Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Берлинские дни Аллы Баяновой


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

Никита Татарский: Прекрасная певица, народная артистка России Алла Николаевна Баянова, живущая ныне в Москве, бывала, выступала и жила во многих странах мира. О ее берлинских днях - европейская история Юрия Векслера.

Юрий Векслер: Когда мы желаем близким и приятным нам людям долгих лет жизни, то делаем это конечно искренно. Когда же оказывается, что человек действительно живет долго, то прелесть этого для других, возможность при помощи такого человека заглянуть в уникальное прошлое, не всегда бывает оценена по достоинству. Аллу Николаевну Баянову, певицу, исполнительницу русских романсов, представлять в России не надо. Ей, прожившей большую часть жизни в эмиграции, выпали встречи с замечательными личностями, о которых она написала в своей книге.

Алла Николаевна повидала свет и, в частности, довоенные Иерусалим, Париж и Берлин. Существует фотография, запечатлевшая 8-летнюю Аллу на фоне берлинского Рейхстага. А несколько лет назад Алла Николаевна побывала с единственным концертом в Берлине. Я вместе с актрисой Ольгой Конской был организатором этого выступления. После него мы вместе ужинали и на Аллу Николаевну нахлынули воспоминания о 20-х годах в Берлине. Она вспомнила, в частности, песенку одного из русских кабаре.

Алла Баянова:

Ну, это было здесь, в Берлине...
Здесь в Берлине, на чужбине
Наш хоровод смеется и поет.
Прочь тоска, прочь печаль
И старушек мораль,
Наша жизнь - маскарад,
Маски в ряд, и все с фонарями.
Пусть несутся вереницей
Маски, маски.
Вместо были - небылицы,
Сказки, сказки.
Помоги нам ночь
Скуку превозмочь,
Хмурой правде жизни скажем:
"Прочь! Прочь! Прочь!"

Юрий Векслер: Затем Алла Николаевна в лицах показала знаменитый номер кабаре тех лет, в котором участвовал ее отец - хор братьев Зайцевых. Каждый участник небольшого вокального ансамбля, объявляемого, как хор братьев Зайцевых, был внешне абсолютно не похож на других и был типичным представителем какой-нибудь национальности.

Баянова описала несколько номеров из программ кабаре Никиты Балиева "Летучая мышь"...

В конце вечера она неожиданно стала напевать по-немецки, а другой день дала интервью берлинскому радио на хорошем немецком языке. Я был удивлен, и меня заинтересовал романс, который я услышал от Баяновой...

Алла Баянова:

Старая песня,
Это всего лишь старая песня.
Любовь приходит, любовь уходит,
И поздно плакать...

Юрий Векслер: Теперь я знаю то, чего не знает сама Алла Николаевна. Автор стихов запавшего ей в молодые годы в душу и забытого ныне в Германии венского шлягера 20-х годов был также и автором многих текстов классических оперетт, в частности, оперетты Легара "Страна Улыбки". Его звали Фриц Лёнер-Беда. Гитлер, как известно, любил венскую оперетту, поэтому многие тексты Лёнер-Беды без упоминания в программках имени автора, фюрер слушал и тогда, когда сам поэт доживал свои последние дни в Освенциме...

Этот берлинский ужин с Аллой Николаевной всегда в моей памяти, как праздник. Ей тоже было хорошо тогда и хотелось, и удалось красиво завершить свой полет ассоциаций...

Алла Баянова: Ну все, я пью за искусство, настоящее искусство. То, что я в своей жизни видела, это осталось у меня до гроба.

Все красивое в прошлом далеком,
И следы лишь былой красоты.
Все ушло. Я стою одиноко...
XS
SM
MD
LG