Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московские власти готовятся к реализации очередных амбициозных архитектурных проектов


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Андрей Шарый: Московские власти готовятся к реализации двух очередных амбициозных архитектурных проектов. Столичное правительство решило воссоздать дворец XVII века в Коломенском и достроить Царицынский дворец. Искусствоведы относятся к этим намерениям довольно скептически.

Лиля Пальвелева: Мало кто знает, в Москве существуют подлинные историко-архитектурные памятники, требующие срочных реставрационных работ, но забытые властями. Стремительно ветшающий дом поэта Веневитинова тому пример. Между тем, деньги (и немалые!) постоянно тратятся на столь любимые Юрием Лужковым реконструкции давно утраченных объектов. Достаточно вспомнить Храм Христа Спасителя. Далее - длинный список. Министр культуры Российской Федерации Александр Соколов подчеркивает.

Александр Соколов: Что такое новодел? Все, что мы сегодня с великим почитанием и с уважением к труду, приложенному к пригородным дворцам Петербурга, вспоминаем, это все новоделы. То есть они были приведены в такую степень руинированности, что все, что там было сделано, по категории это новоделы. Тем не менее, для нас это несомненные ценности и конечно это был единственно правильный путь восстановления разрушенного.

Но сегодня, к сожалению, очень часто мы сталкиваемся с другим, когда памятник, который вполне подлежит настоящей научной реставрации, фактически разрушается, и прикрытие этого разрушения - это и есть понятие новодел. Вот в Москве достаточно много таких случаев на виду, поэтому, конечно, к ним у меня однозначно отрицательное отношение.

Лиля Пальвелева: С большой долей скепсиса Александр Соколов относится и к идее восстановить снесенный - ни много, ни мало - 250 лет назад деревянный дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском. А председатель Комиссии по сохранению историко-культурного наследия Союза художников России Алексей Клименко приходит в ужас и от идеи достроить незавершенный при Екатерине Великой Царицынский дворец.

Алексей Клименко: Я очень боюсь любых инициатив московского правительства относительно памятников, вообще ценностей историко-культурного наследия. Поскольку мы хорошо знаем, что Манеж погублен как памятник, он стал таким, каким он никогда не был, и это в результате вмешательства господина мэра. Что же до Царицыно, я очень боюсь, что это тоже обернется таким же, каким стал Гостиный двор и Манеж, потому что это штабной метод, большевистский метод: за два года немедленно сделать все, как замечательным нашим администраторам кажется. Тем более что господин Бирюков, префект Южного округа, очень динамичный, очень энергичный человек. И получится очередной Казанский собор или Храм Христа Спасителя - быстро и уродливо, и очень далеко от того, что было когда-то.

Лиля Пальвелева: Руины дворца в Царицыно в том виде, какими их оставила разочаровавшаяся Екатерина, - это памятник, объект историко-культурного наследия. Но должный уход, то есть научная консервация, нужна и руинам. Или, может быть, разумнее завершить некогда начатое великими архитекторами Баженовым и Казаковым? Вот что думает об этом Алексей Клименко.

Алексей Клименко: Можно ли оставить руины? Конечно, можно было, если привлечь альпинистов, законсервировать стены, это были бы такие великие руины русской культуры. Но принято уже Лужковым, а не учеными, решение делать так, как было временно после Казакова, то есть с этими гигантскими колпаками медными над башнями, над дворцом. Но поскольку это с такими штурмовыми методами, как все, что у нас делается, я очень боюсь, что результат будет чрезвычайно печальным. Если сейчас то, что здесь, в Царицыно, вызывает восхищение, это действительно романтические руины, то потом это будет так же мерзко, как все муляжи, которые сейчас "обогащают" как бы ландшафт Москвы архитектурный.

Лиля Пальвелева: Ну, а что же Коломенское? То, что задумали там, по выражению Алексея Клименко, «сплошная беда».

Алексей Клименко: Пока еще Коломенское, несмотря на асфальт и современные сооружения, эти домики безобразные в русском стиле, где всякие кафешки и магазинчики, все-таки там бывать не так страшно, как в центре Москвы, в Замоскворечье и других местах. Если этот дворец, не дай бог, будет построен, то получится вот такой же гигантский муляж, который растопчет своими вполне уродливыми формами сложившиеся зеленые насаждения, виноградные ворота и так далее. То есть ту входную зону, которая у храма Казанской Божьей матери.

Мне кажется, гораздо эффективнее, если бы в том же Коломенском были такие установки, где был бы экран, такое окно истории, и чтобы желающий, бросивший туда монетку (5 рублей, например), мог бы увидеть на экране, что здесь образы дворца и слова, которые с этим дворцом связаны. Что-то относительно восьмого чуда света. То есть использовать современные технологии, а не делать муляжи. Иначе получится вот это русское подворье в Измайлове, такой чудовищный торговый центр в русском стиле.

Лиля Пальвелева: От дворца в Коломенском сохранились только фундаменты, найденные археологами. В случае если на этих фундаментах начнут возводить постройку, придется уничтожить 117 старых деревьев, которыми славится музей-заповедник. Причем, погибнет и часть липовой аллеи, заложенная повелением Александра Первого. Полное название Коломенское - Историко-архитектурный и природный ландшафтный музей-заповедник. Что планируется разместить внутри Коломенского и Царицынского дворцов. Рискну предположить, что не музеи, ну или не только музеи.

На официальном сайте Коломенского читаем: "Ежегодно количество туристов, которые приезжают сюда, только увеличивается, а вот гостиничного комплекса здесь нет. Особой формой обслуживания туристов должны стать стилизованные под старину заезжие избы".

Тенденция и система ценностей обозначены с предельной откровенностью.

XS
SM
MD
LG