Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вручены награды российской киноакадемии


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.

Дмитрий Волчек: Вечером в пятницу в Москве состоялась 18 церемония вручения главной российской кинематографической премии «Ника». О наградах рассказывает кинокритик Андрей Плахов.

Андрей Плахов: Вручение призов академии кинематографических искусств показало, что российская премиальная реальность превзошла даже американскую по политкорректной предсказуемости. Собственно сюрпризы и не планировались. Списки претендентов на награды сплошь состояли из фильмов, которые уже осыпаны всевозможными призами и объявлены нашей национальной гордостью. Это, прежде всего, (в алфавитном порядке) «Водитель для Веры», «Долгое прощание», «Мой сводный брат Франкенштейн», «Настройщик» и «Свои». Результаты оказались еще более предсказуемы, чем можно было ожидать. Лучший фильм - «Свои», лучший режиссер - Кира Муратова, лучший сценарист - Валентин Черных, лучший оператор - Сергей Мочильский, лучшая актриса - Алла Демидова, лучший актер -Богдан Ступка. Лучшая роль второго плана у мужчин, естественно, у Сергея Гармаша, лучшая среди женщин у Нины Руслановой. Никто не спорит: все достойные люди, хорошие профессиональные работы. Однако трудно отделаться от ощущения, что это какой-то статуарный джентльменский набор, представляющий разные лики старых советских традиций и давно сформировавшегося культурного истеблишмента, а происходящая внутри него борьба лишена интриги, провокации, столкновения художественных альтернатив и платформ. То есть всего того, что неожиданно всплыло в этом году на «Оскаре», где вместо ожидаемого Скорсезе с мертворожденным «Авиатором» победил удивительно живой и нестарческий Клинт Иствуд. Еще больше, чем Иствуда, нам не хватает в этом раскладе такого, к примеру, фильма, как «На обочине», не броского, не амбициозного, противостоящего монументальному мейнстрму своей свободной интонацией и легким дыханием. Единственным слабым намеком на то, что у нас может быть нечто подобное, стала операторская номинация для фильма «Время жатвы» и выдвижение его режиссера Марины Разбежкиной в качестве открытия года. Остальные три открытия исключительно актерские. А такой радикальный режиссер, как Илья Хржановский с фильмом «Четыре», разумеется, не вошел в эту номинацию как чужой по духу, даром, что выходец из кинематографической семьи. Не получила приза и Рената Литвинова, что тоже неслучайно. Для того, чтобы чужая Муратова стала, наконец, своей, тоже потребовалось энное количество лет. Но самые симптоматичные процессы у нас происходят не в старом истеблишменте и даже не его обочине. На глазах набирает силу и влияние еще более чуждая духу никовского академизма стратегия русских блокбастеров, плодящиеся как грибы под сенью «Ночного дозора». Последний, разумеется, не попал ни в одну из номинаций «Ники», хранящей благородную консервативную мину перед лицом наступления эры тотальной коммерции. Сохранит ли академия это надменное выражение, когда придется выбирать не между Муратовой и Месхиевым, а между «Боем с тенью» и «Турецким гамбитом» – вот в чем вопрос.

XS
SM
MD
LG