Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Санкт-Петербурге проходят торжественные мероприятия, посвященные Иосифу Бродскому


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марк Крутов.

Кирилл Кобрин: Сегодня 24 мая выдающемуся поэту и эссеисту, лауреату Нобелевской премии по литературе Иосифу Бродскому исполнилось бы 65 лет. Торжественные мероприятия проходят на родине поэта - в Санкт-Петербурге, центром этих мероприятий, как обычно, станет музей Анны Ахматовой. Впрочем, не исключено, что через некоторое время экспозиция, посвященная Бродскому переедет из Фонтанного дома в знаменитый «дом Мурузи» на Литейном проспекте, в котором поэт жил до отъезда в эмиграцию. Я побеседовал с директором музея Анны Ахматовой Ниной Поповой.

Нина Ивановна, давайте начнем с мероприятий, которые запланированы на 24 мая.

Нина Попова: Это, собственно говоря, две выставки, темы которых перекликаются одна с другой. Первая выставка фотографических работ Бориса Шварцмана, художника и фотографа. Там около 70 портретов, фотопортретов, в том числе портрет Ахматовой поздний, похороны Ахматовой, молодо Бродский и поколение 60-х в таком широком диапазоне - от Твардовского, Окуджавы и московские литераторы в том числе, Бродского, Игоря Ефимова и ленинградских литераторов.

А вторая часть это даже не выставка, а будет постоянная экспозиция, не знаю на какой время, она называется условно "Американский кабинет Бродского". Здесь экспонируются вещи, которые музей получил два года назад. Получил даже не для нашего музея. То, что откроется здесь под названием "Американский кабинет Бродского" это, конечно, прелюдия к будущему музею Бродского, который должен быть в "доме Мурузи". Здесь экспозиция дома в Саут-Хедли, его профессорского жилища - какой-то фрагмент интерьера, фотографии, документы, которые там были, плюс еще портреты Бродского ленинградского периода 70-х годов. Фильм о Бродском, фонограмма "Суда", который читает Яков Аркадьевич Гордин.

Кроме того, 25 у нас вечер, на котором будут демонстрироваться два фильма: один фильм Андрея Хржановского "Полтора кота" и второй фильм, снятый в Америке, видимо, в 1995 году, Людмилой Штерн, автор книги о Бродском, будет комментировать этот фильм. Вышло второе издание книги Людмилы Штерн, которая тоже будет представлена в этот день.

Кирилл Кобрин: Не боитесь ли вы музеизации Бродского?

Нина Попова: Он ведь так или иначе уходит в историю литературы. Это от нас не зависит с вами. Потому что 65 лет, а через 20 будет 85, когда-то будет 100 лет. Во-первых, я всегда считала, что в музее может быть незамузеяна та или другая поэтическая фигура, это зависит оттого, как к этому относиться. Мы ни в коем случае не хотим, чтобы это замузеилось, потому что элемент игры и понимание того, что это всего лишь игровое состояние наше с целью дать какой-то импульс для того, чтобы представить себе, увидеть этот материальный мир, среду, заставить думать человека.

Кирилл Кобрин: Давайте обратимся теперь к истории. Что связывает Бродского и музей Ахматовой? Как так получилось, что центром музейной памяти, исторической памяти об Иосифе Бродском в Петербурге, да и в России стал именно музей Ахматовой?

Нина Попова: Это произошло хотя бы потому, что Яков Аркадьевич Гордин через год после открытия музея Ахматовой передал музею библиотеку Бродского и целый ряд документов, связанных с его жизнью в Петербурге. Нами была сделана в том же 1990 году (это было 50 лет со дня рождения Бродского, он был жив) первая выставка здесь в музее, в совсем маленькой комнате, но интерес к ней был огромный. Связь с Ахматовой есть еще, она тоже органична, ее тоже не надо объяснять.

Кирилл Кобрин: Это была директор музея Анны Ахматовой Нина Попова. Мероприятия, посвященные 65-летию Иосифа Бродского проходят не только в музее Анны Ахматовой, но и в петербургском литературном журнале «Звезда».

Завершим тему юбилея Иосифа Бродского эпизодом из его жизни. Как известно, Бродский провел больше года в ссылке в деревне Норенская Архангельской области - с февраля 1964 по сентябрь 1965 года. Бродский был сослан туда как «тунеядец», ведущий «антиобщественный образ жизни» - так определил виновность поэта советский суд. Своими воспоминаниями об этом периоде жизни Иосифа Бродского поделился тогдашний приятель поэта Владимир Михайлович Черномордик, житель города Коноша той же самой Архангельской области. С ним побеседовал мой коллега Марк Крутов.

Марк Крутов: Что вы помните об Иосифе Бродском? Как вы познакомились?

Владимир Черномордик: В начале его высылки, я был в Калининграде. Один мой приятель привез показать мне его стихи. Это было такое заочное знакомство. А потом, когда его выслали сюда, я чуть раньше его попал в такое же положение, тоже сюда, имею в виду Коношу. То, что он здесь, я сначала не знал, но потом мне сказали об этом в библиотеке. Собственно, его здесь как поэта никто не знал тогда, да насколько я знаю, формально его не высылали сюда как поэта. Как на суде ему сказали, он вел антиобщественный образ жизни и так далее. Вот здесь мы и встретились, это был 1965 год, в нашей библиотеке. Ему еще не давали книги, а меня здесь знали. Я этот вопрос уладил. Очное знакомство у нас состоялось в 1965 года.

Потом я был раз пять у него в Ленинграде по неделе, по две. Был еще несколько раз у его родных, уже после того, как он был выслан за пределы.

Марк Крутов: Какую самую яркую историю из вашего общения вы можете вспомнить?

Владимир Черномордик: Да историй у нас было до черта, извините. Помню, как мы проводили день рождения его здесь. Помню, что было, когда его уже освободили. Он был в Ленинграде, он там чувствовал себя весьма неуютно. Его и там не оставляли в покое. Был такой оригинальный эпизод, когда я ему насвистываю известную "Лили Марлен", а он тогда об этом ничего не знал, но о войне интересовался. Я после войны был в Германии. Я не знал слов, знал только мотив, но вот непроизвольно вдвоем написали эту вещь. По-моему, какая-то газета печатала. Могу вспомнить даже:

"Возле казармы в свете фонаря,
Кружатся попарно листья сентября.
Как бы хотел у этих стен,
Стоять с тобой, стоять с тобой моя Лили Марлен".

Кирилл Кобрин: С приятелем ссыльного Бродского беседовал мой коллега Марк Крутов.

XS
SM
MD
LG