к вам первый вопрос. Почему Свердловская область обратилась к Европейской комиссии с просьбой предоставить такую программу? Неужели власти Свердловской области считают, что отношения в межэтнических, межконфессиональных отношениях в Свердловской области оставляют желать лучшего?

Марианна Фадеичева: На первый взгляд, действительно, может показаться парадоксальным, что правительство и губернатор Свердловской области задумались над этой программой и ее проведением и применением в Свердловской области. Действительно, в отношениях между различными этническими группами в Свердловской области несравненно меньше проблем, чем в некоторых других регионах Российской Федерации. Но дело в том, что нужно поддерживать эти отношения. Просто хочется привести такой пример простой жизненный. Есть женская красота. Если ее не поддерживать, с годами она вянет. И то же самое отношения между людьми. Если их не поддерживать, если не заботиться о них, то они изменятся и, может быть, не в лучшую сторону.

Светлана Толмачева: Один из аргументов сотрудников администрации губернатора Свердловской области: регион успешно развивается, идет большой приток мигрантов из других регионов, из стран СНГ, и поэтому возможны впереди проблемы. Так что лучше сейчас провести профилактическую работу какую-то, чем потом гасить какие-то конфликты. Насколько, с вашей точки зрения, логично такое объяснение?

Марианна Фадеичева: Совершенно верно, и, конечно, здесь проблемы и отношения нужно делить на две части. Первая часть – это не проблема, это отношения, которые сложились давно, исторически между различными этническими группами, населяющими территорию Свердловской области. В этой сфере как раз наибольшее благополучие достигнуто. И причем оно действительно обусловлено самой историей Урала. А вот вторая часть проблемы – это отношение коренного населения, независимо от его этнической принадлежности, к новым мигрантам. Здесь, действительно, возникают проблемы, и для того чтобы их минимизировать, конечно же, нужна взвешенная и продуманная политика. Политика в сфере межэтнических отношений должна быть превентивной, а не реактивной. Нужно не гасить пожар, который уже вдруг может случиться, а именно делать все, чтобы это не возникло.

Светлана Толмачева: Скажите, откуда такая уверенность, что германский опыт пригодится для российской почвы, для Урала?

Марианна Фадеичева: Вы знаете, конечно, думать, что мы можем калькировать абсолютно что-то, было бы большим заблуждением. И, кроме того, кое-чем мы на самом деле можем воспользоваться именно из того, что наработано германской стороной. Но у меня есть некоторые подозрения, идеи на тот счет, что германская сторона может кое-чем воспользоваться, именно работая со Свердловской областью.

Светлана Толмачева: На что вы намекаете?

Марианна Фадеичева: Именно на то, что уровень толерантности здесь, может быть, даже и выше, чем в самой Германии.

Светлана Толмачева: Марианна Альфредовна, в прошлом году фактически досрочно свернута Федеральная целевая программа формирования установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе. Начала она действовать в 2001 году, рассчитана до 2005 года, но ассигнований на этот год практически нет. Можно считать, что точка поставлена. Этот факт, я думаю, вам известен. И как вы можете оценить это решение российского правительства? Действительно ли к этому времени российская программа по толерантности потеряла свою актуальность?

Марианна Фадеичева: Конечно, российскому правительству виднее. И вы сами назвали одну из причин, а может, она и главная причина, по которой программа оказалась свернута. Просто денег нет, может быть? Видите ли, это догадки, потому что я не организатор и не исполнитель этой программы. А может быть, она свернута, потому что все проблемы уже решены? А может быть, она свернута, потому что она оказалась неэффективной, и жизнь идет сама по себе, программа существует сама по себе? Здесь нет у меня точного ответа на этот вопрос.

Светлана Толмачева: Но тем не менее, такая программа целевая, федеральная для российских регионов нужна или нет? Если иметь в виду даже последние новостные сообщения? Буквально вчера поступила информация о том, что петербургском метро, например, в выходные было совершено нападение на студента из Анголы, вчера также в Питере совершено нападение на гражданина Китая, учащегося консерватории. Все это проявление ксенофобии и нетерпимости.

Марианна Фадеичева: Не знаю, трудно оценивать отдельные факты. Отдельные факты, конечно, нужно вписывать в некую другую цепь событий. Но, видимо, все-таки необходимы меры определенные по купированию этих процессов. Санкт-Петербург – это вообще вопиющий пример того, что может происходить, если регион не занимается этими проблемами. И, конечно, может быть, даже в большей мере акцент надо переносить из центра, из федерации именно на региональный уровень. Потому что каждый регион Российской Федерации другому не пример. Ситуация с межэтническими отношениями в каждом регионе очень специфична. И, может быть, вот с учетом этого, конечно, нужно на региональных уровнях, на уровне субъектов Федерации разворачивать свои программы.

Светлана Толмачева: Накануне мы связались с директором Московского бюро по правам человека Александром Бродом. Мы попросили его дать прогноз относительно дальнейшего развития ситуации в российских регионах, если государство не будет уделять должного внимания распространению ксенофобии и иных проявлений нетерпимости.

Александр Брод: Я бы сказал, что перспектива не очень радужная в этом смысле, потому что, во-первых, мы наблюдаем активизацию радикальных националистических группировок. Их деятельность практически не встречает должного отпора. По данным мониторинга, в прошлом году было совершено 44 убийства на почве этнической ненависти в то время, как в 2003 году было 20 таких убийств. Существенно выросло число и актов нападения на почве этнической ненависти. Практически ежемесячно до 10 подобных инцидентов случается в разных регионах. Реальной государственной программы по противодействию расизму и ксенофобии не существует. Тем более что крах социальных, экономических реформ в России только провоцирует агрессию, провоцирует социальную и этническую рознь. Необходимо переходить к действиям, необходимо выстраивать общегосударственную программу по противодействию ксенофобии, с участием силовых ведомств, и Министерства образования и науки, Министерства культуры и массовых коммуникаций с подключением неправительственных правозащитных организаций, этнических общин.

В ином случае мы уже имеем проблему Кавказа, и дальше размежевание пойдет в национальных республиках. И столкновения на почве этнической ненависти просто могут перерасти в гражданскую войну, поскольку мы знаем, что кавказские общины на территории России, сообщества африканских студентов, в конце концов, исчерпают как бы лимит терпения, - и они тоже будут вооружаться, они также готовятся к отражению действий скинхедов. И в результате мы получим постоянно полыхающую войну в российских регионах, столкновения между этническими группировками, что приведет к развалу, дестабилизации ситуации.

Светлана Толмачева: По этому же вопросу готова высказаться Галина Татаринова, доцент кафедры философии и социальных коммуникаций Омского государственного технического университета. Доброе утро, Галина Николаевна. Согласны ли вы с только что прозвучавшим в эфире прогнозом, что в большинстве российских регионов без государственной программы что-то такое может происходить, что потом может вылиться в какие-то серьезные конфликты?

Галина Татаринова: Без сомнения, согласна, потому что история России такова, и реальность наша сегодняшняя такова, что мы не должны забывать об опасностях, о которых говорил Александр. Об актуальности этого момента говорит даже текущая информация из Интернета. Вот, например, сегодня, 29 марта в Воронеже должна состояться пресс-конференция, на которой будет озвучен доклад «Ксенофобия и административный ресурс на воронежских выборах 2005 года». То есть у нас уже в ходе выборов появляются такие вот опасные вещи. Я уже не говорю на уровне бытовом, на уровне социальном эти проявления. При этом я не хочу сказать, что это нашего региона касается, потому что у нас как раз ситуация несколько иная, тоже как и в Екатеринбурге. Представьте себе, у нас в прошедшее воскресенье состоялись выборы мэра, и с огромным преимуществом победил Шрейдер Виктор Филиппович, сибирский немец по рождению. Несмотря на то, что делали попытки «грязные технологи» как-то разыграть эту национальную карту, но этот номер не прошел. Он победил с огромным отрывом.

Светлана Толмачева: Можно сделать вывод, что и без государственной программы по развитию толерантности действуют некие механизмы саморегуляции общества?

Галина Татаринова: Это отнюдь не во всех регионах. Судя по информации, которая поступает.

Светлана Толмачева: Скажите, такая программа, которая разворачивается в Свердловской области по развитию толерантности с участием Европейского совета, нужна ли она Омской области, как вы думаете?

Галина Татаринова: Я думаю, что нужна, потому что совершенно верно заметила Марианна Альфредовна, что нужно поддерживать тот уровень культуры отношений и искусства жить с непохожими людьми, с людьми разных национальностей, это нужно поддерживать и подпитывать. К сожалению, общие тенденции, не только российские, но и мировые таковы, что у нас многие профессиональные сообщества, на которые выходят большие массы людей, я имею в виду журналистов и другие категории, не очень задумываются о последствиях своих действий. Потому что, вот отмечает Независимый институт коммуникативистики, что СМИ своим языком вражды, культивированием террор-среды, показом бесконечно агрессивных проявлений, так называемых «жареных» фактов, за которыми гоняются сегодня журналисты, некоторым образом формируют агрессивную среду. Мне кажется, что над этим надо очень задумываться. И государственная программа – это некий сигнал.

Светлана Толмачева: Когда мы обсуждаем термин «толерантность», действительно, прежде всего имеем в виду межэтнические, межнациональные отношения. Во многих регионах работают Дома дружбы, именно они становятся центрами общения и в конечном итоге содействуют развитию толерантных отношений в обществе. Об омском Центре национальных культур рассказывает корреспондент Омской телерадиокомпании «Антенна 7» Мария Гергель.

Мария Гергель: Уже пятнадцать лет в Омске работает Центр национальных культур. Задача этой организации - создать дружественные отношения между представителями различных национальностей, которых в Омской области насчитывается около ста. «Дом Дружбы», как еще называют центр, является своего рода институтом гражданского общества, где большинство программ направлено на возрождение духовности и религиозных традиций. Ежегодно в регионе проводится национально- культурный фестиваль «Единение».

Рассказывает Наталья Степанова, директор Центра национальных культур.

Наталья Степанова: Люди настолько хотят жить в дружбе, согласии, понимать друг друга, с улыбкой общаться друг с другом, настолько хотят знать культуру. Этот фестиваль идет очень большими и отдельными национальными праздниками и межнациональными. Могли люди посмотреть и на национальные танцы, попробовать национальную пищу, посмотреть состязания самые разные национальные. Это такое единение всех народов Омской области, это был просто какой-то фурор внутренний.

Мария Гергель: Сотрудники Дома Дружбы занимаются организацией национальных праздников и фестивалей. Их миссия - создание культурных связей между представителями различных национальностей. В этом им помогают языковые и воскресные школы.

Наталья Степанова: У нас достаточно много языковых групп, воскресных школ по разным национальностям, есть школы с этнокомпонентом в регионе, где сохраняется в местах компактного проживания культура своего народа. У нас есть казахские, татарские, немецкие школы. И факультативные моменты тоже происходят, причем не только в районах, но и в городе.

Мария Гергель: Совместному проживанию на общей территории в состоянии мира способствует знакомство народов друг с другом, знание обычаев и особенностей своих соседей.

По мнению руководителя Сибирского культурного центра Виктории Багринцевой, нельзя преуменьшать значение просветительских программ по толерантности. Но все же знание традиций и культуры играет решающую роль в предотвращении конфликтов на национальной почве.

Виктория Багринцева: Возвращение к традициям у любого народа сегодня является актуальным. Если люди будут знать свои корни, свою историю, интересоваться историей соседей, то не нужно будет вводить такие программы. Все наши проблемы и все наши конфликты, оттого что мы просто безграмотны. И я думаю, что перевод каких-то напряженных моментов в русло культуры снимает конфликтные ситуации и позволяет находить точки соприкосновения.

Мария Гергель: По мнению сотрудников Дома дружбы, их ежедневная работа - это воспитание толерантности в обществе. И в том, что в Омске последние несколько лет не возникает крупных конфликтов на межнациональной почве, есть заслуга и работников центра.

Светлана Толмачева: Предоставим слово слушателю.

Слушатель: Меня зовут Мария Иосифовна, я уже очень старая женщина, москвичка в четвертом колене. И надо вам сказать, что я испытала самый настоящий психологический шок. Я пошла погулять в Андроньевский монастырь, и мне захотелось зайти в храм. И то, что я там увидела, это требует как раз вот толерантности. Это сборище самой настоящей «черной сотни», это как раз те лица, которые громили Сахаровский центр. И, конечно, в регионах требуется работа по поводу толерантности, но и в Москве она бы не помешала. И самое обидное, что это гнездится под крылом Православной церкви. Я бы очень просила вас прогуляться в Андроньевский монастырь.

Светлана Толмачева: Я думаю, вашу просьбу услышат сотрудники Московского бюро Радио Свобода и, наверное, обратят внимание то, о чем вы сейчас рассказали.

Марианна Альфредовна, где находится та грань между необходимостью толерантного поведения и необходимостью гражданского поступка? Вот Мария Иосифовна увидела что-то, что ее шокировало, сборище тех людей, чьи убеждения, она считает, несут опасность обществу, например, но, с одной стороны, как толерантный человек она развернулась и ушла, но с другой стороны, проблема остается. Есть люди, которые громят выставки, есть экстремистски настроенные люди. Что делать?

Марианна Фадеичева: Это уже немножечко другой вопрос насчет экстремизма. Конечно, надо проблему делить. Одно дело – это работа по воспитанию толерантности с нормальными людьми, с подрастающим поколением. Другое дело – специальная программа, которой обучают квалифицированному профессиональному общению чиновников. О чем говорил Анатолий Войцехович Гайда, заместитель руководителя администрации Свердловской области. И совершенно отдельный вопрос – это экстремистские организации, здесь уже нужны адекватные методы работы с этими организациями. А что можно, что нельзя в этом отношении, об этом написано. Прежде всего, об этом написано в Конституции Российской Федерации. Там сказано, что нельзя разжигать различного рода ненависть, вражду, и причем не только на этнической почве. На социальной почве тоже категорически запрещено.

Светлана Толмачева: Приведите, пожалуйста, какой-то пример, на котором понятно, что такое разжигание ненависти на социальной почве.

Марианна Фадеичева: Ну, например, бей богатых, ненавижу врачей-вредителей. Это все социальная почва.

Светлана Толмачева: И еще о социальной почве, у вас отдельной строкой прописано, что вы в Свердловской области будете заниматься повышением толерантности государственных служащих или чиновников. Скажите, пожалуйста, каким образом, по какой методике все-таки будет происходить этот процесс?

Марианна Фадеичева: Этот вопрос вне пределов моей компетенции. Специальные люди будут этим заниматься. Когда говорят «чиновники», такое впечатление, что как будто говорят не о людях. Это же тоже люди, и они тоже подвержены обычным человеческим эмоциям, страстям. Но, может быть, им труднее, чем обычным людям, обывателям, потому что они еще наделены определенными властными полномочиями. Может быть, в этом смысле они заслуживают особого внимания и в какой-то мере сочувствия.

Светлана Толмачева: Еще одна строка вашей программы – это воспитание толерантности в межконфессиональных отношениях. В Свердловской области этот вопрос достаточно болезненный. Очень часто Союз протестантских церквей заявляет о том, что недоволен действиями со стороны миссионерского отдела Екатеринбургской епархии. Вторгаясь в эту область, вы не боитесь, что произойдет что-то, что обострит эти конфликты и заставит их вылиться на обсуждение всего общества?

Марианна Фадеичева: Если говорить обо мне именно, то я сюда не вторгаюсь. Я не занимаюсь межконфессиональными отношениями, но действительно, в программе, о которой мы говорим, есть такой пункт, который будет обеспечивать и развитие толерантности в межконфессиональных отношениях. Мне кажется, что здесь, конечно, есть проблема. И во многом эта проблема связана с опять же недавней историей советской, российской. Дело в том, что, конечно, Русская православная церковь была государственной церковью до 1918 года, когда большевики отделили своим декретом школу от церкви и церковь от государства. Долгое время Русская православная церковь была не периферии социальных процессов. Сейчас в какой-то мере то, что происходит со стороны РПЦ, - это реванш. Я думаю, что это болезнь роста, то есть все-таки отношения межконфессиональные будут развиваться в сторону большей терпимости. Я надеюсь на это.

Светлана Толмачева: Впереди у нас опрос, который записал корреспондент Омской телерадиокомпании «Антенна 7» Вячеслав Суриков. Он задавал прохожим в Омске один вопрос: «В каких случаях вы способны проявлять толерантность?»

- По отношению к близким, к тем, кто меня окружает, одноклассникам, сокурсникам, ко всем, к родным. Приходится проявлять терпимость в тех случаях, когда их поведение не соответствует моему пониманию. Но люди все разные, поэтому если мы не будем терпеть друг друга, что тогда получится? Поэтому мы должны это делать.

- Часто, потому что я в школу работаю. Я прожила в Киргизии много лет, приходилось жить с разными нациями. Терпимость надо проявлять, конечно, а что делать? Ну, если про толерантность, наверное, к другим национальностям, у них могут быть другие представления о жизни, потребностях.

- Терпимость – качество универсальное, на мой взгляд, и в отношениях между людьми совершенно необходимое. По крайней мере, ежедневно, ежеминутно это качество демонстрировать человек должен. А всякие пижонские закидоны вроде пальцы веером мне кажутся откровенно отвратительными. Когда человек идет по своим делам, думает тяжкую думу, вдруг его берут за манишку и говорят «скажите, несколько слов» - самое время проявить терпение.

- Только в семье в основном. В принципе, это самое главное качество, для женщин особенно. Мужчина может терпеть, может нет, а женщина должна.

- Всегда, наверное, приходится терпеть. Это понятно, что, допустим, какие-то высказывания мы вынуждены. Ругаться что ли с ними? Нет, относиться терпимо к их мнению приходится. Такова жизнь.

- Не знаю. По отношению, наверное, к не совсем психически здоровым людям можно применить. Не странный ответ? Я думаю, что два здоровых в психическом отношении человека друг друга поймут, и такое понятие как «толерантность» здесь не нужно.

Светлана Толмачева: Марианна Альфредовна, среди мнений, которые прозвучали в опросе, большинство касалось проявлений толерантности по отношению родным, близким, сослуживцам. Из этого можно сделать вывод, что учить толерантности никого не нужно. Или же все-таки россияне более толерантны на словах, чем на деле?

Марианна Фадеичева: Хороший вопрос, очень интересный. Дело в том, что те, кто отвечал на вопросы корреспондента на улицах, может быть, шли вслед за вопросом и говорили о том, когда они проявляют толерантность. Но дело в том, что это не просто отдельное отношение или именно отдельное проявление толерантности. Вообще, толерантность – это в принципе способ существования в современном мире, где мы все время пересекаемся, натыкаемся на другое, другого, других. То есть это сам способ существования современного мира. И вот то, насколько этот способ существования станет универсальным, от этого будет зависеть и благополучие мира.

Светлана Толмачева: Марианна Альфредовна, по истечении 18 месяцев, отпущенных на реализацию проекта, на какой результат рассчитывают разработчики? Будет ли он виден?

Марианна Фадеичева: На положительный, скорее всего. Если бы они на это не рассчитывали, наверное, и не затевали этот проект. Исключительно положительный.

Светлана Толмачева: Что должно произойти через 18 месяцев?

Марианна Фадеичева: Для обычного рядового жителя, обывателя – ничего. Как раз, может быть, главный фокус этой программы заключается в том, чтобы ничего не было заметно для обычного человека. Чтобы он жил благополучно и не сталкивался ни с фактами отдельными нетерпимости какой бы то ни было и, может быть, даже особенно и не размышлял на эти темы. Может быть, это будет самым лучшим результатом программы.

Светлана Толмачева: В мае в Свердловской области пройдет конференция, посвященная основным направлениям российской национальной политики. С вашей точки зрения, на что сегодня политикам стоило бы обратить особое внимание, если мы говорим о развитии культуры толерантности?

Марианна Фадеичева: Здесь нужен определенный, если угодно, этнополитический менеджмент, то есть управление этническими процессами, которые происходят на территории Российской Федерации, которые происходят на территориях субъектов Российской Федерации. То есть нужны именно меры, которые позволят налаживать этническую коммуникацию не только между группами людей, которые уже давно живут на этой территории, но самое главное, может быть, с учетом нынешних экономических реалий регулировать отношения вновь прибывающих людей на территории субъектов Российской Федерации, в частности Свердловской области. Это самое основное.

Светлана Толмачева: И поставить точку в нашем сегодняшнем обсуждении я попрошу Галину Татаринову. Галина Николаевна, что, по-вашему, будет положительно сказываться на развитии ситуации в регионах, а что отрицательно, если говорить о развитии толерантности в межэтнических, межконфессиональных отношениях?

Галина Татаринова: Прежде всего, элита региона, власти, чиновники и те, кто обучают молодежь, не должны относиться к проблеме толерантности как к крику интеллектуальной моды. К сожалению, такое присутствует. То есть это как бы не очень важная проблема, это просто некая дань моде, желание сотрудничать с мировым сообществом и так далее. А мы как бы со своими российскими проблемами будем жить, как и жили. Вот отношение к этой проблеме нужно менять. И, к сожалению, те годы, что эта программа государственная действовала, не принесли тех результатов, которые, в общем-то, может быть, закладывались при ее принятии.

А второе, я хочу сказать, что XXI век, мне кажется, это век социальной ответственности профессиональных сообществ. Мне кажется, что журналистам, специалистам по политическим технологиям – всем, кто каким-то образом выходит на управление общественным мнением, просто необходимо задумываться над тем, какую роль они играют в формировании мнения населения к этим вопросам.

Светлана Толмачева: Галина Николаевна, какие проблемы требуют в первую очередь решения, с вашей точки зрения?

Галина Татаринова: Мне кажется, что прежде всего для России сегодня важна вторая составляющая федеральной программы, которая действовала. Это прагматическая сторона толерантности. То есть мы вошли в конкурентную среду и в экономике, и во всех других сферах деятельности. И нам надо учиться договариваться, нам нужно вырабатывать эту социальную норму умения договариваться, понимать друг друга, потому что напряженность социальная может возникать и на этой почве, кроме тех коренных наших вопросов отношения к людям другой национальности, веры и так далее. Мне кажется, это очень актуальный и современный момент. И на него надо сегодня особо обращать внимание.

XS
SM
MD
LG