Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фонд имени Дмитрия Лихачева объявил конкурс «Забавные памятники»


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие - Борис Долинго, заместитель директора муниципального предприятия «Столица Урала», и Владимир Климычев, журналист, автор памятника настенным объявлениям в Нижнем Новгороде .

Олег Вахрушев: Международный Фонд имени Дмитрия Лихачева объявил конкурс под названием «Забавные памятники».

Нашим слушателям я предлагаю ответить на вопрос: нужны ли сегодня в России шутливые памятники?

Ну а сейчас о том, каковы идеи и цели вышеупомянутого конкурса, рассказывает исполнительный директор Международного Фонда имени Дмитрия Лихачева Александр Кобак.

Александр Кобак: В России много памятников. И за предыдущие десятилетия, особенно за советское время мы привыкли к тому, что памятники обычно носят идеологический характер, посвящены каким-то революционным событиям. Ну, в общем, столько десятилетий нас грузили идеологией, что от этого, конечно, мы все весьма и весьма устали.

Идея посмотреть на какие-то другие памятники, монументы, на какие-то веселые, может быть, забавные памятники принадлежит председателю правления Фонда имени Дмитрия Лихачева писателю Даниилу Гранину. Конкурс «Забавные памятники» обращен к российским краеведам, просто людям, которые интересуются историей своей местности. И мы надеемся, что благодаря этому, в общем-то, веселому конкурсу они оглянутся вокруг, посмотрят и увидят что-то новое и необычное, что-то, что, может быть, украшает жизнь в наших городах, небольших населенных пунктах.

Мы не будем интересоваться памятниками, которые стали смешными благодаря бездарности авторов или каким-то идеологическим задачам, которые когда-то были, может быть, актуальны для кого-то. Мы все-таки хотим посмотреть и как бы, так сказать, каталогизировать те памятники, в замысел которых входит какая-то шутка. Здесь и дурновкусие возможно, и мы бы хотели, чтобы оно проявлялось как можно меньше. Мы не хотели бы становиться какой-то инстанцией вкуса и говорить: вот это хорошо, а вот это плохо. Наша задача, скорее, собрать и представить людям, что сделано в этой области, на которую, мне кажется, прежде никто не обращал сколько-нибудь пристального внимания.

Олег Вахрушев: Сегодня в качестве экспертов выступят – автор памятника настенным объявлениям в Нижнем Новгороде Владимир Климычев и заместитель директора предприятия «Столица Урала», которое также заинтересовано в появлении в Екатеринбурге скульптур малых форм, Борис Долинго.

В Томске есть два довольно забавных памятника. Один хранится в Музее искусств. Памятник герою-любовнику только однажды показали общественности, повесив его на балконе 9-этажного дома. После фотосессии памятник спрятали в музее, решив, что он слишком вызывающий. Второй оригинальный памятник, напротив, слишком общедоступен. Памятник «Антону Павловичу Чехову глазами пьяного мужика, лежавшего в канаве и не читавшего «Каштанку», стоит прямо на набережной. Любой прохожий может подойти к нему, приобнять и сфотографироваться с ним. Поначалу к идее установки такого памятника в Томске отнеслись крайне негативно. Теперь это предмет для гордости. Рассказывает томский корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина.

Мелани Бачина: В Томске на набережной реки, прямо на тротуаре стоит босой Антон Павлович Чехов в пенсне и огромной шляпе. Таким классика увидел бы пьяный мужик, лежащий в канаве и не читавший «Каштанку». Если лечь на землю и взглянуть на памятник снизу вверх, то, действительно, сначала мы увидим огромные босые стопы и дойдем до шляпы, тоже огромных размеров. Говорит скульптор Леонтий Усов.

Леонтий Усов: Он стоит прямо на прохожей части, практически без пьедестала. К нему можно подойти и погладить, и сказать: «Эх, Антон, мне тоже так же плохо». Или, наоборот, скажем: «Я люблю тебя, что ты стоишь такой же, какой-то простой совершенно, и ноги у тебя большие и босые, и вообще ты смешной какой-то, Палыч, как твои рассказы, как твои произведения, и глубоко трагичные, как и ты».

Мелани Бачина: Бронзовый памятник Антону Павловичу Чехову в натуральную величину с согласия Градостроительного отдела мэрии Томска установлен рядом с рестораном «Славянский базар», где, по свидетельствам историков, в 1890 году Антон Павлович во время своего путешествия на остров Сахалин отобедал и черкнул пару строк: «Обеды здесь отменные, в отличие от женщин, жестких на ощупь». Вообще о городе классик отозвался не очень лестно, что расстроило томичей, и они до сих пор несколько на него в обиде.

Леонтий Усов: А томичи говорят, что «мы самые лучшие, мы самые умные, мы - сибирские Афины, мы - город умный, а он нас называет «а город этот... и ходят тут вокруг вумные люди, город нетрезвый, скучнейший, моветон, свинья в ермолке, гроша медного не стоит, люди такие-то, грязь непролазная». Единственное место, которое ему понравилось, - «Славянский базар». «Кормят отменно, но добраться туда невозможно». Я просто хотел, чтобы томичи посмотрели в себя и задали себе вопрос: «Кто мы такие-то? Ведь, наверное, прав Антон Павлович».

Мелани Бачина: Вообще к идее памятника «Антону Павловичу глазами пьяного мужика» многие томские общественные деятели отнеслись негативно. В чем только скульптора не обвиняли.

Леонтий Усов: Что я разрушаю русскую культуру, что я ненавижу Чехова, что я мщу Антону Павловичу. А я сделал его от большой-большой любви, от любви до слез.

Мелани Бачина: В одном из обращений к скульптору, которое подписали 80 известных деятелей науки и культуры города, говорилось: «Вы молодежи прививаете неизвестно что, издеваетесь над классиком и искусством, не уважаете русскую литературу». Сам Усов на критику реагировал с юмором. Каждая работа, говорит он, должна вызывать массу разных ассоциаций. Одних скульптура восхищает, другим она может быть непонятна.

Так или иначе, оригинальный памятник Антону Павловичу Чехову в Томске появился. Средства на его создание, а это около 1 миллиона рублей, инициативная группа студентов томских вузов все-таки нашла.

Свое творение Леонтий Усов приурочил к 400-летию Томска и 100-летию со дня смерти Чехова. Скульптор говорит, что классику, обладавшему хорошим чувством юмора, его памятник наверняка бы понравился.

Олег Вахрушев: Напомню, сегодня мы говорим о необычных памятниках, о том, какие ироничные скульптуры можно встретить в российских городах и насколько органично они вливаются в сегодняшнюю жизнь.

Нам позвонил слушатель, и он готов высказать свое мнение. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Василий Сергеевич из Екатеринбурга. В Екатеринбурге есть памятник с 1980 года – это недостроенная телебашня. Немного доработать – и будет памятник мужскому началу. Хоть какая-то будет польза. Спасибо.

Олег Вахрушев: Вам тоже спасибо, Василий Сергеевич.

Продолжаем краткий обзор необычных памятников в России. В Ижевске перед выходными днями к памятнику лосю выстраиваются целые очереди. За полувековое существование он стал носителем определенных традиций. Рассказывает ижевский корреспондент Радио Свобода Надежда Гладыш.

Надежда Гладыш: Ижевск вряд ли назовешь тем местом, где в изобилии можно найти памятники и городскую скульптуру достойного художественного уровня. В последние 15-20 лет город чаще терял памятники, чем ставил. А если говорить о долгожителях среди них, то после дореволюционного бюста основателю оружейного завода Андрею Дерябину по праву должен быть упомянут 2-метровый бетонный лось, установленный более полувека назад на тракте, идущем в город с Севера. По словам старожилов, лось принял вахту от пары матерых волков, а ныне сам стал непременным участником свадебных церемоний молодых ижевчан.

Я попросила Владислава рассказать о том, как он сам не так давно забрасывал свадебный букет на лосиные рога.

Владислав: Это примета какая-то, как я понимаю. Примета: количество букетов, заброшенных на рога нашему ижевскому лосю, равняется пропорционально количеству будущих детей в семье.

Надежда Гладыш: Но есть и другая версия того же самого действия. О ней рассказала Оксана.

Оксана: Если жених закидывает на рога лосю букет, то невеста, соответственно, ему ставит рога, то есть жених останется комолым, то есть без рогов.

Надежда Гладыш: Городские власти не имеют ничего против столь утилитарного использования бетонной фигуры лесного исполина. Его даже несколько раз капитально реставрировали. В незапамятные времена зверя лишили признаков пола – кто-то решил, что эта деталь смущает взор отдыхающих. Несколько лет назад добавили бетона на его похудевшие со временем бока. А убирают осколки от разбитых на счастье свадебных бокалов, а то и целых бутылок с шампанским работники кафе, которое так и называется «У лося», кстати, очень популярное и не очень дешевое.

Прошлый год стал необычайно урожайным на новые смелые проекты городской скульптуры для Ижевска. Так, у популярного городского кафе «Поземь» появилась 2-метровая вилка с насажанным на нее бетонным пельменем – символ гордости коренного населения Удмуртии, которое считает, что пельмень – чисто удмуртский деликатес. Не исключено, что ко Дню города, который ижевчане отмечают 12 июня, появится еще один экспонат – крокодил, вальяжно развалившийся на городской скамейке. Конкурс на крокодильскую тему был объявлен и проведен в связи с тем, что зверь этот, вовсе не характерный для наших мест, тем не менее, бытует в здешней мифологии как древний ящер, а кроме того, до революции «крокодилами» называли знатных ижевских оружейников, отмеченных за мастерство зелеными суконными кафтанами с золотым позументом.

Олег Вахрушев: А сейчас я приветствую в Екатеринбургской студии Радио Свобода заместителя директора муниципального предприятия «Столица Урала» Борис Долинго.

Здравствуйте, Борис.

Борис Долинго: Доброе утро.

Олег Вахрушев: Вы достаточно хорошо воспринимали ту информацию, которая прозвучала сейчас у нас в эфире, с улыбкой. Вам такие памятники симпатичны?

Борис Долинго: Безусловно. Понимаете, поэтому «Столица Урала» и поддерживает второй год уже, естественно, вместе с администрацией города конкурс, который мы организуем и проводим, как раз по таким памятникам.

Но я бы хотел сказать пару слов насчет таких моментов. Шутливые памятники... Немножко сужается тематика, как мне кажется, потому что общее название таких предметов городской среды – это малые архитектурные формы. Может быть, суховатое определение. Шутливые памятники ближе к бытовому понятию. Но чтобы в комплексе дать определение, это не только шутливые скульптуры – скульптура героя-любовника или, как радиослушатель предлагал, памятник мужскому началу (конечно, памятник был бы, наверное, такой, какого века не знали) – но это еще и много элементов городской среды, которые и функциональную нагрузку несут, и декоративную.

То есть я специально небольшую справку подготовил по малым архитектурным формам. Во-первых, что относится к таким скульптурам и к таким предметам городской среды. Это формы архитектурные, которые обладают каким-то идейно-художественным значением, это прежде всего памятные моменты – стелы, надгробные плиты какие-то в местах, может быть, знаковых в городе, мемориальные доски, которые имеются, и их довольно много вообще во многих городах. То есть это все тоже малые архитектурные формы. И эти мемориальные доски, они могут ведь иметь вид не обязательно классический, как принято, что-то строгое, а там может быть и тот же шутливый элемент, который придает какую-то своеобразность данному дому, участку, где это установлено, колорит какой-то, и украшает город, естественно. Затем, конечно, к декоративным малым архитектурным формам можно отнести какие-то цветочницы, беседки, скамейки – это тоже малые архитектурные формы. Они могут иметь и чисто декоративное, и функциональное назначение какое-то. Это могут быть ограды в интересных местах. То есть, допустим, ворота в парк, в сквер, что-то такое. Затем еще сюда можно отнести те предметы, те строения, которые являются необходимым оборудованием городской среды – это киоски, это телефонные будки, которые зачастую, может быть, примитивные и слишком стандартные. Это остановочные комплексы. Вот у нас в городе в последние годы это направление было довольно развито. Действительно, появились своеобразные комплексы. Конечно, хотелось бы, чтобы они были лучше, но, по крайней мере, многие остановки сейчас разительно отличаются от того, что было еще пять-шесть лет назад.

Олег Вахрушев: То есть пласт большой, есть над чем работать?

Борис Долинго: Да.

Олег Вахрушев: Сейчас к разговору присоединяется автор памятника настенным объявлениям в Нижнем Новгороде Владимир Климычев.

Здравствуйте, Владимир.

Владимир Климычев: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Посредством радио, Владимир, достаточно сложно описать то или иное произведение искусства. Тем не менее, я прошу вас рассказать вкратце о своем памятнике и о том, были ли какие-то сложности, с которыми вы столкнулись при его воплощении?

Владимир Климычев: Знаете, сначала памятник родился у меня (я литератор, я написал небольшую заметку) в виде объявления. В скобочках было приписано, что «по мотивам произведений Игоря Померанцева», которого я до сих пор люблю как автора. Текст объявления состоит из цитат, собранных из различных произведений Игоря Померанцева, рассказов и стихотворений. Я работал в газете бесплатных объявлений в Издательском доме, и предложил свою идею. В общем-то, я работал совершенно не на объявлениях. Я изначально отразил этот текст, а потом как-то все непроизвольно переросло вот в этот проект. И он очень быстро понравился руководству газеты.

Но вот сложности были иного рода. Руководству принадлежал особняк небольшой в центре города, именно на него, собственно, и собирались повесить эту мемориальную доску, как называют ее здесь. Но очень долго не получалось отсудить этот особняк – две организации на него претендовали. И мне просто сказали: «Подожди, пока мы решим этот вопрос». Ну, решался этот вопрос очень долго, больше трех лет. Я, разумеется, не забыл о своем проекте, и, как оказалось, не забыли о нем и в газете. То есть буквально где-то через 3,5 года мне позвонили и сказали, что «мы готовы установить этот памятник на теперь уже наш особняк». И это счастливо как бы все сообразовалось еще и потому, что у газеты было 10-летие, и они, видно, сами торопились к этому событию. То есть и особняк был наш, и теперь табличка счастливо была повешена на 10-летие этой газеты, «Из рук в руки», кстати, она называется.

Олег Вахрушев: То есть все случилось?

Владимир Климычев: Да, счастливым образом для меня.

Олег Вахрушев: Но, тем не менее, достаточно продолжительный срок все это длилось.

Борис, скажите, пожалуйста, поскольку вы занимаетесь конкурсом... Я все-таки скажу его название, оно действительно достаточно серьезное, это название конкурса, который проходит в Екатеринбурге, и пройдет второй раз в этом году, - «Малые архитектурные формы города Екатеринбурга: декоративная скульптура и архитектурные формы» - это полное название конкурса. Скажите, пожалуйста, те победители, может быть, часть участников, которые участвуют в этом конкурсе, вы, как представитель предприятия-организатора этого конкурса, вы будете ли и помогаете ли им для того, чтобы воплотить это произведение искусства в жизнь?

Борис Долинго: На самом деле это такой самый серьезный вопрос здесь, потому что мало провести конкурс, мало отобрать проекты интересные, надо, чтобы эти проекты появились в реалиях города и были бы встроены в ту самую городскую среду, ради которой мы все это дело и затеваем. Это, на самом деле, вопрос, как я уже говорил, сложный, потому что это средства. И мы будем заниматься этим вопросом в направлении поиска спонсоров. Как многие сейчас проекты решаются? Находятся заинтересованные люди, обладающие средствами, организации или, может быть, физические лица, которые не равнодушны к этим вопросам, которым важны элементы своего, в хорошем смысле, пиара. Потому что человек, который способствует улучшению облика города, безусловно, достоин того, чтобы о нем говорили, и об этой организации говорили, и так далее. И мы будем заниматься этим, конечно, потому что это вторая главная задача. Первая задача – провести конкурс, отобрать работы, то есть создать банк данных интересных решений архитектурных. А вторая задача – уже реализовать это, найти средства. Мы будем этим заниматься.

Олег Вахрушев: И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Это Владислав из Екатеринбурга. Я хочу сказать, что шутка - вообще очень важный элемент жизни и, конечно, она нужна людям. Но слишком мрачная атмосфера в России сегодня, слишком мрачная. И я сомневаюсь в том, что скульптор сможет создать такой шутливый памятник, который действительно бы смешил людей, не искусственно. Вот таково мое мнение. Когда будет нормальная атмосфера в России, нормальное, демократическое государство, будет самоуправление, тогда, наверное, появится огромное число таких шутливых памятников. Ну, дай Бог, чтобы появился хотя бы один в Екатеринбурге нашем. Спасибо.

Олег Вахрушев: Спасибо вам, Владислав. Ну а как же луч света в темном царстве?!

Борис Долинго: В конце тоннеля.

Олег Вахрушев: Конечно. Все-таки, мне кажется, и даже несмотря на такой пессимистичный взгляд Владислава на жизнь в России, все-таки есть место для шутки, для иронии, и именно в архитектуре, именно в скульптуре.

Борис Долинго: Здесь, наверное, в дополнение к тому, о чем сказал слушатель вашей радиостанции, надо добавить, что именно и наличие таких памятников будет, в числе прочих моментов, способствовать тому, чтобы атмосфера в России изменилась. Ну и потом, мне все-таки кажется, атмосфера в России, конечно, очень сложная, но уж действительно очень мрачно сказал радиослушатель. Потому что очень многое плохо, но все-таки что-то делается, тем не менее. Без надежды жить трудно.

Олег Вахрушев: Да, конечно.

Сейчас я обращаюсь к литератору из Нижнего Новгорода. Владимир, вы, на мой взгляд, тоже смотрите на жизнь не пессимистично, а наоборот, оптимистично. Одним из последних ваших проектов является памятник «The Beatles», и нигде иначе, а в Лондоне. И вам даже пришел ответ из муниципалитета столицы Великобритании. Расскажите, пожалуйста, каков пришел ответ? И вот в связи с чем я об этом спрашиваю. У нас с Борисом произошел разговор о финансировании того или иного памятника. Что ответили вам? И если этот ответ положительный, то как будет финансироваться этот проект?

Владимир Климычев: Это тоже очень долгая история. Памятник представляет собой, скажем так, скрещение обложки всем известного альбома группы «The Beatles» «Abbey Road» с дорожным знаком, указывающим, где нужно переходить улицу. То есть вместо одной фигурки там идут четыре, и надпись «The Beatles». История долгая, потому что я пытался обращаться с этой идеей в представительство Нижнего Новгорода в Москве, потом я обращался в Британский совет, в Нижегородское отделение. Эту идею отфутболили тоже в Москву, британскому атташе какому-то, с которым я лично не общался. В общем-то, идея как бы его насмешила, но он сказал, что эта идея не подходит ни под один проект Британского совета. Значит, это ни культура, ни как бы дорожное строительство, было сказано что-то типа того. Но потом мне подсказал обратиться в лондонскую мэрию... это мне подсказал Сева Новгородцев, который в Лондоне, как известно, находится часто. Я написал письмо в Британский совет, там была какая-то новая совершенно мэрия, скажем так, прогрессивная, по словам Севы Новгородцева. Я написал письмо, и мне действительно пришел ответ, не сильно обнадеживающий. Было сказано, что мой проект не вписывается как бы по стилистике вообще в систему дорожных знаков Лондона. То есть опять как бы к этому отнеслись не как к искусству, а именно как к дорожному знаку, скорее, который должен быть сделан по каким-то канонам и правилам. Я не знаю, насколько можно развивать эту идею, можно изменить его облик, наверное, но я думаю, что ответ будет, в общем-то, следующий примерно таким же, что-то еще не понравится.

Олег Вахрушев: То есть в Великобритании тяга к традиционализму все-таки велика.

Борис, скажите, пожалуйста, насколько широки рамки тех проектов малых архитектурных форм, которые вы допускаете к участию? Насколько может быть смешным памятник, насколько может быть серьезным памятник?

Борис Долинго: Ну, на самом деле, они в этом смысле, как вы говорите... я бы сказал, что практически не имеют пределов. Потому что памятник может быть и серьезным, и вполне смешным. У нас это оговорено в положении о конкурсе. И если кто-то интересуется, значит, можно еще позвонить, потому что время есть для сдачи работ. Можно позвонить либо в Музей истории архитектуры и промышленности Урала (все знают – это на Плотинке), либо непосредственно к нам в организацию, телефон: 377-57-38 – могут позвонить и задать интересующие вопросы.

Но одна из доминант, по которой нам хотелось бы максимально собрать большое количество интересных работ, - это тема Европы и Азии. Во-первых, имеется в администрации города стратегический проект «Границы частей света». Может быть, слушатели знают, что на 17-ом километре Московского тракта запланировано грандиозное строительство комплекса. Будет установлен знак, огромный знак, 180 метров над дорогой, символизирующий европейско-азиатское единство...

Олег Вахрушев: Глобально!

Борис Долинго: Да, глобально. Знак будет иметь на себе ресторан, ну, фактически такая Эйфелева башня у нас появится. Рядом, там же будет большой историко-культурный комплекс, в который будет входить гостиница, различные павильоны музейные и интересные образования, которые будут привлекать гостей города, иностранных туристов, о которых уже говорилось сегодня в передаче – очень важный вопрос.

Олег Вахрушев: Борис, скажите, а для участия в конкурсе допускаются иногородние граждане?

Борис Долинго: В принципе, у нас допускаются, конечно, любые граждане, лишь бы это были профессиональные архитекторы – у нас вот это ограничение.

Олег Вахрушев: То есть человек должен быть профессионалом?

Борис Долинго: Да. Либо студент соответствующего направления, либо профессиональный архитектор, скульптор.

Олег Вахрушев: А к чему это говорю, просто совсем недавно администрация одного из районов Екатеринбурга отказала в размещении, в установлении памятника «The Beatles» как раз же. Хотел Владимиру предложить со своим памятником поучаствовать в вашем конкурсе.

Борис Долинго: Ну, дело в том, что, наверное, можно поучаствовать, но у нас там есть тематики определенные, по которым все-таки в первую очередь будут оцениваться работы. И один из главных критериев, как я уже сказал, - это вопросы, связанные с европейско-азиатскими мотивами, скажем так. Вот они наиболее интересны. Потому что хотелось бы, так скажем, начать с этого продвигать эту идею.

А вообще для нашего города, мне кажется, это актуальнейший вопрос – такие малые архитектурные формы, веселые памятники в этом контексте малых архитектурных форм, веселые комплексы, какие-то веселые элементы городской среды. Это более широкое понятие, чем просто скульптура, чем памятник, скажем, сантехнику, который у нас есть в городе, или памятник, который возле старого вокзала – там скульптурная группа путейским рабочим сделана. Ну, это на самом деле ведь очень оживляет. Город у нас местами... он меняется, конечно, в последние годы, но все равно он исторически промышленный город, очень много промышленных зон, из-за этого создается, особенно в осенне-зимний период, мрачноватое настроение в городе. И такие композиции – это, безусловно, то, что может город сделать несколько другим, более дружелюбным к наблюдающему за ним человеку, и более комфортным для жизни, значит. Потому что если человек, утром выходя на работу, бросает взгляд на какое-то симпатичное образование, на симпатичную скульптуру, мне кажется, что и настроение его меняется в лучшую сторону.

Олег Вахрушев: Мой последний вопрос литератору из Нижнего Новгорода. Это тот самый вопрос, на который я попросил ответить сегодня слушателей. Владимир, считаете ли вы, что в России сегодня нужны шутливые памятники?

Владимир Климычев: Лично мне, конечно, нужны, потому что Нижний Новгород тоже (и не только Нижний Новгород, но много таких городов) промышленный город, и здесь находиться как-то... чисто визуально глаз ничего не радует. И если бы я встретил что-то, подобное моему что ли проекту, я был бы только рад, конечно. Ну и степень шутливости для меня, честно говоря, важна. Скажем, многие вещи меня не очень трогают. Вот я слышал, что где-то конкурс на памятник букве «Ё» был проведен. Ну вот, наверное, меня бы он не сильно задел. Или памятник валенку меня бы тоже не взволновал. Ну, это дело вкуса, как говорится.

Олег Вахрушев: То есть еще речь идет об остроумии?

Владимир Климычев: Скорее, не об остроумии идет речь. Все-таки должна быть какая-то авторская мысль в этом памятнике. Здесь просто получается так, что кто первым предложил материализовать какой-то расхожий образ, тот, в общем-то, и молодец. Ну, авторская мысль должна быть какая-то.

Олег Вахрушев: Спасибо, Владимир.

У нас последний телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Это Владимир Алексеевич из Москвы. Я считаю, что шутливые памятники нам нужны, потому что у нас достаточно памятников не шутливых и мрачных. И в самом слове «шутливые» есть слово «шут», а шутовства у нас достаточно. Например, тема «Драка в Государственной Думе». Великолепно! Только справится ли скульптор?.. Или, например, «Бюрократия»: «Он в приемной до сих пор - украшает коридор». Или, например, экологическая: «Купался в водах Переплюйки здоровый дяденька и юркий, вдруг похудел и полысел, и стал страшней сушеной тюльки». Но только я думаю, что мы еще не созрели для того, чтобы эти памятники публика не изгадила и не разрушила. Ведь они не должны быть огромными и большими, а они должны быть небольшими, камерными, потому что огромные памятники нам уже надоели – все эти купальщицы с веслами, все эти гигантские, стоящие статуи Петра. Так что, шутливые памятники, я считаю, нужны. И это будет очень здорово. Спасибо большое.

Олег Вахрушев: Спасибо, Владимир.

Кстати, как люди просто сами себя уже веселят что ли, скажем так, недавно в Ревде памятник Максиму Горькому приобрел новый цвет: пиджак стал канареечного цвета, ботинки черные, волосы тоже черные, усы подкрасили. То есть все-таки народ, видимо, стремится к тому, чтобы как-то разнообразить свою жизнь.

И вы уже начали отвечать на этот вопрос, Борис, пожалуйста, продолжите: нужны ли в России шутливые памятники?

Борис Долинго: Что тут еще можно сказать?! Конечно, они просто необходимы. И вот этот процесс внедрения их (я повторяю этот термин) в городскую среду, ну, он емкий, он просто включает все – городская среда, город целиком, большой или малый – они нужны везде. И процесс этот, конечно, должен быть, наверное, таким, как принято говорить сейчас, интерактивным. Потому что и люди, жители, граждане должны обращаться и вносить, несмотря, может быть, иной раз на какую-то прохладность чиновников, нежелание двинуться в этом направлении, нежелание отойти от принятых каких-то нормативов, утвержденных... Потому что, не секрет, бюджетные дела, они утверждаются загодя, и трудно иной раз встроить в бюджетную схему что-то новое, что на этот год не предусмотрено. За это ругают чиновников, но это реалии жизни, иначе невозможно работать в этой среде. И второй элемент – это все-таки и внутри администрации городов, каких-то местных управ должны тоже произрастать такие ростки. Вот что делается, например, у нас. Потому что администрация города поддерживает это направление. И я думаю, что оно будет развиваться. А средства для этого... и я уже тоже об этом упоминал, встает вопрос о том, чтобы проработать привлечение какого-то спонсорского финансирования для этих проектов. Я думаю, что должно кое-что получиться.

Олег Вахрушев: Спасибо, Борис.

XS
SM
MD
LG