Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

140 лет Ленинградскому зоопарку


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие директор Ленинградского зоопарка Ирина Скиба и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Олег Яхонтов.

Татьяна Валович: 14 августа исполнится 140 лет Ленинградскому зоопарку. Сегодня в нем насчитывается более 2000 экземпляров животных.

Олег Яхонтов: "Будучи вполне уверен в самом благородном вашем покровительстве, я осмеливаюсь изъявить вашей светлости свое желание устроить на свой счет зоологический сад, без всякого денежного пособия, который существует во всех столицах и больших городах Европы, но не в Петербурге", - именно с этого прощения прусского подданного Юлиуса Гебгардта об устройстве зоосада и началась его история. 1 августа (по старому стилю) 1865 года Зоосад на Петербургской стороне на том же самом месте, где находится и теперь, был открыт вместе с рестораном "Зоология". Со временем он стал местом, куда, как писала пресса, можно пойти с детьми и несравненно более приличным чем Таврический или Летний сад. Со временем Зоосад стал и крупнейшей концертной площадкой Петербурга. В дальнейшем он переживал взлеты и падения, у него менялись хозяева. В начале 20-го века Зоосад был даже выставлен на торги.

Ленинградским же зоопарк остался в память о днях блокады. Не ушедшие на фронт или оборонительные работы сотрудники делали все возможное, чтобы сберечь своих подопечных. Зоосад закрывался только в самую страшную осень и зиму 1941-42 годов, но уже 8 июля он торжественно открылся для посетителей, доказывая, что город жив. После войны зоопарк посещало в год более полутора миллионов человек. С тех пор много говорилось и писалось о реконструкции зоопарка, но по разным причинам шла она очень медленно. Так, например, в 80-м году зоопарк не получил необходимых средств из-за проведения более приоритетной Олимпиады. В последние годы не добавляли стабильности и частые конфликтные ситуации, которые возникали вокруг смены руководства зоопарка, планов его реконструкции и даже возможного переноса. Но так или иначе Ленинградский зоопарк живет и развивается, многие его жители воспитывают свое потомство, а значит, жизнь продолжается. Ну, а внимание, которое уделяют зоопарку и городские власти, и средства массовой информации, и жители объясняется утверждением знаменитого зоолога, доктора Гржимека о том, что зоопарк - это лицо города. О нем просто нельзя не заботиться.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях директор Ленинградского зоопарка Ирина Скиба. Ирина Сергеевна, если по образному выражению доктора Гржимека, зоопарк - это лицо города, то с каким же выражением и с каким настроением вы встречаете юбилей?

Ирина Скиба: В первую очередь, мне хочется поздравить с юбилеем всех наших сотрудников зоопарка, которые готовили лицо зоопарка к этому юбилею. Очень хочется поздравить с нашим юбилеем всех наших друзей, спонсоров, опекунов, потому что они тоже помогали готовить лицо нашего зоопарка к юбилею, к такой знаменательной дате, как 140-летие нашего Санкт-Петербургского зоопарка.

Татьяна Валович: На день рождения принято получать подарки. Наверное, это будет сюрпризы. Но чего вы ждете и какой главный подарок хотелось бы получить зоопарку?

Ирина Скиба: У нас так было много дел, забот и событий, что мы как-то о тех подарках, которые могут подарить нам, особо не задумывались, мы старались подготовить зоопарк к этому юбилею, чтобы наши гости, наши жители, которые придут к нам 14 августа в воскресенье, получили какое-то удовольствие эмоциональное от зоопарка. Ну, а если будут подарки, мы будем благодарны всем тем, кто нам их дарит.

Татьяна Валович: А все-таки главный подарок, который бы хотелось получить зоопарку?

Ирина Скиба: Я считаю, что главный подарок мы уже получили. Во-первых, это визит губернатора в наш зоопарк и оценка деятельности зоопарка за прошедшие два с лишним года. И второе, вопрос о зоопарке вынесен на правительство, и в сентябре правительство города заслушает вопрос о развитии зоопарка.

Татьяна Валович: Значит ли это, что те перипетии, те конфликты, которые преследовало зоопарк в последние годы, преодолены? Как сейчас чувствует себя коллектив, есть ли у него взаимопонимание внутри и взаимопонимание с администрацией города?

Ирина Скиба: Лично я не очень задумываюсь о взаимопонимании, потому что очень много работы, очень много приходится делать дел в зоопарке.

Татьяна Валович: Но дела-то должны делаться коллективом единомышленников.

Ирина Скиба: Что касается коллектива, то мне кажется, что уже коллектив единомышленников на сегодняшний день собирается в зоопарке, потому что работать становится легче, существует взаимопонимание. Но все равно, на мой взгляд, единого сплоченного коллектива еще пока нет, и тут предстоит еще долго работать, потому что коллектив подбирается не за один день и даже не за два года.

Татьяна Валович: Как приходят люди сейчас в зоопарк? Откуда? Ведь не секрет, что зарплаты не очень большие. Кто же идет работать, насколько грамотные специалисты? Наверное, это больше всего волнует петербуржцев.

Ирина Скиба: В зоопарк приходят, скорее всего, случайно или люди, которые занимались животными в детстве, занимались в каких-нибудь зоологических кружках, и после школы, когда начинают думать, куда им пойти работать, часто приходят работать в зоопарк. Это еще не значит, что это дело их жизни, что они в зоопарке останутся надолго. Специалисты - это люди, которые закончили либо университет, либо сельхозинститут. Но при этом ни там, ни там не готовят конкретно работников, сотрудников для зоопарка. В западных странах существует школа кипперов, где готовят специально рабочих по уходу за животными. У нас сегодня такой школы нет. И в перспективе мы планируем такую школу при зоопарке устроить, то есть чтобы все рабочие получали образование, именно зоопарковское образование. Вот в течение двух лет я провожу такую практику чтения лекций зоологических, экологических специалистами университета в нашем предприятии. Но пока что эта лекция носит такой свободный характер, их посещают только те, кто хочет их посещать. Надо ввести какую-то школу, которая будет постоянной в образовательном процессе, именно кипперов по уходу за животными.

Татьяна Валович: Нет ли идеи, может быть, какой-то специальности пускай в том же университете?

Ирина Скиба: Устроить специальный курс в университете для группы учащихся достаточно сложно, потому что нас не так много в зоопарке. У нас на сегодня 279 сотрудников и штат практически занят - и рабочих, и специалистов.

Татьяна Валович: То есть это должна быть программа повышения квалификации?

Ирина Скиба: Да, это должна быть программа повышения квалификации и для специалистов, и для сотрудников зоопарка. Я очень стараюсь устраивать командировки для специалистов, потому что когда они видят другие зоопарки, особенно европейские, он могут сравнить наш зоопарк и куда нам надо развиваться в дальнейшем, с другими зоопарками. Например, в мае 10 наших специалистов посещали Чехию для того, чтобы посмотреть 15 чешских зоопарков. 15 - в одной маленькой Чехии! А у нас один маленький зоопарк практически на весь Северо-Запад. Они могут понять и оценить, куда нам стоит идти, потому что идти нам надо вместе. Если продолжить тему нашего образования, то в этом году у нас сотрудники посещали Англию, у нас ездили сотрудники в Таллинский зоопарк, мы очень много курсируем по странам СНГ и по России. Я всегда стараюсь послать сотрудников в какие-то другие зоопарки, чтобы они могли видеть, как мы живем. Ну, а что касаемо зарплаты, то я должна сказать, что на сегодняшний день наш питерский зоопарк наиболее удачен среди зоопарков России, у нас их всего 10, у нас их мало. Опять-таки могу сказать, в маленькой Чехии их пятнадцать, и шестнадцатый - частный зоопарк. А у нас всего 10 зоопарков в России. Но уже во многих городах России начинают понимать, что зоопарк - это очень важная структура городская и что желательно, чтобы в городе зоопарк был. Даже в тех городах, где зоопарков не было, они начинают возникать.

Татьяна Валович: Вы говорили о том, что сотрудники ездят по разным странам, приобретают опыт. А есть ли возможность вот этот опыт реально воплотить?

Ирина Скиба: Да, конечно, опыт воплотить всегда можно. Те, кто посещают зоопарк постоянно, не спонтанно, а приходят к нам каждый год, они видят, как зоопарк все-таки меняется к лучшему. Он становится более единым и более продуманным на сегодняшний день. Мы, конечно, не можем сделать грандиозных перестроек в силу того, что это все-таки достаточно большие финансовые вложения, но сделать что-то небольшое и красивое мы можем. И мы уже попытались показать жителям нашего города и правительству города, что есть такие экспозиции, которые вполне могут быть на нашей маленькой территории и которые будут красивы, эмоционально воспринимаемы и эстетически могут воспитывать наше население.

Татьяна Валович: Но самая-то главная проблема все равно остается - территория. Сколько бы мы не говорили о том, что вы работаете, стараетесь внедрить новые технологии, но когда животное содержится на достаточно ограниченном месте... Об этом говорят и многие защитники животных, что нужно увеличивать территорию. Давно говорилось о том, что надо бы зоопарку иметь, может быть, вторую территорию, большую, по примеру европейских зоопарков, там они будут чувствовать себя более вольготно, а Ленинградский зоопарк на историческом месте сохранить, может быть, в каком-то другом виде, некоторых животных только. Сейчас обсуждается генеральный план развития Петербурга. Есть какие-то подвижки?

Ирина Скиба: Наша новая территория - притча по языцех, потому что разговоры о переносе зоопарка на другую территорию идут более 100 лет, эти вопросы возникли еще до революции, еще возникали при первых правителях нашего зоопарка. И все время предлагалось выделить зоопарку не менее 100 гектар, где он может демонстрировать коллекцию животных по европейским, международным стандартам, демонстрировать животных не в клетках, а в вольерах и на очень больших площадях. Сегодня этот вопрос не решен. Нам предложено все-таки развивать зоопарк на той территории. Хотя Валентина Ивановна сказала, что территория под новый зоопарк зарезервирована, но поскольку пока у города нет достаточно больших денег ее разбивать, то мы будем приводить в порядок зоопарк именно на нашей исторической территории.

Татьяна Валович: А где эта территория зарезервирована? Вам конкретно на плане показали?

Ирина Скиба: К сожалению, я конкретно не могу сказать, где именно зарезервирована территория. Но раз уж это произнесено, то хочется верить, что эта территория есть. Я думаю, что это будет именно самым большим подарком к 140-летию зоопарка, именно зарезервированная территория. Мы очень переживали, что в нашем Санкт-Петербурге не останется места под развитие зоопарка, поскольку мы можем сделать очень красивый зоопарк на 7 гектарах, мы можем сделать хорошую международную коллекцию, пользующуюся спросом и уважением в научных и международных кругах, но показать животных так, как они живут в природе, мы не сможем на 7 гектарах. Мы сможем сделать небольшие экспозиции для небольших животных. Крупных животных держать на этой территории, я бы сказала, и экономически не оправдано, и этически не оправдано, потому что любому крупному животному невозможно выделить то, что ему необходимо для проявления всех своих возможностей - и попрыгать, и побегать, и поплавать, и организовать семью, и размножиться.

Татьяна Валович: Но в то же время даже на малых территориях звери размножаются. И в это году кто у вас появился?

Ирина Скиба: Ну, самое приятное было, что у нас размножились выдры, у нас опять есть медвежонок, у нас размножились молодые маралы, совершенно недавно появился ребеночек. Очень многие обычные виды у нас размножаются по-прежнему. Можно увидеть у нас носушек еще маленьких, подрастающих. Нашей гордости - снежному барсу Гуле, которая подарена Казанскому зоопарку в честь 1000-летия Казани, уже исполнился год, мы отмечали ей день рождения, она еще маленькая, мирная, пушистая, ласковая, очень хорошая. Я думаю, что это достойный подарок Казани в честь 1000-летия.

Татьяна Валович: Ирина Сергеевна, а вы помните свой первый день работы в зоопарке, не в качестве директора, а когда вы пришли?

Ирина Скиба: Конечно, помню.

Татьяна Валович: И с чем он был связан?

Ирина Скиба: Я пришла в зоопарк работать рабочей по уходу за животными совершенно случайно, без какой-то особой подготовки. Так жизнь сложилась, что я поступила на вечернее отделение биологопочвенного факультета и, естественно, вечернее отделение подразумевало работу где-то в дневное время. Я шла по Александровскому парку после сдачи экзаменов и когда я увидела, что я недобрала баллы на дневное и буду учиться на вечернем, увидела зоопарк, зашла и устроилась на работу. Попала сразу работать в ветеринарный отдел нашего зоопарка рабочей по уходу за животными. Там, как всегда, не хватало рабочих. В зоопарке очень часто не хватало рабочих.

Татьяна Валович: А сейчас?

Ирина Скиба: Я могу сказать, что практически мы собрали полный штат рабочих по уходу за животными. У нас осталось небольшое количество свободных ставок, которые, скорее, не занимаются не потому, что мы не набираем штат, а потому, что у нас есть такая система формы оплаты труда, как КТУ, она такая, может быть, несколько давняя, социалистическая, но очень удобная в зоопарке, и эти ставки практически держатся для того, чтобы сотрудники могли заработать больше в течение...

Татьяна Валович: То есть какое-то поощрение?

Ирина Скиба: Это не поощрение, это работа. Поощрение - это премии и надбавки. Именно КТУ - это работа. Они выполняют дополнительный объем работы и за это получают коэффициент трудового участия, получают дополнительные деньги.

Татьяна Валович: Но при выполнении дополнительного объема работы тратится больше времени, больше нагрузка на человека. Не относится ли он к ней более халатно?

Ирина Скиба: Нет, как правило, опытные рабочие успевают в течение дня выполнить больший объем работы, чем запланирован на рабочего в его должностных инструкциях и обязанностях.

Татьяна Валович: А какое самое дорогое животное в зоопарке по содержанию?

Ирина Скиба: Самые дорогие, наверное, крупные хищники - белые медведи, тигры. Это, наверное, самые дорогие. Но могу сказать, что белый медведь - это самое окупаемое животное в зоопарке, потому что животные, как правило, не окупаемы и стоимость самого животного намного меньше, чем его содержание в зоопарке в течение года.

Татьяна Валович: А что значит окупаемы? Ведь билет-то один на всех животных. Как он может приносить дополнительный доход зоопарку?

Ирина Скиба: Животные - это товар, товар имеет свою цену. Цена у него, как правило, рыночная. Сегодня большим спросом пользуются белые медведи.

Татьяна Валович: То есть те медвежата, которые появляются, приносят прибыль зоопарку?

Ирина Скиба: Да, приносятся зоопарку прибыль. И они именно приносят прибыль, потому что содержание медведя меньше, чем стоимость этого медведя на рынке сегодня. Потом - также как с любым другим товаром. Сегодня этот товар пользуется спросом, завтра он не пользуется спросом. Поэтому когда мы подбираем коллекцию, здесь очень много моментов: стоит ли заводить то или иное животное в коллекции зоопарка.

Татьяна Валович: Т есть надо просчитать все?

Ирина Скиба: Да, просчитывается абсолютно все, особенно в зоопарке, когда считается каждая копейка на содержание и животных, на оплату труда, на коммунальные расходы. Потому что зоопарк - не столь дешевая игрушка, зоопарк - все-таки предприятие дорогое, и уже в этом году мы думаем, как будем жить в следующем, и не только в следующем, но и в последующие годы.

Татьяна Валович: В этом году планируется в Петербурге открыть океанариум. Это достаточно хороший коммерческий проект, интересный. На него нашли деньги, на него нашли место. Значит ли это, что он более самоокупаемый, чем зоопарк?

Ирина Скиба: Ну, раз мы перешли уже к экономической составляющей зоопарка, то могу сказать, что во многих городах зоопарки не только самоокупаемые, но и прибыльные. Они, как правило, частные, то есть муниципальных зоопарков не столь много. А поскольку мне пришлось работать в зоопарках и европейских, и американском, то могу сказать, что частные зоопарки очень успешны. Сотрудники в частных зоопарках чувствуют себя намного комфортнее и зарабатывают гораздо больше денег.

Татьяна Валович: Не хотите ли вы тогда форму собственности сменить Ленинградского зоопарка?

Ирина Скиба: Я не могу изменить форму собственности, я не собственник зоопарка и не частное лицо, и директор зоопарка, который приставлен его охранять и служить зоопарку. Поэтому я буду служить ему настолько, насколько хватит моих сил и способностей. Что касаемо опять-таки частных зоопарков, то могу сказать, что немного там и система отношений сотрудников зоопарка другая, чем у нас, и они относятся по-другому и к своей работе, и к самому зоопарку. Они работают очень объединено. У них нет - я хочу или я не хочу, у них есть - это наш зоопарк, который мы должны проталкивать на рынке продаж. И все зоопарки частные очень хорошо существуют. Мне пришлось поработать в австралийском зоопарке, когда я отвозила туда белых медвежат, как специалист. Две недели дали мне возможность получить очень большой опыт и ознакомиться не только с работой рабочего, потому что я в принципе выполняла там обязанности рабочего по уходу за животными. Но ко мне очень хорошо относился весь коллектив зоопарка, мы очень много разговаривали и о финансах, и о структуре зоопарка, и о том, как работает каждый механизм этого зоопарка. Практически там каждый человек работает вот в этом едином механизме очень сплоченно и не выбивается из этого механизма. А если кто-то начинает выбиваться, то он практически уже не работает в зоопарке. А так как там успешны все сотрудники, то там очередь на трудоустройство в этих зоопарках. В прошлом году мы посещали на конференции Европейской ассоциации директоров зоопарков Кольмарден, это шведский зоопарк, у него 4 собственника. Нам он очень понравился, потому что он построен просто, дешево и очень продумано. Это тоже частный зоопарк. Рядом с этим зоопарком существует такое частное заведение, как экзотариум, он не только самоокупаемый, но еще и прибыльный, и хозяин этого экзотариума сейчас строит экзотариумы в других странах.

Татьяна Валович: Как же Ленинградский зоопарк пытается выжить? Как привлечь новые инвестиции? Кто осуществляет весь менеджмент или это тоже все на плечах директора?

Ирина Скиба: В основном да, это на плечах директора на сегодняшний день. Мы не пытаемся выжить, мы живем и живем, я бы сказала, по сравнению с нашими российскими зоопарками, очень хорошо. У нас и зарплата выше, чем в других российских зоопарках, у рабочих. Конечно, это не те зарплаты, на которые можно вольготно жить, но по сравнению с другими зоопарками, у нас зарплата выше. Я разговариваю с директорами других зоопарков и примерно стараюсь, чтобы уровень жизнеобеспеченности наших сотрудников не был ниже, чем средняя зарплата по городу. Допустим, в прошлом году у нас получилось, что средняя зарплата по городу была 7500 рублей, у нас в зоопарке средняя зарплата была 7300 именно у рабочего контингента зоопарка, я не беру специалистов, которые могу получать гораздо больше. У них зарплаты выше, чем средний уровень по нашему городу. Но опять-таки нам жить немного легче, чем другим зоопаркам, потому что на сегодня мы унитарное предприятие, это коммерческое предприятие, и зарплаты мы устанавливаем не по тарифной сетке, как бюджетное предприятие, а все-таки устанавливаем самостоятельно. И у нас большие возможности различных доплат и надбавок в зоопарке.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, как все-таки удалось во время блокады сохранить животных в Ленинграде?

Татьяна Валович: Вот такой исторический вопрос. Ну, для этого, наверное, нужно зайти на сайт, если есть такая возможность, Ленинградского зоопарка, где вся история описана. А книги об истории Ленинградского зоопарка есть?

Ирина Скиба: Да, есть, и книги написаны об истории Ленинградского зоопарка. У нас очень много сотрудников занимались и писали статьи об истории Ленинградского зоопарка. К сожалению, многих сотрудников уже нет, потому что возраст им не позволил дожить до 140-летнего юбилея. Но я надеюсь, что мы еще очень много о зоопарке нашем напишем. Я думаю, что животных во время блокады удалось сохранить любовью, только любовь может позволить человеку сохранить все и преодолеть все сложности и трудности в жизни.

Татьяна Валович: Я даже знаю, что бегемотиху, которая в блокаду жила, ее отпаивали горячим чаем, поливали теплой водой в страшные морозы, чтобы она выжила, этот пример я помню с детства. Когда мне рассказывали, он меня потряс просто.

Ирина Скиба: Об этом примере мы очень часто любим рассказывать, потому что он говорит именно о любви человека к другому живому существу, поскольку Дашкова, которая ухаживала за этой бегемотихой, она ведь не уходила ни в какие бомбоубежища. Ведь бомбежки на зоопарк пришлись в большой мере, потому что зоопарк рядом с Петропавловкой находится, а бомбили Петропавловку, и все попадало на зоопарк. Она ведь ложилась вместе с ней в пустом бассейне, обнимала ее, чтобы бегемотихе не было страшно. Вот это взаимное выживание людей и животных в таких страшных условиях. К счастью, нам не пришлось такое пережить и надеюсь, такого в нашей жизни не будет. Но я преклоняюсь перед подвигом тех людей, которые сумели сохранить животных в те тяжкие условия. Ведь, собственно говоря, даже когда у нас родился обезьяныш, ему приносили молоко из института Отта, чтобы этот обезьяныш не погиб. И он выжил в блокаду. Умение людей отдать все другому человеку спасает и самого человека, и то живое существо, которому отдаешь.

Татьяна Валович: Звери, как и люди, стареют, иногда стоишь у клетки и слышишь, что, вот, он еле на ногах держится, люди не представляю, что, может быть, просто этому животному уже очень много лет. Как вы считаете, нужно ли демонстрировать таких животных и как доживают свой век у вас животные в зоопарке?

Ирина Скиба: Мое личное мнение, таких животных, скорее всего, демонстрировать не стоит посетителям зоопарков. Но дело в том, что нам их некуда убрать, мы их вынуждены держать в тех же клетках, в которых они прожили весь свой век. Это заслуженные животные, они в течение многих лет жили в нашем зоопарке, они пенсионеры. Я считаю, что они имеют право на достойную старость. Это вопрос очень спорный, во многих зоопарках его обсуждают, на международных конференциях, стоит ли применять эвтаназию для старых животных, которые немощны, больны. Мы примерно решаем так: если животное не испытывает физического страдания, то пусть оно живет. Мы вешаем таблички на клетке. Поскольку я хочу по зоопарку достаточно много времени, я часто слышу от посетителей, что, вот, животное выглядит ужасно. В основном, я бы сказала, что у нас сегодня такое одно животное, это старый тигр Мейсон, который подарил зоопарку очень много детенышей. Он действительно заслуженный, он прожил уже 11 лет, это достаточно большой срок для тигров в зоопарках, потому что на маленькой территории (у тигров не так много места в нашем зоопарке) они очень быстро начинают болеть, и тогда встает вопрос - либо не держать этого гордого хищника вообще в зоопарке, либо его содержать, но не иметь возможности предоставить ему нечто большее, в размере гектара или двух.

Татьяна Валович: А что вы вешаете на клетки, вы не договорили...

Ирина Скиба: У нас есть таблички, что животное старое, поэтому оно так плохо выглядит. Мы показываем посетителям тот факт, что это животное не доведено до такого состояния, а именно просто уже состарилось. У нас просто не поднимается рука этих животных усыплять. Мы их держим до последнего, до их естественной смерти. При этом если учесть, что тот же Мейсон временами начинает играть, у него бывает очень активный образ жизни, когда это видишь... Если кто-то может, я не могу.

Татьяна Валович: Как надо готовиться к посещению зоопарка и надо ли?

Ирина Скиба: Я думаю, что надо готовиться к встрече с животными и постараться их увидеть. У нас очень много животных и очень часто слышишь, что, вот, никого не вижу. Животное - это не картина, висящая на стене, хотя мы и называемся музеем живой природы, животное все-таки живое, оно бегает, прыгает, уходит в домики, ему может нравиться себя показывать, а может не нравиться: в данный момент оно хочет отдохнуть. Поэтому из 2000 животных, которые у нас есть в зоопарке, всегда можно кого-то увидеть. Сложно сказать, что, вот, никого не вижу.

Татьяна Валович: А какие-то рекомендации, когда лучше приходить - утром, вечером, в момент кормежки?

Ирина Скиба: Лучше, конечно, приходить в моменты кормежки, тогда животные активизируются. Например, хищных млекопитающих мы кормим раз в день в районе где-то 2 часов, и тогда они, конечно, выходят из своих убежищ и радуются той пище, которую им принесли. К вечеру, конечно, животные уже устают и стараются уйти в свои домики, в свои убежища. Но по большей части надо внимательно посмотреть на клетку, потому что есть деревья, листва, ветки, животное может спрятаться в той окружающей среде, в той экологической обстановке, которую оно имеет. Очень много активных животных, которые очень хорошо себя показывают. Мы, вообще, стараемся более-менее коллекцию формировать так, чтобы посетители могли наших животных видеть, чтобы они были интересные. Просто процесс формирования коллекции не столь быстр, это достаточно долгий процесс, идут переписки, пока животное можно в зоопарк привезти. Очень многие животные в Красной книге и мы должны получить разрешение не только своих экологических властей, но еще разрешение различных организаций московских. Поэтому все это долго. В течение полугода-года мы только списываемся, прежде чем какое-то животное в зоопарк привезем.

Татьяна Валович: Те праздники и тот юбилей, который будет отмечаться в воскресенье, все-таки это достаточно шумно, не пугает ли это животных, не наносит ли это им вред? Как вы соотносите, скажем, тот же уровень децибел музыки, чтобы животным не причинять уж слишком большого беспокойства?

Ирина Скиба: Во-первых, мы всегда учитываем поведение животных и их возможность переносить какие-то шумы. Поэтому праздники у нас проводятся в основном на центральной площадке зоопарка, там в основном кенгуру, которых мы на время особых шумов убираем в домик, чтобы им не было страшно, и в домике они себя чувствуют комфортно. Конечно, мы стараемся регулировать все звуки, которые в зоопарке появляются. Но я могу сказать, что, например, тот летающий вертолет над нашим зоопарком со стороны Петропавловки производит гораздо больше шума и вреда зоопарку, чем все праздники, которые проводятся у нас на территории.

Татьяна Валович: А как-то согласовать эту действия невозможно?

Ирина Скиба: Не удается. Это коммерческая структура и не удается согласовать. Как раз их полеты приходятся у нас на горнокопытных, и горнокопытным это мало нравится, когда шум вертолета прямо над их горкой. Потом как-то праздники у нас более зоологические, и поэтому такие шумные концертные праздники у нас бывают крайне редко. А наши праздники, которые посвящены именно животным, они проходят с викторинами, с менее шумными какими-то мероприятиями, тем более что посетители ведь тоже создают определенный шум и животные, которые и родились в зоопарке, и очень долго в зоопарке живут, они к этому привыкают. У них есть домики, куда они могут уйти, если им вдруг становится некомфортно.

Татьяна Валович: Что будет в это воскресенье?

Ирина Скиба: В это воскресенье с 12 часов у нас нон-стопом пойдет весь праздник. Он будет проходить в различных частях зоопарка. Будут и викторины, и подарки, и конкурсы, и призы. Но пусть это будет сюрпризом, и те, кто придут, увидят все то, что в зоопарке будет.

Татьяна Валович: Ирина Сергеевна, была такая заметка, что Ленинградский зоопарк открыл какую-то клинику для зверей, и туда могут приходить все горожане, кто имеет (сейчас это очень модно) всяких редких животных.

Ирина Скиба: Да, у нас с февраля месяца начала работать ветеринарная клиника. Попасть в нее можно, не заходя в зоопарк, и нужно в нее попасть, не заходя в зоопарк, потому что это структура от зоопарка отделена, у нас есть барьер между клиникой и зоопарком. У нас работают в этой клинике опытные врачи. Все, кто держит особенно редких животных, могут обращаться в клинику за консультациями и за оказанием помощи своим питомцам. К сожалению, сейчас в связи с птичьим гриппом мы не можем принимать птиц, нам запрещено это нашей районной ветстанцией, мы даже не можем их принимать теперь из других зоопарков, пока не снимется опасность возникновения птичьего гриппа. К сожалению, он был занесен в Новосибирск перелетными птицами. Мы ограничить себя тоже от птиц, которые прилетают в зоопарк, не можем. Но все, что можем, мы, естественно, сделаем для предотвращения заболевания в зоопарке.

XS
SM
MD
LG