Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В петербургском "Манеже" открывается выставка «Искусство Якутии»


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие народный художник Российской Федерации лауреат Государственной премии Республики Саха (Якутия) имени Оюнского Афанасий Мунхалов.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии народный художник Российской Федерации лауреат Государственной премии Республики Саха (Якутия) имени Оюнского Афанасий Мунхалов. Сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую мы будем обсуждать в прямом эфире Радио Свобода.

Сегодня в петербургском "Манеже" открывается выставка, организованная Национальным художественным музеем Республики Саха и Союзом художников Якутии. Выставку откроет традиционный обряд "Алгыс" - обращение к богам Верхнего мира с просьбой о благословлении мероприятия и присутствующих.

Дмитрий Казнин: На выставке «Искусство Якутии» современное искусство этого региона будет представлено живописью, графикой, скульптурой, театрально-декорационным искусством, произведениями народного и декоративно-прикладного искусства. В произведениях якутских художников много национальных мотивов, в картинах переплетается реальное и мифологическое. Художники ностальгируют по уходящему укладу жизни, дают современную интерпретацию легенд и сказаний. Мифологическое творчество как проекция сохранившегося еще в Якутии мифологического сознания - особенность не только жизни, но и творчества якутских художников.

О выставке рассказывает научный сотрудник Национального художественного музея Якутии Юлия Луценко...

Юлия Луценко: На выставке будет показано около 500 произведений из собрания Национального художественного музея республики, из фондос Союза художников Якутии и из мастерских якутских художников. Отдельный раздел выставки представлен произведениями современных художников Санкт-Петербурга, которые переданы в дар Национальному художественному музею Республики Саха в 2005 году. И будет организован ряд мероприятий. Одно из мероприятий - это мастер-класс якутских художников, в том числе академика Афанасия Николаевича Осипова.

Дмитрий Казнин: На открытии, известные якутские музыканты исполнят этнические вариации на национальных инструментах со звуковой имитацией голосов животных и птиц, а ведущий модельер - дизайнер республики Августина Филиппова покажет коллекцию эксклюзивной одежды с использованием элементов якутского национального костюма и украшений. Также, на открытии будет совершен древний обряд.

Юлия Луценко: Выставку откроет традиционный обряд "Алгыс", обращение к богам Верхнего мира с просьбой о благословлении мероприятия и присутствующих. Там будет возжигание огня и горловое пение. В принципе у нас всегда, когда открываются какие-то мероприятия, обычно, чтобы все хорошо происходило, всегда возжигается огонь и приносится своеобразная такая жертва.

Дмитрий Казнин: Организаторы выставки надеются, что посмотреть якутское искусство придут не только якуты, живущие в Петербурге, которые даже имеют здесь свою диаспору, но и жители города, для которых искусство таинственного края, и современное и традиционное, откроется во всем многообразии.

Ольга Писпанен: Афанасий Петрович, мы слышали в репортаже корреспондента, что выставка открывается специальным обрядом - обращением к богам Верхнего мира. Насколько сегодня еще сильны языческие обряды в повседневной жизни в Якутии? Это обычная практика, что что-то открывается именно таким жертвоприношением?

Афанасий Мунхалов: Нет, это не жертвоприношение, это традиционная якутская, бытующая во все времена национальная традиция. Обряд проводят, если где-то в какой-то семье родился ребенок, построен новый дом или праздник ысыах, летом проходит он.

Ольга Писпанен: Что это за праздник?

Афанасий Мунхалов: Это самый большой национальный праздник якутов, который отмечают в пик созревания, тепла, травы, всех растений, души человека, это летом, где-то 20 июля. Проходит повсеместно, во всех улусах и в центре города Якутска. Там спортивные состязания, там конные скачки, кумысопитие. Из кобыльего молока делают такой напиток - кумыс, это и Башкирия делает.

Ольга Писпанен: Я знаю, даже в Госдуме продается кумыс.

Афанасий Мунхалов: Да. Встреча солнца - это тоже сейчас практикуется. И обязательно "Алгыс", это благословление духа огня, того места, где будет проходить праздник, прошение Верхнего мира, чтобы боги дали счастья, благословили все наше развитие, чтобы было благосостояние у народа.

Ольга Писпанен: Но это языческий все равно обряд, да?

Афанасий Мунхалов: Происхождение языческое, конечно.

Ольга Писпанен: У нас, конечно, остались какие-то гипертрофированные уже обычаи, там, обрезание красной ленточки...

Афанасий Мунхалов: Да, сохранился.

Слушатель: Уважаемый гость студии, я бы хотел ваше внимание заострить на следующем. Сейчас пытаются развить понятия русский фашизм, национализм, шовинизм и так далее. К примеру, Америка, когда завоевала свою территорию, уничтожила все коренное население - индейцев. Это было буквально два столетия тому назад. Русские же, бок о бок живущие с вами, коренным народом Якутии уже более 400 лет, не только не извели этот народ, а вывели его в цивилизованный. Вместе с русскими они живут сейчас бок о бок, получили республику. В советский период они жили очень хорошо. Как вы считаете, есть проявления русского шовинизма или нет?

Афанасий Мунхалов: В нашей республике проживает очень много национальностей, они имеют свои общины. У нас большинство населения - якуты и русские. Даже у нас русских больше по численности, чем якутов. У нас нет никакой ненависти друг к другу. Мы живем на той основе, которая заложена была при советской власти.

Ольга Писпанен: То есть никаких притеснений на самом деле нет, пожаловаться не можете?

Афанасий Мунхалов: Нет, у нас развиваются все национальные искусства. Таких проявлений у нас нет, даже уличных каких-то проявлений, в жизни, что русские, что якуты - такого нет.

Слушатель: Валера, Екатеринбург. Во-первых, хотел бы обратиться к гостю, почему-то у него такая манера говорить насчет языческих традиций, как будто извиняющаяся: да, уж так у нас сохранилось. Я бы, как русский, например, гордился сохранением моих языческих народных традиций, которые, к сожалению, православие совершенно уничтожает. И второе, в последнее время часто слышится, что якуты говорят: мы - наследники Чингисхана. Хотелось бы спросить, чувствуют ли они перед собой хотя бы моральную вину перед Русью за то, что они три века с нами вытворяли?

Ольга Писпанен: Хороший вопрос.

Афанасий Мунхалов: Языческих традиций мы не стесняемся, наоборот, развиваем эту традицию. Лично я, когда иду на охоту на новое место, поклоняюсь духам места, духам озера, обязательно перед тем, как выйти на охоту, прошу удачи от духа огня, духа озера, духов природы. Обязательно мы этих традиций придерживаемся.

Ольга Писпанен: Кстати, у вас даже, я читала, изучением шаманизма, языческих ритуалов и обрядов занимается целая Ассоциация народной медицины республики. Так что извиняться не за что.

А как вы ответите на второй вопрос слушателя?

Афанасий Мунхалов: Сейчас точно определить, что мы происходим от Чингисхана, трудно, поэтому идут разные споры. Найти, откуда мы приехали, всегда мы были в Якутии или откуда-то приехали, трудно. Конкретно, что мы потомки Чингисхана, мы не знаем.

Ольга Писпанен: То есть это гипотеза, и пока это не доказано?

Афанасий Мунхалов: Да. Потом мы не стесняемся наших обычаев, мы развиваем свою культуру, свои традиции. Сейчас снимается кино о Чингисхане в Туве, снимает наш известный режиссер Андрей Борисов, он же и министр культуры нашей республики.

Ольга Писпанен: Значит, все-таки министра культуры заинтересовали истории о том, что вы - потомки Чингисхана.

Слушатель: Это Эдуард из Петербурга. На мой взгляд, художник чем-то очень близок к шаману, он же служит богам, духам. Прав я или нет? Как в Якутии относятся к художникам, как именно к шаманам? Потому что, например, в России художникам кажется, что их собираются уничтожить, потому что отбирают мастерские, в Петербурге, в частности, мастерские Фонда Союза художников, огромное здание собираются отобрать, воспринимают их, как мелкобуржуазный, кажется, элемент. В Якутии художники защищены от каких-то промышленных монополий и так далее?

Афанасий Мунхалов: Я знаю, что в других регионах есть негативное отношение к художникам, что отбирают и мастерские, и прочее. Есть даже и другие моменты в регионах, когда обеспечивают художниками мастерскими, поддерживают их. У нас середина такого отношения: та поддержка, которая была при советской власти, сейчас уже не существует, мастерскими нас не обеспечивают, но общая поддержка - организация выставок, поддержка творческих поездок - у нас существует, поэтому такой дискриминации художников, как отбирание мастерских, этого нет. Раньше мы существовали на средства Художественного фонда, это было такое заведение, где художники платили взносы, платили налог предприятия Художественного фонда, и на этой основе мы ездили и в дома творчества бесплатно, жили там. Сейчас этого нет.

Ольга Писпанен: У вас уже настоящий рынок?

Афанасий Мунхалов: Сейчас да, настоящий рынок.

Ольга Писпанен: То есть продаешься - значит, ты успешен?

Афанасий Мунхалов: Да, на свои средства живешь. Сравнение художника с шаманом, наверное, преувеличение, но все-таки художник отличается от простого человека чем-то.

Ольга Писпанен: А у вас? Вот вы говорите, что, отправляясь на охоту, вы обязательно проводите какие-то обряды.

Афанасий Мунхалов: Это традиция.

Ольга Писпанен: А когда вы творите, когда вы пишете, вы обращаетесь за помощью, за вдохновением к кому-то?

Афанасий Мунхалов: Даже можно так относиться к тем богам...

Ольга Писпанен: Ну, то есть вы себя шаманом не назовете?

Афанасий Мунхалов: Нет, в такое состояние мы не входим.

Слушатель: Во-первых, очень приятно слышать представителя малых народов, которых раньше так старались опекать. А вот сейчас, уменьшается численность вашего народа или увеличивается?

Афанасий Мунхалов: Я считаю, что мы не относимся к малым народам. Территория у нас - одна шестая часть России, при этом численность нашего населения, конечно, мала для такой территории. У нас нет миграции коренных народностей. Русские, украинцы уезжают из Якутии, потому что из-за неэффективности закрываются те промышленные предприятия, которые раньше добывали олово, золото, алмазы. А численность населения Якутии не уменьшается, коренных народов, наоборот, есть прирост.

Ольга Писпанен: Что такое традиционное искусство Якутии и есть ли оно? Оно очень сильно отличается от, скажем, искусства средней полосы России?

Афанасий Мунхалов: Основной костяк членов Союза художников Якутии окончил высшие учебные заведения в Москве, Санкт-Петербурге.

Ольга Писпанен: Это понятно, но вы говорите, что у вас есть поддержка народного искусства. Вот это что?

Афанасий Мунхалов: Конечно. В профессиональном изобразительном искусстве мы придерживаемся искусства европейского, русского, вот этого направления. А внутренний дух нашего искусства все-таки имеет народные корни. Мы изображаем быт нашего народа, их жизнь, их культуру, их обычаи, исходя из нашего фольклора. Народное искусство сегодня будет показано на выставке, современные костюмы наших модельеров тоже там будут выставлены. Сегодня вот это благословение огня тоже покажут в своих костюмах.

Слушатель: Я обратил внимание, что ваше имя и фамилия русифицированы. Есть сейчас тенденция среди новых поколений якутов к возврату к исконным каким-то якутским именам? Фамилии звучат сейчас как-то иначе?

Афанасий Мунхалов: Нет, фамилии сейчас не звучат иначе, как было, так и есть. Мы же христиане, давно мы эту веру приняли. Но есть тенденция называть детей нашими именами, особенно девочек. Есть некоторая тенденция, но это, в общем-то, не нарушает общее наше отношение к христианской вере. Я, например, Мунхалов, это фамилия...

Ольга Писпанен: Она что-то значит?

Афанасий Мунхалов: Да, основание якутское, но добавляется "-ов". Мунхал - это такой шалунишка, что ли.

Слушатель: Те, кто никогда не был в Якутии, представляют жизнь там какой-то странной, экзотической. Я там работала после окончания педагогического института в 63-64-м годах в Якутске. Жизнь там совершенно такая же, как в Подмосковье, в Москве, абсолютно никакой разницы. Я хочу привет передать вашему гостю.

Ольга Писпанен: Считается, что существует такой русский архетип - этакий лентяй, сидящий на печи, ожидающий своего часа, чтобы совершить подвиг, на ежедневный рутинный труд не способный. Есть ли какой-то архетип якута?

Афанасий Мунхалов: По-моему, такого у нас нет.

Ольга Писпанен: Какая-то национальная черта характера?

Афанасий Мунхалов: Раньше соревнования были по силе, по еде.

Ольга Писпанен: То есть такой дух соревновательства в вас живет?

Афанасий Мунхалов: Есть такой дух. Например, кто-то услышит, что в другом улусе есть сильный человек...

Ольга Писпанен: Нужно пойти и обязательно померяться силами?

Афанасий Мунхалов: Надо померяться силами с ним.

Ольга Писпанен: Есть сегодня какой-то народный, национальный герой, которого бы почитали коренные народности?

Афанасий Мунхалов: Недавно у нас в Мегино-Кангаласском улусе прошел большой праздник, посвященный 200-летию национального героя древности Василия Манчаары. В связи с этим прошли спортивные соревнования, конные скачки. Очень организованно все прошло. К празднованию построили новый стадион, молодым специалистам построили дома и отдали им ключи. Победителям соревнований, которые ставили большие рекорды в борьбе и прочем, вручили призы - 7 машин "Уаз".

Ольга Писпанен: А чем так прославился этот Василий Манчаар?

Афанасий Мунхалов: Василий Манчаар восстал против богачей в свое время, защищал бедных, раздавал то, что он доставал бедным. Это первое такое проявление народного гнева против богачей, против неравноправия.

Слушатель: Добрый день, Афанасий! Бородулин Василий. Конец 60-х годов, экспедиция НИИ художественной промышленности по поискам и возможной помощи народным мастерам и развитию художественных промыслов Якутии. Мы тогда с вами познакомились. Я очень рад, что вы в таком хорошем состоянии, пишете, художник. Мне это чрезвычайно приятно. У меня к вам один вопрос. Нас тогда поразили музеи школьные, где были замечательные коллекции традиционного искусства - одежда, костерезные вещи, серебро. Сейчас такие музеи есть?

Афанасий Мунхалов: Мне очень приятно слышать ваш голос. Сейчас стало меньше общения с художниками. Вчера мы встретились с давним знакомым, здесь известным художником Ленинграда Андреем Яковлевым, он сегодня на выставку придет с супругой, супруга у него - искусствовед. Отвечаю на ваш вопрос: у нас очень много музеев сейчас. Существует Национальный художественный музей, который представляет сегодня выставку, и есть краеведческий музей, который объединяет все музеи, которые находятся на территории республики. Есть школьные музеи, тоже очень хорошие, они собирают и сохраняют традиционную нашу утварь, вещи старинные, делают экспедиции, поиски. В данное время это направление развивается.

Ольга Писпанен: В России очень часто можно в газетах, на телевидении увидеть рекламу всяческих магов, шаманов, которые заговорят тебя, излечат от всего на свете. В Якутии осталось такое же доверие к шаманам, которые там практикуют? Насколько распространено обращаться за помощью к шаману?

Афанасий Мунхалов: Шарлатанов было и раньше, и сейчас много. Их отличает напор, но народ сейчас все-таки стал умнее и разбирается. Сейчас у нас настоящих шаманов все-таки мало, их можно пересчитать по пальцам, и им верят, конечно.

Слушатель: Как вы считаете, вот эта несправедливость, которая идет по России, долго продлится? Народ бедствует, люди беззащитны, не могут никуда обратиться, по телевизору одно вранье идет.

Афанасий Мунхалов: Срока я не могу указать. Но я все-таки надежду не теряю, что это время пройдет. Молодежь сейчас ругают все время, но есть очень талантливая молодежь, она, наверное, будут развивать хорошие традиции.

XS
SM
MD
LG