Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поджог магазина «Фаланстер»: следствие не торопится


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Дмитрий Волчек: Москва лишилась двух магазинов интеллектуальной книги – «Билингва» и «Фаланстер». Владельцы клуба «Билингва» считают, что пожар в здании произошел по бытовым причинам. Фаланстер был в прошлую пятницу подожжен неизвестными. «Диалектикам из «Фаланстера» все абсолютно ясно, - пишет в «Русском журнале» прозаик Алексей Цветков. – Это никак не могли быть те, кого пресса обычно подозревает в пиромании. Любые «ультрас», «контрас» и «анти» ходили сюда, как к себе домой, а значит поджечь могли только наиболее законопослушные, ответственные, созидательные и конструктивные представители нашего общества». С погорельцами встретилась корреспондент Свободы Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Возле магазина «Фаланстер» стоит лоток, а на нем облитые из огнетушителя тома. Продавцы выносят книги на улицу через окошко, из помещения тянет гарью. Магазин-библиотека выгорел почти полностью, склад уцелел. О том, как произошел поджог магазина «Фаланстер», рассказывает его соучредитель Борис Куприянов.

Борис Куприянов: С четверга на пятницу в два часа ночи двое молодых людей, по словам очевидцев, которых много, разбили окно и бросили какие-то предметы в помещение. Сначала раздался характерный хлопок, видимо, был небольшой взрыв, потом начался пожар. Слава богу, у нас прекрасные соседи в доме, они тут же среагировали. У нас в помещении находился сторож. Соседи выломали решетку, потому что взрывом были деформированы перегородки, он не мог выйти, и фактически его спасли и потом стали тушить пожар еще до приезда пожарных. Потом приехали пожарные, достаточно быстро все потушили, возгорание было не очень большое. Естественно, во время пожара приехала милиция, даже дежурный по городу. Была проведена экспертиза внешняя вокруг здания. Была найдена бутылка с бензином. После этого было установлено оцепление в ожидании дознавателей из пожарных органов, из МЧС. В 12 часов оцепление было неожиданно снято и про нас забыли. На мои визиты в милицию отвечали: «Можете заходить, делайте, что угодно». «Как же так, не было никакой экспертизы?». «Экспертиза была». «Как же она была, когда я приехал в два часа, еще трудились пожарные, и после этого экспертизы не было никакой?». К нам пришел пожарный дознаватель, сказал, что, очевидно, поджог - не их юрисдикция, этим занимается милиция. И в общем-то все. Сообщили, что дело передано в УВД и вроде бы заведено дело. По какой статье и кто расследует, я не знаю, пока никто с нами не связывался.

Елена Фанайлова: О причинах поджога пострадавшие могут только догадываться.

Борис Куприянов: У нас действительно нет соображений. У нас не было конкурентов, у нас не было врагов. Какие-то имущественные взаимоотношения невозможны, потому что это помещение мы снимаем у очень серьезной организации, у которой очень много объектов в Москве. Если связано с книгами, то это очень печальная история, потому что в России всегда к книгам относились с особым пиететом. Помните, в фильме Ромма «Обыкновенный фашизм» кадры, когда жгут книги? Когда я маленький смотрел этот фильм, я понимал точно, что в России фашизма не будет, потому что в России никогда книг не жгли.

Елена Фанайлова: Магазин «Фаланстер» торгует интеллектуальной литературой политической направленности - и книгами правого толка, и анархистскими, и коммунистическими книгами. Некоторые радикальные комментаторы считают, что за поджогом магазина «Фаланстер» и недавним пожаром в литературном клубе «Билингва» есть прямая связь, и источник этих событий следует поискать околокремлевских структурах. Подозревают и фашистов.

Борис Куприянов: Многие левые люди, я сам себя причисляю к левым, высказывали нам претензии по поводу того, что у нас продается правая литература. Действительно, у нас продавались правые авторы - Юнгер, Генон и прочие правые философы. Так что, я не думаю, что фашисты, глупо фашистам сжигать Генона - это противоестественно. А с другой стороны, те, кто сжигают, они же не читают, так что им, может быть, что Генон, что Ленин, что Троцкий, что Толстой, что Пушкин, совершенно все равно. А что касается руки Кремля, очень все это странно. Если власти хотели закрыть наш магазин, есть тысячи легитимных или полулегитимных способов. Другое дело, что здесь была произведена определенная демонстрация. Мне кажется, что здесь речь идет не столько о руке Кремля, вряд ли Путин, когда встречался с «Нашими», когда сказал, что они должны работать так дальше, не формально, не по шаблону, а с огоньком, имел в виду поджог магазина «Фаланстер». Я не думаю, что он об этом знает. Другое дело, что общая ситуация в стране складывается очень странным образом: культура находится в опасности. Это не связано с какими-то запрограммированными действиями политиков, властей, а связано с тем, что во времена Ельцина культура была священной коровой, интеллигенцию вообще старались не трогать. Она получала копейки, нищенствовала, но при этом была уверена, что эта власть их. Сейчас в последние два года ситуация меняется. Люди, не обремененные культурным багажом, считают, что имеют право влиять на культуру. Отчасти это верно, наверное, потому что культура принадлежит народу, но уж больно они это странно делают. Ситуация с выставкой «Осторожно, религия!», потом история с Сорокиным – это все такие маленькие черточки, но все это укладывается в единую канву.

Елена Фанайлова: За неделю до поджога магазина «Фаланстер» сгорел литературный клуб-кафе «Билингва», возможно, самый активный в Москве клуб либеральной и леволиберальной мысли. Его создатели сделали в свое время сайт «Полит.Ру». Сейчас на месте клуба почти полностью сгоревшие стены, рухнувшие перекрытия библиотеки и кафе. Книги уничтожены практически полностью. Москва лишилась сразу двух заметных источников информации и независимой мысли.

Борис Куприянов: У нас было мало площадей, и мы с самого начала пытались делать дискуссию книг, дискуссию идей, а не дискуссию людей, а «Билингве» было позволительно сделать дискуссию людей. Там собирались совершенно разные люди, читали лекции Павловский, Каспаров. Это было важное напряженное место в интеллектуальной жизни города. Если честно, мы даже завидовали в последний год, когда так «Билингва» разыгралась. Москва лишилась двух важных интеллектуальных мест.

Елена Фанайлова: Основатель клуба «Билингва» Дмитрий Ицкович считает, что отсутствие на московской карте клуба «Билингва» и магазина «Фаланстер» изменило социальную атмосферу. Пока на лотках «Фаланстера» подаются книги «Билингвы», а магазин и клуб планируют совместные акции.

Дмитрий Ицкович: Приверженность к ценностям свободы у нас взаимная. А что касается конкретных, чисто политических пристрастий, то они в дело не идут. Политические истоки этого пожара еще выяснятся. Милицейское дело разбираться в преступлении. Нас никто, кажется, не поджог. Если поджог, давайте ловить гаденыша, сажать его в тюрьму. Все остальное будут домыслы. Выгодоприобретатель скорее всего виноват. По крайней мере, должен за это заплатить, если получил выгоду.

Елена Фанайлова: Выгодно мракобесам всех мастей - уже заключают российские комментаторы. А пока в Большой Козихинский приходят люди. Жильцы дома № 10, проходя мимо, сочувствуют: ну как вы, ребята?

Борис Куприянов: Как во всех передачах, «Поле чудес» и прочих, в конце обязательно передают привет: я хочу поблагодарить людей, которые приходят и выражают сочувствие и слова поддержки. Не политизированные люди. Политизированные люди тоже, конечно, но огромное количество наших читателей. Это говорит о том, что мы работали не просто так, и у нас есть люди, которые нас любят, ценят и знают. Я точно уверен, что мы обязательно откроемся. Спасибо за это людям, которые приходят и выражают свое участие.

XS
SM
MD
LG