Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Звездный блеск Московского кинофестиваля


Елена Фанайлова: Звездный блеск Московского международного кинофестиваля связан с историческим решением жюри во главе с Григорием Чухраем дать главный приз фильму Федерико Феллини вопреки мнению Коммунистической партии и советского правительства. Нынешние фестивали связаны с фальшивым блеском Сваровски, и притворной и оттого вдвойне омерзительной нищетой духа ведущего программы "Большая стирка", который во время церемонии открытия фестиваля метался, как мартышка, и хватал за руку молодую актрису. Девушка вполне в стилистике "Большой стирки", подвизгивая, рассказывала на камеру, как Гоша Куценко бил ее на съемках ногами.

Антураж фестиваля - не столько ковровая дорожка кинотеатра "Пушкинский", которая расстилается на два часа, сколько обшарпанное советское закулисье Дома кино и Госкино. Музей кино под угрозой михалковского закрытия, по иронии судьбы продолжающий принимать некоммерческие программы фестиваля, и горстка энтузиастов и киноманов.

Отборщик фестиваля кинокритик Алексей Медведев считает, что у Московского международного кинофестиваля сегодня есть скромное, но достойное место.

Алексей Медведев: Я думаю, что объявлять его главным экспортным российским брендом было бы, по меньшей мере, преждевременно, хотя в этом нет ничего страшного, никакой трагедии. Потому что тенденции мирового кино - все самое актуальное, все самое интересное происходит в трех европейских городах, которые называются Канны, Берлин и Венеция. Но то, что мы уже имеем фестиваль, стоящий в следующей группе за этими тремя "китами" фестивального мира, примерно на одном уровне с Сан-Себастьяном, другими европейскими кинофестивалями, это очевидно.

Экспортная задача такого бренда не стоит. Другой вопрос, что благодаря русскому размаху торжественным церемониям открытия, закрытия и личности нашего президента Никиты Сергеевича Михалкова, который умеет с купеческой удалью поразить наиболее важных и принципиальных гостей из разряда vip, что у нас по протоколу проходят, это укладывается в идею русского экспортного бренда. Что касается кинематографа, это просто одно из важных событий на европейском культурном пространстве.

Московский кинофестиваль как и все фестивали, принадлежащие ко второй группе, которые никогда и ни при каких условиях не могут претендовать на премьеру новой картины Ларса фон Триера или Дарденов, поэтому мы пытаемся сработать на том, чтобы заметить какого-то режиссера чуть раньше, чем он приобретет всемирную известность.

Елена Фанайлова: Говорил кинокритик Алексей Медведев. Виктор Матизен, глава гильдии киноведов и кинокритиков, обозреватель газеты "Новые известия", так смотрит на блеск и нищету Московского международного кинофестиваля.

Виктор Матизен: Выражения "блеск и нищета" в полной мере относятся к советским временам, когда блеск состоял в том, что тогда был первый фестиваль социалистического мира, а нищета состояла в духовной нищете этого самого социалистического мира. Затем на какое-то время это был блеск, потому что все думали увидеть потаенную Россию, после советского режима. Первые два фестиваля прошли на этой волне. Затем наступила эпоха нищеты, когда все поняли, что Россия - это просто одна большая дыра, в которой нет кино и нет рынка. Так продолжалось до тех пор, пока так сложилось, что одновременно стал расти рынок, и пришел Михалков к руководству фестиваля. Поскольку на фестиваль едут к кому-то, то едут к Михалкову. Учреждение премии Станиславского сделало Москву притягательной для практически всех зарубежных кинозвезд. Поэтому блеска добавилось.

О нищете я бы уже не говорил, потому что кинорынок у нас развивается. Стало быть, есть шансы, что западные продюсеры будут с удовольствием давать фильмы на раскрутку в Москву, зная, что потом они прокатятся по городам и весям нашей родины, и Московский фестиваль скажется на их прокатной судьбе. Тогда у нас будет все нормально. Потому что рынок у нас совершенно гигантский, меньше только китайского рынка. В Китае фестиваль мог быть еще по мощнее, чем наш.

Елена Фанайлова: Говорил Виктор Матизен, глава гильдии киноведов и кинокритиков. Продолжает директор программ ММКФ, председатель отборочной комиссии Кирилл Разлогов.

Кирилл Разлогов: Блеск Московского фестиваля, в первую очередь, в интеллектуальном уровне программ того, что происходит на полях фестивалях, разного рода дискуссиях и обсуждениях, в связях, пусть недостаточно крепких, фестиваля с кинопроизводством, в умении отобрать картины разных планов, разных типов, разных вкусов, не ориентируясь на какой-то один конкретный вкус конкретного человека.

Нищета Московского фестиваля в том, что внешний блеск занимает 90 процентов времени и сил. Денег уже не хватает, не говоря о том, что на блеск внутренний их не хватало никогда. Внешняя мишура фестиваля очень соответствует тому, как живут новые русские. Интеллектуальная жизнь фестиваля в значительной мере соответствует тому, как живет безденежная интеллигенция. Кинематографическая жизнь фестиваля более или менее соответствует кинематографической жизни страны.

Елена Фанайлова: В этом году Московский международный кинофестиваль всерьез столкнулся с призраком нищеты. Как сообщил заместитель руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии Алексей Голутва, бюджет фестиваля сокращен на 20 процентов, а из-за недавнего празднования 60-летия Победы на помощь спонсоров и меценатов рассчитывать уже неловко. Как сказалась дыра в бюджете фестиваля на его качестве? Отвечают Виктор Матизен, Алексей Медведев, Кирилл Разлогов.

Виктор Матизен: Это проявляется в том, что все интересное, новое, что предлагаешь, говорится - денег нет.

Алексей Медведев: Понятно, какие самые дорогостоящие затраты фестиваля. Это, разумеется, приезд звезд, количество гостей фестиваля, в том числе возможность пригласить кого-то из зарубежной прессы, каких-то людей представлять фильмы. Разумеется, фестивальная команда старалась, чтобы эта яма не была заметна. Но самые какие-то дорогостоящие проекты, в том числе введение конкурса документального кино, их пришлось отложить как минимум до будущего года.

Кирилл Разлогов: На фильмах, которые привезены, это не сказалось. Может быть, у них не хватило денег на каких-то там еще дополнительных звезд, но все-таки для меня звезды - это не первое дело. Звезды - это та белая кость, которую нужно швырнуть народу, чтобы он посмотрел на лица и понял, что событие состоялось.

Елена Фанайлова: Так реагируют кинокритики на проблемы с финансированием Московского международного кинофестиваля.

XS
SM
MD
LG