Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге активно идет процесс захвата недвижимости, принадлежащей учреждениям культуры


Программу ведет Виктор Резунков. Гость в студии - вице-президент Санкт-Петербургского общественного фонда культуры Михаил Василенко. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Виктор Резунков: У нас в гостях вице-президент Санкт-Петербургского общественного фонда культуры Михаил Василенко. Здравствуйте, Михаил Сергеевич.

Михаил Василенко: Здравствуйте.

Виктор Резунков: В Петербурге в последнее время активно идет процесс захвата недвижимости, принадлежащей учреждениям культуры. Под элитное жилье собираются отдать часть помещений капеллы, а ваш фонд, созданный Раисой Горбачевой и Дмитрием Лихачевым, вообще может быть закрыт. Давайте послушаем репортаж корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской.

Татьяна Вольтская: 13 мая творческий коллектив Петербургской капеллы отказал в доверии директору Евгения Колчину и обратился в городской комитет по культуре с просьбой назначить на должность директора художественного руководителя капеллы Вячеслава Чернышенко. В письме коллектива говорится о том, что Евгений Колчин систематически разрушал материальную, имущественную и финансовую базы капеллы, игнорировал нужды артистов и технического персонала, заменял компетентных специалистов удобными для себя людьми, разрывал отношения с продюсерами зарубежных гастролей, не обеспечивал симфонический оркестр репетиционной базой, пытался срывать концерты. По мнению коллектива, в результате действий директора капелла лишилась права бессрочного пользования землей и зданиями на Мойке, 20.

Говорит председатель городского комитета по культуре Николай Буров.

Николай Буров: Я очень расстроен тем, что там вдруг резко обострилась ситуация. Сейчас в капелле работает комиссия. Хотя это и 18-я комиссия за последние три года, но, тем не менее, я надеюсь, что коллеги как-то помогут разобраться в той ситуации и для начала смягчить конфликт.

Татьяна Вольтская: "Продам тебя, Петра творенье. Искренне ваш. КУГИ". С таким плакатом вышли на митинг протеста музыканты, студенты и представители оппозиции. С этим плакатом можно выходить и к другим зданиям, например, к Невскому, 31, где находится Петербургский общественный фонд культуры, основанный Раисой Горбачевой и Дмитрием Лихачевым. По официальной версии, его помещения должны отойти к Исаакиевскому собору, но в этой истории есть подробности, заставляющие подозревать, что помещение в центре Невского просто слишком лакомый кусок для чиновников. Газета "Смена" написала, что, возможно, следующий в черном списке Дом кино. Николай Буров считает это пустыми слухами.

Николай Буре: О, господи, прости меня, грешного. За что же такие страсти? Я первый раз слышу об этом. Погоня за острой сенсацией иногда идет во вред правде. У страха глаза велики, а прежде, чем чего-то пугаться, вздрагивать и начинать кричать, ой-ей-ей, надо все-таки понять, а что же происходит.

Татьяна Вольтская: Именно это и пытаются делать те, кто выходят сегодня на митинги протеста. Люди не забыли печальную историю с выселением Исторического архива и считают попытки выселить учреждения культуры из центра города наступлением на гражданское общество.

Виктор Резунков: Михаил Сергеевич, у нас уже слушатели звонят. Видимо, это больная тема. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Кузнецов Владимир Сергеевич, Петербург. У меня такой вопрос. Вот обсуждаются Ходорковский и прочее. Пока существует такой тесный творческий "союз" чиновников и олигархов, все это будет продолжаться.

Виктор Резунков: Спасибо. Мы Ходорковского не обсуждали. Ходорковского обсуждали в предыдущем выпуске программы.

Михаил Сергеевич, возвращаясь к нашей теме, расскажите о вашем фонде. Когда и кем он был создан и для каких целей?

Михаил Василенко: Фонд культуры, задуманный и созданный в 1987 году, как один из центров духовной жизни нашего города, был создан почетным гражданином Санкт-Петербурга, академиком Дмитрием Сергеевичем Лихачевым. В эпоху своего становления Санкт-Петербургский фонд культуры являлся подразделением Советского фонда культуры. В работе учредительной конференции, которую открыла зампредседателя Ленгорисполкома Валентина Ивановна Матвиенко, приняли активное участие такие видные деятели советской культуры, как народный артист СССР Кирилл Лавров, народный артист, композитор Андрей Петров, главный дирижер Театра оперы и балета имени Кирова Юрий Темирканов, народный артист Владислав Стрежельчик, директор Государственного Эрмитажа Борис Пиотровский, член Союза писателей Даниил Гранин, список можно продолжать, он достаточно значителен.

Все в жизни взаимосвязано. Как только я услышал фамилию Чернышенко Владислава Александровича, хотелось просто-напросто вспомнить об истории.

Передо мной лежит документ, стенограмма учредительной конференции Ленинградского отделения Советского фонда культуры от 6 мая 1987 года. Если позволите, я пару строк зачитаю.

Валентина Ивановна Матвиенко: "Товарищи делегаты, на учредительной конференции Ленинградского отделения Советского фонда культуры избран 191 делегат, присутствуют на конференции 182 делегата. Позвольте перейти к формированию руководящих органов конференции. Слово для предложения по составу президиума конференции предоставляется Чернышенко Владиславу Александровичу, ректору Ленинградской государственной консерватории имени Римского-Корсакова".

Так что все в жизни взаимосвязано.

Виктор Резунков: У вашего фонда такое красивое название, Фонд культуры, общественный тем более. Какими делами он занимался все это время?

Михаил Василенко: В 1991 году Санкт-Петербургский общественный фонд культуры обрел самостоятельность и до сегодняшнего дня является, наверное, самой авторитетной общественной организацией, воплощающей в жизнь общественно значимые культурные и социальные проекты: идея о поддержке талантливых детей и творческой молодежи. Под эгидой фонда начала свою деятельность комиссия по топонимике, которая вернула многим улицам и площадям Санкт-Петербурга исторические имена. Фонд ведет большую работу в сфере сохранения культурно исторического наследия. Вокруг Фонда культуры концентрируются как самые известные представители петербургской интеллигенции, так и представители молодого поколения. В общественный совет фонда входят такие известные в России и за рубежом деятели культуры, как академики Скатов, Мальцев, народный артист России Лавров, народный артист Юрий Толубеев, Лариса Гергиева. Достаточно много почетных и уважаемых людей.

Виктор Резунков: У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Ольга Ланская, Санкт-Петербург.

Надо быть поближе к народу. Таврический сад, я им занималась, когда дом Толубеева в начале Невского жильцы пытались отстоять от того, чтобы у них во дворе поставили элитный дом. Еще при Яковлеве это было. Они собирались перегораживать Суворовский проспект. Я была депутатом Смольнинского муниципального совета первого созыва, поэтому мне пришлось этим заниматься. Все было бесполезно, дом поставили, свет закрыли, на жильцов наплевали, хотя там сотни людей.

В это же время выяснилось, что весь центр Таврического сада отдан, по-моему, на 99 лет в аренду Набутову, сыну бывшего спортсмена. Как можно Таврический сдать в аренду? Видимо, с Михайловским то же самое происходит. Может быть, надо общественную комиссию и усилия таких фондов, как ваш, направлять на то, чтобы выяснять, кому сдаются наши исторические места.

Виктор Резунков: Хороший вопрос. Собственно, Михаил Сергеевич, если говорить о вашем фонде, у вас такая же ситуация. Буквально 19 мая могут придти судебные исполнители и выселить вас из центра Петербурга, причем не известно куда. В чем дело?

Михаил Василенко: Сейчас можно много говорить, что были нарушения или не были нарушения. Дело в том, что мы стоим на пороге идиотской ситуации. Ведь сейчас речь идет, быть Санкт-Петербургскому общественному фонду культуры, существовать ли ему или не существовать. Вопрос идиотский. Культурная столица нашей России, Санкт-Петербург, может лишиться (мы находимся на пороге развития данной ситуации) фонда, такого международного признанного бренда. Дело в том, что жизнь циклична. Пройдет какое-то время, два или три года, может быть сменится аппарат, может быть, поменяется как-то ситуация, мы будем по-новому создавать подобную культурную общественную организацию. А зачем это делать? Зачем губить? Мы сейчас на пороге 100-летия празднования Дмитрия Сергеевича Лихачева. И, находясь на пороге празднования этого 100-летия, губить детище, которое создано руками почетного гражданина Санкт-Петербурга, разумно ли это? Нет, неразумно.

Виктор Резунков: Вы обращались куда-то, в какие-то инстанции, чтобы разобраться? Вообще, что здесь происходит? Почему отнимают у вас помещение?

Михаил Василенко: Вы знаете, как ни странно это прозвучит, я очень благодарен Валентине Ивановне Матвиенко, потому что полтора года назад общественность города, в состав этой группы, поддерживающей деятельность Фонда культуры, вошли все знаковые, знаменитые люди нашего города, это и Басилашвили, и Бобров Михаил Михайлович, и Бортко Владимир, и Боярский Михаил Сергеевич, в том числе и Николай Витальевич Буров. Мне непонятен предыдущий репортаж, какие сплетни, какие слухи. У меня на руках предписание 19 мая о выселении. Я не пойму, о чем речь идет. Подписали и Кирилл Лавров, и Михаил Шемякин из Америки прислал поддержку, и Лариса Гергиева, знаменитый фотохудожник, Валерий Плотников, список можно продолжать, потому что 40 человек тогда подписалось. И Валентина Ивановна Матвиенко наложила свою резолюцию на это обращение. "Метельскому Игорю Михайловичу, с учетом общественного резонанса разрешите проблему мирным соглашением с обязательным выполнением необходимых условий с вашей стороны в адрес фонда. Доложите о решении". Это письмо было подписано 24 февраля 2004 года.

Виктор Резунков: Дальше как развивались события?

Михаил Василенко: Дальше ситуация вообще непонятная. Дело в том, что такая формулировка в письме - это значимая формулировка, весомая очень. И как можно было ее замытарить, спустив до исполнителей с абсолютно диаметрально противоположными действиями, противоположными тому, что написала Валентина Ивановна... Мне не совсем понятно, кто у нас принимает в городе решения, губернатор или исполнитель, который, скажем так, находится на государевой службе и принимает подобного рода решения. Но ведь ситуация очень простая. Мы так дойдем до того, что можно превратить Эрмитаж в прекрасную семизвездочную гостиницу. Там затраты понадобятся только, наверное, заархивировать все картины и поменять табличку, Государственный Эрмитаж превратить в Эрмитаж-hotel. Стоянка для богатых яхт прямо напротив.

Ситуация непонятная. Да, действительно, на сегодняшний день обстоятельства требуют от нас увеличения ВВП, увеличения бюджета, сокращения расходов, я все это прекрасно понимаю. И, наверное, необходимо подходить к тому, что переводить всевозможные культурные организации на договора аренды, изменять как-то коэффициент. Но к этому надо подходить разумно. Я думаю, что ситуация поменяется все-таки. У нас достаточно много разумных, в том числе и чиновников.

Виктор Резунков: У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Александр. Вот вы говорите про культуру. Я тоже слышал много от наших чиновников про это, говорят, культурная столица. Государственной поддержки я не вижу. Мне кажется, что вы мало влияете вообще на культуру, ваше заведение. Ну, ходят туда люди. Ну и что? В основном ничего не происходит.

Я вчера такую картину наблюдал. Выросшее поколение за перестроечные годы разгромило магазин просто на моих глазах. И тут же они еще сходили в туалет у выхода. Я не знаю, в какие театры они ходили... Не знаю, как вы вообще влияете. А время такое, что, конечно, вас будут выживать постепенно из центра. Там будут только одни богатые, это уже понятно.

Виктор Резунков: У нас есть еще звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Майор запаса Пантюхов Николай Николаевич, Санкт-Петербург.

Вот Михаил Сергеевич тезка нашего знаменитого Михаила Сергеевича, с чьей руки начался развал Советского Союза, теперь уже России продолжается. Вот вы представитель культуры, ваш руководитель, можно так сказать, небезызвестный Швыдкой в свое время заявил, что русский патриотизм - это прибежище негодяев, а русский национализм страшнее фашизма. Как вы относитесь к этому? Ведь после таких высказываний человека как минимум нужно было бы посадить за разжигание межнациональной розни.

Виктор Резунков: Что вы думаете, Михаил Сергеевич?

Михаил Василенко: Абсолютно правильный первый телефонный звонок и Николаю Николаевичу спасибо за телефонный звонок. Но ведь истоки-то одни. Опять возвращаемся. Да, культура находится в упадке. На сегодняшний день поддержки культуры мы не видим, мы видим только такие печальные сюжеты выборочные, то, что происходит в капелле, что происходит с Санкт-Петербургским общественным фондом культуры. Но нельзя отмахнуться от этого. Культура должна быть, должна быть культура в отношениях, культура физическая и так далее. То есть культура - понятие, с одной стороны полностью определено, с другой стороны, это всеобъемлющее понятие. Поэтому очень печально, конечно, что вы наблюдали такую ситуацию. Но давайте тогда вспомним о людях моего поколения, которые прошли пионерские лагеря, комсомольские собрания и так далее. Наверное, у нас были какие-то другие идеалы, другие были цели. Но стоять и просто смотреть, как разбивают магазин, конечно, я понимаю вас по-человечески, по-своему, потому что вызвать милицию или ввязаться в драку тоже не выход. Хотя вызвать милицию, наверное, надо было.

Что касается национализма и патриотизма, я не хочу обсуждать комментарии, я их не давал.

Виктор Резунков: У нас звонок. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Марина из Москвы. Скажите, пожалуйста, зависит ли уровень культуры от таких организаций и фондов, как ваш или какой-то другой? Я не хочу умалить или сказать, что не нужны такие фонды, а хочу сказать, что, может быть, не достает чего-то другого в государстве, чтобы уровень культуры не падал, а возрастал. Потому что когда в Древней Греции был Фидий, и Мироны создавали своих дискоболов, к примеру, не было, наверное, никаких вообще фондов культуры, а был общий уровень какого-то подъема духовного. А на том уровне, когда подавляется традиционное, духовное, светлое и созидающее, наверное, при создании любого количества фондов все равно будет падать вектор вниз. Воспитание в доме, в семье, в школе, а главное - общество, куда само общество направлено. Ведь не может телевидение, которое хочет в человеке возбудить самое низменное и в таком большом количестве, буквально лишив его зерна созидательного, культурного, надеется, что какой-нибудь небольшой фонд, даже если это уважаемые люди... Хотя я хочу сказать, что сейчас авторитетов нет, вы называли Басилашвили, они все подписывают. Поэтому вы не справитесь с тем, чтобы удержать культуру без общества, без того, что все общество воспитывается сверху.

Виктор Резунков: Хороший вопрос на самом деле. Действительно, у меня складывается впечатление, что при той власти, которая сейчас существует в стране, в принципе, действительно, не надо никаких культурных фондов, вообще ничего не надо, только оставить то телевидение в том виде, в котором оно есть. У вас нет такого ощущения, Михаил Сергеевич?

Михаил Василенко: Риторический вопрос, он достаточно спорный, я считаю. Стоять и наблюдать, как разрушается культура или восстанавливается, быть сторонним наблюдателем, я считаю, что в сегодняшней ситуации неправильно. Потому что мы сейчас, мне кажется, находимся на пороге как раз создания, не могу сказать, шедевров, но, тем не менее, культура уже начала разворачиваться, она становится постепенно на ноги. Посмотрите, если 10 лент назад мы смотрели в кинотеатрах только американские фильмы и питались только американскими гамбургерами, то сегодня есть Блин-дома, сегодня есть плохое или хорошее телевидение, это тоже вопрос общественного обсуждения. Давайте отойдем от той пагубной практики вешания ярлыков.

Виктор Резунков: Давайте вернемся к вашему фонду. На самом деле, кто-то стоит же за попыткой отобрать его?

Михаил Василенко: Делается это, я так думаю, руками чиновников среднего звена. Наверное, да, действительно, есть какой-то интересант. Потому что здание уникальное, на третьем и четвертом этажах находится РЖА (Районное жилищное агентство), которое, в общем-то, можно одним распоряжением главы Центрального района переместить туда, куда угодно. Что мы получаем? Мы получаем свободное здание в центре Невского. Наверное, оно коммерчески интересно. Достаточно много инвесторов на этот лакомый кусок придет.

Я вспоминал про Эрмитаж. Мы потеряли детскую филармонию, мы очень скоро потеряем Молодежный театр на Фонтанке, потому что прекраснейшее пятно для застройки.

Виктор Резунков: Процесс пошел.

У нас звонок. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Наталья Эдуардовна, коренная москвичка. РЖА, сказал ваш гость, это очень точное определение. Проржавело чужое наследство вместе с наследниками. Вот надо называть точно собственность. Это наследство, наследники которого не нравятся вот этим мобилизаторам, которые цапают и наследников, и наследство. Значит, мы должны из двориков убрать автомобили, самих автомобилистов-алиментщиков и тех, кто им эти дворики сдал в аренду, то есть ветераны, которые живут в чужих квартирах, чужое наследство захватили, потому что им наследники не нравились. И, естественно, очистят дворы хотя бы на том основании, чтобы КГБ своих учений во двориках не устраивало со взрывами вот этих самых автомобилей.

Виктор Резунков: На самом деле, Михаил Сергеевич, собственно говоря, даже если бы, к примеру, ваш фонд не проявил себя, допустим, активно в культурной деятельности Санкт-Петербурга, пускай это был бы маленький музей или небольшая библиотека общественная, это общественная организация, это часть гражданского общества. Сам факт того, что уничтожается часть гражданского общества, пускай такая маленькая, уже на самом деле вызывает тревогу.

Собственно говоря, ваш фонд не единственная организация, которая сейчас подвергается нападениям. Это что, передел собственности? Что, по вашему мнению, происходит в городе?

Михаил Василенко: Я уже сказал, что требования жизни - это увеличение бюджетов, увеличение ВВП и так далее. Коротенький ракурс в историю. Давайте вспомним художников, которые в течение месяца митинговали у Мариинского дворца. Да, потихоньку как-то этот вопрос разрешается, логика восторжествовала в этом. Давайте теперь вспомним совсем недавний эпизод с выселением "Митьков".

Я вам перед эфиром хотел рассказать анекдот. Автобус на маршруте едет, в нем находятся пассажиры, водитель, кондуктор. Кто принимает решение об остановке автобуса?

Виктор Резунков: По идее должен пассажир принимать, в хорошем варианте. На самом деле принимает, наверное, водитель.

Михаил Василенко: На самом деле принимает решение человек, который выписывает путевку на этот маршрут. Вот вопрос. Человек, который выписывает путевку на маршрут движения в сторону выселения, отъема и так далее, он ответственен и он должен принимать разумные и грамотные решения. Да, он невидимый, вы, как пассажир, его не видите. Но вы всегда должны помнить, что есть человек, который как принимает решение, так и должен за него отвечать.

Виктор Резунков: Судя по всему, Валентина Матвиенко не является таким человеком, который выписывает путевку. Кто в Петербурге выписывает такие путевки?

Михаил Василенко: Можно очень долго по этому поводу разговаривать. Есть, наверное, влиятельные круги бизнесменов, которые на сегодняшний день монополизировали строительный рынок, монополизировали все, что касается государственных заказов, обеспечения, торговли и так далее. Об этом можно долго разговаривать, это, в принципе, достаточно известные люди в городе. Таких, скажем так, общественных объединений бизнесменов немного, это три всем известных представительств. Я бы не хотел сейчас фамилии называть. Что касается строительства, то на сегодняшний день оно приостанавливается.

Виктор Резунков: Что, будут расселять старые дома в центре Петербурга в дальнейшем?

Михаил Василенко: Я не совсем специалист именно в экономике в этом плане, в расселении старых домов. Да, старые дома надо расселять. Давайте вспоминать о ЖКХ, давайте вспоминать о коммунальных квартирах, к этому надо подходить. Но это надо подходить, чтобы это не было решение одного-двух людей. Давайте проведем общественное слушание, давайте общественное слушание по генеральному плану Санкт-Петербурга.

Виктор Резунков: Да, общественные слушания по генеральному плану Санкт-Петербурга проводятся за городом, то есть в Сестрорецке, насколько мне не изменяет память.

У нас звонок. Пожалуйста.

Слушатель: Хотела бы спросить по поводу фонда. Во-первых, вопрос касается, прежде всего, выселения. Значит, нет вопроса о ликвидации фонда. Так это или нет?

Михаил Василенко: На самом деле и сегодняшняя наша беседа не идет о привязке к какому-то конкретному помещению. Может создаться впечатление, фонд воюет за помещение. Нет, фонд жив, я не знаю просто, как он будет дальше работать, не имея помещения, уйдет ли он в подполье или будет у кого-то в квартире размещен. Единственное, что привязка фонда культуры была к знаковому месту.

Виктор Резунков: Последний вопрос, Михаил Сергеевич. Что вы ждете от сегодняшнего дня?

Михаил Василенко: Разумного решения. Большего ничего не жду. Я жду разумного решения. Потому что мне страшен вопрос, который задает Андрей Юрьевич Толубеев: быть фонду культуры или не быть. Вот маразм ситуации.

Виктор Резунков: Спасибо.

XS
SM
MD
LG